ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Там было не обычное такси. Ни одно такси в мире не могло так гнать; ни одно новое, уже не говоря об этой развалюхе. И не было простой случайностью, что люди в нем его преследовали. Они шли именно за ним, он знал это наверняка, а не паниковал. Шли именно за ним и чемоданчиком. Они знали все! Кто они были, значения не имело; люди Хавьера - старшего или полиция - все едино. За ним гнались, и все.

С чувством горечи, куда более едкой, чем былая эйфория, он подчинился суровой реальность. Может быть, он не умел быть преступником, зато умел вести машину, и у него была гоночная "феррари". Он выиграет!

Сто семьдесят километров в час, сто восемьдесят, сто восемьдесят пять... Порывы ветра больше не были игривыми, прохлада его уже не освежала; солнце казалось не таким ярким, более далеким. Сто девяносто, сто девяносто пять...

Последний раз глянув на такси, он увидел, что то не отстает. Теперь он выбросил все из головы, перестал смотреть в зеркало, сосредоточась на извилистой дороге и плане, который вырисовывался в его сознании. Огромные скалы пролетали мимо, дорога раскручивалась под ним и выплескивалась сзади. Чемоданчик... ладно, по крайней мере не было вопросов, что делать, выбора не оставалось. От него нужно избавиться, сбросить со скалы, но так, чтоб не заметили... Возможно, здесь такси за ним и поспевает, но на равнине - черта с два! У "феррари" лучше обтекаемые формы, ниже центр тяжести, лучшее распределение массы, шире покрышки, и у него не было сомнений, что как водитель он непревзойден.

Рикардо кивнул с непреклонным лицом.

Придется найти место на спуске, длинную прямую, где он бы видел встречный транспорт, достаточно длинную, чтобы выехать на встречную полосу, швырнуть чемоданчик и вновь успеть вернуться в свой ряд. Понадобится преимущество не меньше километра, чтобы освободиться от преследователей. Крутые повороты помогут выиграть время, но все же придется снизить скорость. Или рисковать...

Он потянулся назад, нащупывая кейс; машину швырнуло в сторону, как не пытался он вести её одной рукой. Оставалось надеяться, что из машины позади не заметят его манипуляций. Чемоданчик вначале за что-то зацепился, потом подался. Он торопливо потянул его через спинку сиденья и дал упасть, инстинктивно вернув руку на руль. Скорость достигла двухсот километров в час! Безумие! Хотелось вытереть пот с лица, но он не решался ещё раз бросить руль.

Теперь Рикардо был готов, готов как никогда. Он понимал, что почти невозможно выбросить чемоданчик незаметно, но знал, что другого шанса у него не будет. Он позабыл про все. Спроси его сейчас про семью, про университет или про его невесту, он бы не понял. Весь мир замкнулся в маленькой несущейся машине; все будущее - в маленьком рыжем кейсе, выбрасываемом со скалы. Он даже не помнил ни преступления, ни как и почему он здесь; привели его сюда ночные кошмары, и был только один путь от них избавиться.

Он не смог удержаться, чтобы не посмотреть в зеркало заднего вида. Глаза его расширились: он выиграл почти полкилометра! И машина позади явно отставала. Рикардо усмехнулся, болезненной больной усмешкой. Неужели он сумеет? Шансы были сто к одному против него, но что, если он справится? Что скажут, если при нем не будет чемоданчика? Ошибка? Штраф за превышение скорости? Он оставил эту мысль, как глупую и опасную, и приник к рулю, выжимая из "феррари" все.

Дорога вильнула в последнем знакомом изгибе; дальше начинался крутой спуск по краю плато, потом переходивший в более пологий. Впереди тащился грузовик. Обходить его в слепом повороте было опасно и глупо, но для Рикардо так вопрос не стоял. Он даже слегка тормознул при обгоне, приподнявшись на сиденье, потом снова уселся, совсем не удивившись, что встречных машин не оказалось.

Я сделаю это, - подумал он, вдруг обретя уверенность, - я действительно это сделаю! Грузовик, который я обогнал, их задержит, если они не в таком же отчаянии, как я, а никто в этом мире не может быть в большем отчаянии, чем я!

