ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он крепко сжал тонкие губы, так что они побелели, и невидящими глазами смотрел на немую доску объявлений. Себастьян сказал в Лиссабоне, что у него есть шанс обеспечить себя на всю жизнь - заработать столько денег, что ему и не снилось. А работы всего-то на несколько минут. И вот теперь его уносит от Рио, и он бессилен что-либо изменить. Он постарался заглушить гнев и спокойно поразмыслить над создавшейся ситуацией. Из-за этого крюка корабль прибудет в Монтевидео никак не раньше, чем через четыре дня, а Себастьян предупредил, что ему надо быть в Рио не позднее шестого числа - а иначе пиши пропало. А шестое будет как раз завтра! Черт! Черт! Ну почему, ради всего святого, он оказался таким дураком и не сбежал с этого проклятого судна в Салвадоре-де-Баия?

Он стоял и мрачно разглядывал листок с каракулями старпома, но перед глазами у него только проносился вихрь его мрачных мыслей. Только после того, как чья-то рука легла ему на плечо и несколько раз сильно потрясла его, Мендес понял, что к нему кто-то обращается.

- Плохие новости, стюард?

Даже в таком взвинченном состоянии Мендес понял, что перед ним один из четырех пассажиров - маленький кругленький человечек с пухлым шарообразным лицом и тоненькой ниточкой усов под носиком-пуговкой. Звали пассажира не то Дантес, не то Дюмас, не то Дортас. Его большие черные и словно бездонные глаза поблескивали, а редеющие седые волосы были какими-то пегими, точно их неровно окрасили. Насио мрачно уставился на него.

- Простите, сеньор?

Коротышка был воплощенное терпение.

- Я говорю, это объявление для вас просто как гром среди ясного неба.

- Объявление? - Насио заставил себя отвлечься от только что прочитанных им роковых слов и машинально напустил на себя привычное раболепие судового стюарда. - Нет, сеньор, я просто удивился. Мне-то какая разница.

Коротышка некоторое время задумчиво изучал лицо Насио, а потом переменил тактику.

- Вы же бразилец? - спросил он небрежно.

Отрицать это было бесполезно - Насио выдавал его акцент, и о его происхождении сразу же догадался даже этот толстяк-коротышка, говоривший по-испански с характерным резкими интонациями уроженца Рио-Платы.

- Бразилец? Да, сеньор.

- Вы разочарованы, что мы не бросим якорь в Рио?

- Разочарован? - На мгновение неуместное словечко едва не вывело Насио из себя, но он подавил снова захлестнувшую его волну ярости и даже умудрился неопределенно пожать плечами и выдавить на губах обиженную улыбку. - Разумеется, любому бразильцу чудесный Рио-де-Жанейро кажется лучшим городом в мире. И не увидеть его, когда оказываешься так близко...

- Жаль! - Подвижные, как ртуть, бездонные глаза сверлили его лицо. Вы мне очень нравитесь, стюард. Мне нравится, как стоически вы восприняли это... разочарование. - Маленькие покатые плечи чуть приподнялись. Полагаю, на вашем месте я бы не смог бы сохранить присутстие духа.

Насио ничего не оставалось как только сказать очередную банальность.

- Сеньор, в нашей жизни приходиться смиряться с тем, чему не можешь противостоять. - Произнося эти слова, он захотел сам в них поверить.

- Ну, не всегда. - Коротышка уронил взгляд на затоптанную ковровую дорожку салона и снова поднял глаза на стюарда. - Сообразительный человек всегда ищет любые возможные пути для достижения своей цели. Разные способы. Ну, например, - продолжал он как бы между прочим. - будь я на вашем месте, я бы постарался попасть в Рио. Или во всяком случае попытался бы. - Он помолчал и добавил многозначительно. - И я бы предпринял эту попытку сегодня...

- Сегодня? - переспросил Насио и внимательно посмотрел в глаза собеседнику. Глубокие черные озерца словно посылали ему немое сообщение, но безуспешно. Неужто этот толстячок смеется над ним. Эта мысль разозлила Насио. - И как же, сеньор? Вплавь?

- Нет, - спокойно возразил коротышка. - Сказавшись больным.

Слабая надежда на то, что пассажир, возможно, и впрямь предлагает ему реальный план действий, улетучилась. Было ясно, что коротышка просто фантазер. И сейчас у Насио не было никакого желания продолжать эту бесполезную беседу.

