ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- И ему адресована записка, оставленная у меня в кармане! Но кто он?

- Пиньейро-то? Он посредник, организующий заказные убийства. Маклер. Маклерская контора в одном лице с большими связями, благодаря которым ему удавалось сводить жертву и исполнителя. Этакая сваха. Это он устроил возвращение Насио Мендеса в Бразилию.

- Зачем?

- Как зачем! Для убийства Хуана Доркаса.

- Нет, я не о том, - помотал головой Уилсон. - Кому понадобилось убивать Доркаса? Кто заказчик?

Губы да Силва тронула легкая улыбка. Но глаза его не улыбались. Он поднял заинтересовавший его несколькими минутами ранее атташе-кейс.

- Ну, конечно, ты же и впрямь не знаешь. Что ж, время тайн прошло. В этом чемоданчике привезли деньги. Но их теперь здесь нет. И на чемоданчике стоит ярлык буэнос-айресской фирмы.

Он подошел к лестнице, ведущей на второй этаж, и тихо позвал. В пустоте второго этажа его голос раскатился долгим эхом.

- Сеньор? - Да Силва набрал полные легкие воздуха и повторил свой зов громче. - Сеньор? Я уверен, что вы меня слышите. Вам лучше спуститься. Я знаю, что вы там и мне кажется, сегодня уже довольно было убийств.

Уилсон открыл было рот, но да Силва резко оборвал его на полуслове, подняв руку. Он шагнул к лестнице и снова позвал.

- Сеньор, мне придется подняться самому и взять вас силой...

После секундной паузы наверху раздалось шарканье ног. На ступеньках показался мужчина и стал осторожно, словно сомнамбула, спускаться. Да Силва отошел в сторону, зажег верхний свет и направил револьвер вверх. Конус яркого света вырвал из полумрака небольшую фигуру. Сначала короткие ноги в начищенных до блеска туфлях, потом округлое брюшко и сжатые в кулаки ручки, потом полное лицо с ниточкой усов над верхней губой и редкими волосами, местами вроде бы крашенными. Он спустился и остановился, глядя на двоих широко раскрытыми блестящими глазами. Уилсон повернулся к капитану да Силве.

- А это ещё кто?

- Это? - да Силва помолчал, разглядывая маленького толстяка с интересом врача-клинициста. - Это ненасытное, жестокое и неблагодарное чудовище с непомерными амбициями. Которому бы все могло сойти с рук, если бы он оказался чуточку посмышленее. Он явился причиной смерти трех человек, один из которых работал у меня в команде и которого нам всем будет не хватать...

Коротышка собрался что-то сказать, но передумал. Большой смуглый капитан вызывал у него страх. Его пухлое лицо побледнело, на лбу выступили бусинки пота.

- Хочешь, чтобы я вас представил друг другу? - да Силва картинно взмахнул рукой. - Сеньор Уилсон, сотрудник американкого посольства, мой хороший друг... А этот гад - сеньор Алвинор Доркас, брат Хуана Доркаса но, к несчастью для него и его наполеоновских планов, отнюдь не наследник своего брата...

Глава 10

Уилсон наблюдал, как капитан да Силва решительным шагом огибает столики переполненного зала ресторана "Сантос Думонт". Он налил брэнди в пустую рюмку до краев, после чего отставил её на противоположный край столика. Да Силва с видимым облегчением снял пиджак, повесил его на спинку стула и буквально упал на сиденье. Заметив стоящую перед ним рюмку, он улыбнулся.

- Мог бы для начала поздороваться, - бросил Уилсон.

Рука с рюмкой замерла в воздухе.

- Привет, дружище! - Капитан выпил брэнди, поставл рюмку и строго посмотрел на приятеля. - Никогда не прерывай это священное действие Я же чуть не пролил.

- Прошу прощения! Ну вот, - удрученно проговорил Уилсон, - я хочу как лучше, все подготавливаю, а вместо благодарности всегда слышу одни упреки. И так каждый раз.

- Нет, я тебе очень благодарен. Мне эта рюмка была как глоток воды для умирающего от жажды.

Уилсон потянулся к бутылке.

- Ну что, всех проводил?

Да Силва радостно закивал.

- Всех до единого. И вовремя. Последняя группа улетела из Галеао час назад. После того, как глава их делегации произнес прочувствованную речь про нашу гостеприимную страну и красоту нашего города. Приятно, наверное, быть полицейским в городе, где высокие гости не в состоянии придумать повод для приезда - на Камчатке, например.