Он перестал думать о преследователях и сконцентрировался на виляющей дороге. Приближался крутой поворот. Он выжидал до последнего момента, быстро тормознул, отпустил, машину занесло, но мозг его автоматически отмечал все, что творилось впереди. Дорога впереди была свободна на километр до следующего поворота, какой-нибудь грузовик или автобус внизу явно задерживал движение. Единственная машина, бывшая на виду - грузовик с прицепом, частично выступавший из кармана на обочине.

Решение пришло мгновенно: сейчас или никогда. Одной рукой он потянулся за кейсом, другая выворачивала руль несущейся машины, плавно выводя её на встречную полосу, к краю ущелья. Водитель грузовика мог его увидеть, но кто его об этом будет спрашивать?

Рикардо рискнул взглянуть в зеркало заднего вида, ничего не увидел и снова перевел взгляд на дорогу. Рука с чемоданчиком застыла, все тело сковал внезапный ужас.

Впереди из кармана выползал грузовик с прицепом, медленно и неумолимо занимая встречный ряд и полностью блокируя дорогу.

Ругаясь на чем свет стоит, Рикардо бросил кейс, нажал на тормоза и впился в руль. "Феррари" заплясала, пытаясь перестроиться и отчаянно дрожа от напрасной попытки остановиться. Взлетев на бордюр, она ударилась о скальную стену и отскочила поперек дороги. Но этим бедствие не кончилось: от удара о бордюр лопнула левая передняя покрышка и маленькая спортивная машина со скрежетом пропахала узкий край скалы, на миг застыла, словно восхищаясь бескрайней панорамой, и рухнула в бездну.

Рикардо вдруг почувствовал себя совершенно невесомым... И тут "феррари" навалилась на него, безжалостно коверкая останки.

Кейс падал следом. Высоко над ними медленно кружили два урубу...

Глава 14

Да Силва, спускавшийся по узкой горной дороге с таким же безрассудством, громко ругнулся, угодив в крутом повороте в занос. И ещё раз - увидев, что поперек дороги развернулся грузовик. Дизель отчаянно чадил, но шофер не делал никаких попыток сдвинуться с места, а торчал на краю пропасти, глядя вниз. Да Силва резко нажал на тормоз, отчаянно сигналя. Единственной реакцией со стороны водителя стал идиотский жест палец указал вниз на пропасть, словно объясняя ситуацию.

С трудом сдержавшись, капитан поставил машину на ручной тормоз и рывком распахнул дверь, готовый разобраться с недоумком. Он решительно подошел к краю обрыва и уже начал было говорить, как вдруг умолк. Кустарник на скале прорезала глубокая борозда, ведущая к маленькой красной капельке внизу. Вильсон встал рядом, грустно глядя на обломки. Да Силва поднял глаза на шофера.

- Должно быть, у него тормоза отказали... - шофер был молод и казалось, ему вот-вот станет плохо. Он потер лицо большой мозолистой рукой. - Он гнал не меньше двухсот, когда я его увидел, да ещё на таком спуске! Ненормальный! Он задел бордюр со своей стороны, отлетел от скалы, ударился о заграждение и... - последовал ныряющий жест рукой. - прямо вниз. Даже не было шанса выскочить...

Да Силва принял объяснение. Если даже грузовик блокировал дорогу, это не докажешь. "Феррари" шел с самоубийственной скоростью. Он показал свое удостоверение, и шофер побелел.

- Я не...

Да Силва его успокоил.

- Ваш грузовик мешает движению. Отгоните его в сторону, а потом дождитесь дорожного патруля. Расскажете им все, как было.

Он вернулся к такси, согнулся в три погибели, включил рацию, подождал несколько минут и начал говорить. Ему ответил треск, потом раздался голос. На этот раз он говорил гораздо дольше, затем выключил рацию, предлагая Вильсону сесть в машину. Движение застопорилось, люди выходили, заглядывали в пропасть. Молодой шофер освободил дорогу и снова торчал у края обрыва, рассказывая историю всем желающим. Первый страх прошел, и теперь он чувствовал себя едва ли не держателем прав на это зрелище.

Да Силва нетерпеливо ждал, когда подойдет Вильсон.

- Поехали.

Вильсон ткнул большим пальцем назад.

- А как насчет кейса?

26
{"b":"71552","o":1}