ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Где он? Где да Силва?

Да Силва улыбнулся.

- Не говори мне, что ты так скоро меня забыл.

- Я не узнал вас, - смутился Фонзека. - Что, черт возьми, вы от меня хотите? Карнавала до следующего месяца не будет. Он вдруг вспомнил давнюю обиду. - Ладно, да Силва, в чем дело?

Голос звучал резко и скрипуче, словно нож, изувечивший его лицо, распорол и голосовые связки.

- У вас ни черта на меня нет, и мы оба это знаем. А если вы хотите поговорить со мной, зачем тащить меня сюда? У вас есть офис в городе.

- Расслабься, Клаудио, - улыбнулся да Силва. - Уверен, лейтенант тебе объяснил, что это сугубо неофициальный визит. - Он приглашающе кивнул. Налей себе.

Вильсон едва собрался взять в баре ещё стакан, как Фонзека, все ещё подозрительно косясь по сторонам, откупорил бутылку и поднес её к губам. Он сделал глоток, остановился, чтобы вздохнуть, снова глотнул и поставил бутылку обратно. Ничто не показывало, что алкоголь ослабил его подозрительность или обиду. Но больше всего взбесило Вильсона, что он и виду не подал, что оценил качество спиртного, которое заглатывал. Фонзека вытер губы, все ещё хмурясь.

- Ладно, да Силва. Что вы затеваете?

Да Силва откинулся назад, спокойно его рассматривая.

- Как тебе понравится приличная сумма денег и короткий отпуск? С женой и всей семьей?

- У меня нет ни семьи, ни жены. Вы это знаете.

- Я не видел тебя несколько месяцев; откуда мне знать? Ну, тогда с подружкой. Скажем, неделька в Петрополисе? Приятная прохлада в такую жару... С оплатой всех расходов. И достаточно далеко, чтобы уберечь тебя от неприятностей.

- А с какой стати вы меня собираетесь облагодетельствовать? - Фонзека воинственно уставился на капитана. - Мне пока хватает, и не хочу я ваших денег, да Силва.

Да Силва внимательно его изучал.

- А я не вижу, почему бы нет. Все, что мне нужно - попользоваться некоторое время твоей лачугой в Кататумбе. Самое большее - четыре дня.

Фонзека искренне удивился.

- Не нужны мне ваши деньги. Я понял, вы планируете рейд и собираетесь использовать мою лачугу, как наблюдательный пункт. - Мысль была настолько идиотской, что капитан чуть не рассмеялся. - Шутите! Знаете, сколько я протяну, если клюну на ваше предложение? Меня выловят из канавы в ближайшие двадцать четыре часов. Неужели, по-вашему, я полный идиот?

- А я, по-твоему? - возмутился да Силва. - Если бы речь шла об этом, пошел бы я к кому-нибудь, кто знает, что я полицейский? Я выбрал бы кого-нибудь без перечня судимостей длиной в милю, да и историю придумал бы получше!

- Вы никакой истории не рассказали, ни хорошей, ни плохой, - буркнул Фонзека, подтащил поближе табурет и сел лицом к да Силва, вновь потянувшись за бутылкой. На этот раз, судя по мине на лице, он все же осознал, что пьет что-то получше своего обычного репертуара. - В чем идея?

Да Силва покосился на обезображенное шрамом лицо и вздохнул.

- Теперь я помню, что не говорил. И, полагаю, не скажу. Но это не то, о чем ты думаешь. Никто в трущобах замешан не будет, слово даю.

Фонзека нахмурился. Если да Силва дает слово, можно положить его в банк и получать проценты. Он был жестокий, беспощадный сукин сын, но в этом отношении безупречно честен. Беда в том, что он не всегда дает слово, но когда дал, этому меченому оспой ублюдку можно верить.

Да Силва подавил улыбку. Он почти видеть, как маленькие шестеренки скрежещут в голове Фонзеки, и терпеливо ждал, пока все станет на место.

- Ты не единственный, у кого в Кататумбе есть хибара. Поэтому решай живее, нужны ли тебе хорошие деньги.

- Хорошие?

- Достаточно хорошие. Пятьсот конто...

Какого черта, - подумал да Силва, - не будь скупердяем, не твои деньги!

- Даже тысячу конто.

Фонзека ещё больше нахмурился.

- И никаких неприятностей? Тысячу конто? Не верю.

- Лучше поверь, - посоветовал да Силва, - даю слово.

- Конечно, но...

- Никаких но, - смуглый детектив раскинул руки. - Послушай, Клаудио, я дал тебе слово только за себя, а что решит Господь - не в моей власти.