- Или у нас на Среднем Юго-Западе, - подхватил Уилсон. - Теперь тебе ничего не мешает обедать сняв пиджак.

- Это точно! И уж давно пора. А то я даже начал ходить переваливаясь как гусь, а моя горничная жалуется, что пиджак так растянулся, что соскаивает с плечиков. И портной в претензии: говорит, я у него отбиваю клиентуру таким плохо сидящим пиджаком. Хороший денек! - он взглянул в окно.

- Ну если ты окончательно пришел в себя, может быть, посвятишь меня в дело Доркаса? Я же так до сих пор остаюсь в неведении. После того, как ты в моем присутствии арестовал Алвинора, мы с тобой толком и не поговорили.

- Мда... Я все никак не привыкну к мысли, что это не ваши ребята завербовали Себастьяна. Ну, так с чего начнем?

- Может быть, с самого начала?

- Здравое предложение. Ну что ж, жили-были два брата - Хуан и Алвинор Доркас. Они были поразительно похожи, но тем не менее у них было очень мало общего. Алвинор был лоботряс и гуляка, а Хуан...

- Погоди, - оборвал его Уилсон. - Давай пропустим пору счастливого детства. Как тебе удалось выйти на Алвинора?

- С твоей помощью. Ты меня на него вывел - за что я тебя и благодарю. Ты очень прозорливо посоветовал мне найти сухогруз, старпом которого был фотографом-любителем, и вдруг увидел на одной фотографии человека, очень похожего на Хуана Доркаса. Это была мужская фигура, склонившаяся через борт, да ещё стоящая спиной к зрителю. Но я тогда решил, что это Хуан...

- Ты тогда подумал не только о Хуане, но и о том, что ЦРУ...

- Верно, - кивнул да Силва. - Ну так что, рассказывать дальше об этом блестяще проведенном расследовании или расточать тебе извинения?

- И то и другое, - хмуро ответил Уилсон.

- Хорошо, тогда сначала о деле. Мне показалось странным, что такая фигура как Доркас плыл на одном судне вместе с профессиональным киллером. Да ещё и на сухогрузе. И что уж было совсем странно - я получил анонимное письмо из Салвадора-де-Баия - там сухогруз стоял как раз в день отправки письма, - где сообщалось о планируемом убийстве Доркаса.

- Письмо? Ты мне ничего не говорил о письме!

Да Силва пожал плечами.

- Не хотелось тебя оскорблять в лучших чувствах. В письме содержался намек, что ваше правительство было бы заинтересовано в убий... устранении Хуана Доркаса. В общем, я понял, что ЦРУ, возможно, и в самом деле никакого отношения к этому не имеет...

- Возможно!

- Ну, скорее всего. Когда я учил английский, мне труднее всего давались наречия. Словом, я отослал письмо и фотографию своему старинному другу в Монтевидео и попросил его проверить почерк в Буэнос-Айресе, и он подтвердил мою безумную гипотезу...

- За которую ты схватился только за неимением лучшей?

- Именно! И я оказался прав. Почерк принадлжал брату Алвинору Доркасу. Ну и на фотографии был изображен тоже он, хотя эта спина могла принадлежать любому невысокому толстяку. Вроде тебя.

Уилсон налил себе и своему приятелю ещё брэнди.

- А Себастьян?

- И тут ты помог. Помимо прочего, его поездка сначала в Аргентину, потом в Португалию и возвращение в Рио вызвала у меня сильные подозрения. К тому же у нас просто не было времени заняться разработкой других подозреваемых. А их у нас было предостаточно...

Уилсон покачал головой.

- А этот Алвинор доставил себе хлопот предостаточно. Это же надо было нанять Себастьяна за несколько месяцев до события, ухитриться сесть на тот же сухогруз, что и Насио, и проконтролировать его прибытие в Рио...

- Нам не известно, была ли только в этом причина. Он просто хотел скрыться, не привлекая ничьего внимания. И этот сухогруз оказался вполне надежным укрытием. К тому же у него появилась возможность отправить нам письмо из Салвадора. Что касается хлопот, то они того стоили. В конце концов, согласись, что убийство в момент проведения конференции ОАГ идеальное прикрытие для корыстного убийства, тем более такого скандального известного человека, как Хуан Доркас. К тому же не забудь, что ставки в его игре были очень высоки: если бы задумка Алвинора удалась, он, получив наследство брата, стал бы чрезвычайно богатым человеком.

32
{"b":"71550","o":1}