- Я прошу прощения, сеньор...

Маленькая ручка выстрелила вперед и ухватила стюарда за локоть, с такой силой, какой Насио от неё и не ожидал.

- Надо заболеть! - настойчиво произнес толстяк. - Серьезно заболеть. Капитан не тот человек, который позволит члену своей команды мучиться, а может быть, и умереть только потому, что ему хочется ускользнуть от шторма.

Постепенно до Насио дошел смысл услышанных слов и он сощурился. Что ж, это и впрямь идея. Может статься, хорошая идея.

- А чем заболеть?

- Я бы предложил аппендицит. - Коротышка смотрел на него ясным взглядом, и его круглое пухлое лицо оставалось невозмутимым. - А теперь признайтесь - вы ведь нехорошо себя чувствуете.

Насио пристально глядел на странного пассажира.

- Верно, сеньор. Неважно.

- Хорошо! То есть я хочу сказать, я вам сочувствую. Ну и естественно, у вас рези в нижней правой части живота. - Рука Насио импульсивно дернулась к животу. - Нет, - поправил его толстяк. - Чуть ниже и правее. - и взяв Насио за руку, приставил ладонь к нужному месту . - Вот так-то лучше.

- Но...

- И конечно тошнит! - Дортас, или Дантес или Дюмас - несколько мгновений рассматривал окаменевшее лицо стюарда и удовлетворенно кивнул. Вид у вас, по правде сказать, не слишком больной, но ничего, и так сойдет, будем надеяться. Вам бы лучше отправиться сейчас в кубрик и лечь. Воспаление аппендикса - серьезное заболевание.

- Вот только...

- Я сам поставлю в известность судовое начальство. - Маленькая ручка вновь схватила Насио за локоть и сильно подтолкнула к двери. Насио воспротивился. Ему стало ясно, что у Дюмаса, или Дортаса или Дантеса были свои резоны увидеть "Санту Эужению" стоящей на якоре в порту Рио, и он только использовал стюарда в качестве средства для достижения своей цели. Верно, что эта затея на руку и Насио, но все же...

- А зачем вы это делаете, сеньор?

- Зачем? - улыбнулся коротышка. - Допустим, что и мне ведомы приступы тоски по родным местам. и я с пониманием отношусь к ностальгическим чувствам других людей. Или, если угодно, можно педположить, что у меня извращенное чувство юмора и я обожаю всяческие розыгрыши. Или можно сказать, - добавил он холодно, и улбыка вмиг слетела с его губ. - что я с первого взгляда распознаю болезнь и полагаю, что вам необходимо отправиться к себе и лечь в постель. Немедленно!

Его рука подтолкнула Насио к двери. Худощавый стюард позволил вывести себя в коридор. Вне зависимости от намерений пассажира, все это обещало удачное решение возникшей проблемы. Он изобразил на лице страдание, крепко прижал руку к нижней части живота и кивнул.

- Я прошу прощения, сеньор...

- Конечно, конечно, - сказал тот с милой улыбкой.

Пассажир задумчвио смотрел вслед удаляющейся фигуре стюарда, потом вздохнул и отправился на палубу. Небо заметно потемнело и подернулось мрачной желтоватой накипью, особенно пугающей в столь ранний утренний час. Ветер усилился и свистел в вантах палубных кранов. В его тяжелых влажных порывах таилось обещание скорого дождя. Пассажир осторожно переступал через змеяющиеся по палубе канаты и скоро нашел старшего помощника. Он надменно постучал пальцем по плечу высокого моряка.

- Знаете, ваш стюард серьезно болен. - Он старался говорить громко, чтобы перекрыть свист ветра, и в его голосе отчетливо слышались укоризненные нотки, точно в болезни стаюрда была вина старшего помощника.

- Стюард?

Мигеля очень удивило, что именно этот пассажир вдруг так живо заинтересовался судовой жизнью - мало того, так ещё и здоровьем члена команды. Этот пассажир на протяжении всего плавания держался замкнуто, за обеденным столом в кают-компании все больше хранил молчание и избегал участия даже в тех редких развлечениях, которые предлагал капитан для своих пассажиров, а вечерами его часто видели стоящим у борта и задумчиво вглядывающимся в непроницаемую ночь.

2
{"b":"71550","o":1}