Фонзека помедлил, размышляя, и кивнул.

- Заметано.

И осушил до дна бутылку, словно ставя печать под уговором.

- Хорошо, - спокойно кивнул да Силва и чуть расслабился. - Очень хорошо. Давай поднимемся в Кататумбу и ты покажешь мне свою лачугу.

Он заметил взгляд, который Фонзека бросил на Перейру, и все понял.

- Нет, без него; он слишком хорошо одет. И за милю видно, что он полицейский. Он подождет нас здесь и потом отвезет тебя назад.

Жестом удерживая Фонзеку на месте, капитан перекинулся с Перейрой парой слов. Подозрения на минуту всколыхнулись в Фонзеке, но тут же улеглись и он пожал плечами. Если не будет неприятностей в трущобах, все остальное к черту. Тысяча конто - куча денег.

- Эй, да Силва, а как насчет денег?

Капитан сунул руку в карман и вытащил пачку денег, полученных от девушки, надеясь, что та была в ладах с арифметикой.

- Здесь пятьдесят два конто. Когда вы с лейтенантом поедете в город, получишь остальное.

- Хорошо.

Фонзека очевидно понял, что никто его не собирается обманывать, и сгреб пачку в карман, не считая.

- А в Кататумбе как мне объяснить...

- Что объяснить? Что и когда ты хоть кому-то объяснял? парировал да Силва. - Если кто спросит, скажи, что я твой дед: я слишком молод, чтобы быть твоей бабушкой.

Выбора у Фонзеки не было, хотя один вопрос ещё оставался. Ткнув пальцем в сторону Вильсона, он спросил:

- А он? Он тоже едет?

- Тоже, - поспешно заявил Вильсон и повернулся к да Силве. - Зе, я всегда хотел взглянуть на трущобы изнутри... - он перешел на английский.

- Знаю, - кивнул да Силва, задумчиво глядя на него.

Фонзека подозрительно нахмурился при звуках чужого языка; да Силва посмотрел на человека со шрамом почти сочувственно, потом взглянул на Вильсона.

- Все американцы - от туристов до проживающих в Бразилии лет по двадцать - хотели бы побывать в подлинных трущобах, настоящих фавелах Рио, но только большинство боится. И не без оснований.

Он слабо улыбнулся и язвительно добавил:

- Видимо, чувствуют, что наши трущобы куда колоритнее, чем в Нью-Йорке или Детройте; но, честно говоря, я все их видел, и разницы особой нет, конечно, исключая то, что у трущоб в Рио одно большое преимущество.

Вильсон, набычившись, уставился на него.

- Какое?

Да Силва улыбнулся далеко не искренней улыбкой.

- Наши трущобы населены нами. Тогда как в Вашингтоне, или Кливленде, или Буффало - вами.

Вильсон уставился на него, осознавая, что да Силва прежде всего был бразильцем с обостренной национальной гордостью, и лишь потом - его другом. И сдержал аргументы, уже готовые сорваться с губ, стараясь не вступать в конфликт.

Да Силва долго вызывающе изучал бледное скованное лицо, потом повернулся к Фонзеке.

- Он пойдет с нами. Ты готов? Тогда пошли.

Глава 7

В квартиру Вильсона они вернулись уже под вечер. Солнце уже спускалось за вершину Корковадо, отбрасывая длинные неровные тени на стены и воды залива, Лишь короткие сумерки отделяли тропический вечер от ночи.

В тесной кабине лифта никто не нарушил молчания. Вильсон открыл дверь квартиры, включил свет и направился к бару, чтобы достать непочатую бутылку коньяку. Он отвернул пробку и налил себе хорошую порцию.

- Осталось только две.

Пустая, слабая замена нужных слов...

Он двинулся к окну, бездумно глядя на сгущавшиеся сумерки.

Слева на фоне призрачного заката рисовался четкий силуэт горы Карбитос и наверху - фавелы Кататумба. Трущобы поднимались по склону, заполняя каждую расщелину хибарами, покрывая каждый выступ лачугами из ржавой жести. Дряхлые лачуги жались одна к другой, ища поддержки в общей нищете, образуя покрывавшие скалу лохматыми лишаями. Верхним хибаркам ещё доставались последние лучи заходящего солнца, и расплющенные банки из-под керосина, служившие стенами, блестели, как серебряная чешуя. Ниже, где у подножья сгущались тени, уже мелькали огни электрических ламп, раскачивавшихся на провисших проводах, образовавших хаос перепутанных гирлянд.

12
{"b":"71552","o":1}