ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чико весело улыбнулся.

- Я играю самую важную роль, - в его голосе звучала нескрываемая гордость, - роль жертвы...

Глава 2

Капитан Хосе Мария Карвальо Сантос да Силва - офицер связи между полицией Бразилии и Интерполом - лежал на деревянном лежаке под потрепанным такси в гараже отделения полиции района Катете Рио и обильно потел, тщательно затягивая сливную пробку бензобака. Это была последняя работа кроме, конечно, замены восьми литров масла в огромном картере - и, орудуя гаечным ключом в ограниченном пространстве, он чувствовал глубочайшую гордость за машину, под которой лежал.

Не то чтобы она была красива; на самом деле она весьма походила на любую другую старую, скрипучую, разваливающуюся, но не распадающуюся благодаря молитвам и метрам проволоки колымагу. Но такси в Бразилии всегда внушало особую любовь. И в любом ряду таксомоторов в любом городе страны её бы приняли как равную, если не считать особого внимания к возрасту. Во всем прочем она не привлекала ненужного внимания.

Конечно, у разбитой колымаги были и другие достоинства, которые ценил капитан да Силва, и то, что он не допускал к ней никаких других механиков, подчеркивало его преданность. Во-первых, скорость допотопного такси не раз спасала ему жизнь, потому что под залатанным грохочущим капотом скрывался прекрасно отрегулированный, специально форсированный двенадцатицилиндровый двигатель с самой высокой степенью сжатия, какая только могла существовать. Правда, бензина он пожирал столько, словно в управлении не было учета горючего, зато взамен мог дать, - и как-то даже дал, - двести шестьдесят километров в час, что, право, не так плохо, учитывая состояние дорог.

Водителя здорово успокаивало, что эти битые, ржавые борта и деформированные двери были не изделием Детройта, построенным экономными умниками на основе анализе цен, а специально изготовлены из пуленепробиваемого искусственно состаренного бронелиста; а толстые мутноватые стекла могли выдержать удар снаряда. И для ответа шалунам, которые порой испытывали эти качества на прочность, под передним сиденьем хранился полный арсенал, легко доступный для водителя.

Но лучше всего, - часто думал да Силва, - была радиостанция, которую сумели затолкнуть в корпус обычного приемника под приборным щитком, использовавшая в качестве громкоговорителя допотопный сигнальный рожок. Приятно порой чувствовать связь с напарником, хотя даже на малом расстоянии прием обычно был таким, что коллега получал только слабое представление об обстановке.

На свете нет ничего совершенного, и капитан да Силва открыто признавал проблемой отсутствие багажника. Две трети его занимали запасные баки (еще один поместили под облупленными дермантиновыми подушками заднего сиденья, что делало его немного неудобным, но не больше, чем в любом бразильском автомобиле старых выпусков). Остаток места занимали запасное колесо, батареи для рации и пакет лицензий на вождение для каждого штата огромной страны. Приходилось немало повозиться, чтобы добраться до ящика с инструментами. Однако к этому капитан относился философски. Если выбирать между местом для чемодана и недостатком топлива в погоне или перестрелке, он предпочитал бензин. Сегодня ничто не заставило бы его изменить свое мнение.

Он закончил возиться с пробкой, ещё раз подналег на ключ и остановился передохнуть; пот, стекавший по щекам, вызывал неимоверный зуд. В конторке гаража дребезжал телефон, но никто не собирался взять трубку. Капитан поднял голову, чтобы убедиться в этом, ударился о задний мост и долго бешено ругался. По какой-то необъяснимой причине, ему не удавалось поработать под машиной, чтобы не ударится головой об какой-нибудь выступ, и мысль о долгожданном отпуске, начинать который приходилось с разбитым черепом, восторга не вызывала. Ругань ослабила боль, он свернул голову набок и заорал:

- Сержант! Проклятье! Да возьмите же вы трубку!

Ответа не последовало. Сержант явно решил, что двоим в гараже тесно, и ушел пить пиво. А единственный механик, как да Силва знал, давно ушел. Сердито хмурясь, он подождал, не замолчит ли телефон, но терпение телефона казалось бесконечным. Вполне возможно, - грустно думал капитан, - оператор соединил вызов и сам ушел выпить пивка. Да Силва был уверен, что едва он доберется до телефона, тот тут же перестанет звонить, но, видимо, это был единственный способ заставить чертову бестию замолчать.

Злобно оскалившись, он опустил голову, подтолкнул лежак и выкатился из-под машины. Постояв, чтобы отереть лицо и почесать зудящую от пота кожу, он зашагал к конторке.

Капитан да Силва был высоким спортивным мужчиной лет сорока, со смуглым рябоватым лицом и густыми усами - типичный бразилец из глубинки. Обманчиво сухопарое телосложение прекрасно сочетало 190 фунтов веса и чуть больше 6 футов роста. Черные глаза и крутой излом бровей в сочетании с роскошными усами придавали его внешности почти разбойничий вид. Зато мальчишеская улыбка сверкала молнией белых зубов на медной коже, и при его почти индейских чертах здорово его молодила. Однако в минуты раздражения его лицо становилось достаточно грозным, чтобы заставить содрогнуться самых закоренелых преступников - и даже собственных сержантов, без разрешения покинувших гараж.

Он вошел в конторку, потирая шишку на лбу. В результате на лице появилось большое пятно смазки. Капитан сгреб телефонную трубку, будто физически заставляя её замолчать, и поднес к уху. К его удивлению, абонент на другом конце линии все ещё ждал, по крайне мере он слышал дыхание. Какое терпение! Удивительно! Если, конечно, на том конце не уснули, дожидаясь.

- Алло! Да?

- Это гараж Катете? Капитан да Силва там?

Да Силва успокоился, ослабив хватку пальцев. Голос был не только знакомым, но и ожидаемым. Он принадлежал его другу Вильсону, а тому явно не терпелось отправиться в путь. Вильсон был в американском посольстве якобы офицером безопасности, хотя на самом деле занимал пост гораздо более важный. Да Сильва был одним из немногих, знавших о связи Вильсона не только с Интерполом, но и с некоторыми секретными службами американского правительства, редко попадавшимися на глаза общественности.

Несмотря на приземистую фигуру Вильсона и непримечательную внешность люди быстро и неверно его оценивали и ещё быстрее забывали - да Силва знал, что в любой действительно трудной ситуации, он бы скорее взял с собой коротышку - американца, чем любого из тех, кого знал. Как старые друзья и партнеры, они не раз делили и приключения, и успех, и да Сильва надеялся, что впереди их ждет ещё много и того, и другого.

Он сгреб с угла стола стопку старых автокаталогов, чтобы освободить место, и сел, болтая ногой и улыбаясь.

- Привет, Вильсон. Это я. Что у тебя на уме?

- Ничего особенного, - сказал Вильсон преувеличенно терпеливо. Просто это у меня первый, последний и единственный отпуск в этом году, и я не хочу попусту тратить время, дожидаясь, пока ты выучишься на механика. Она у тебя ещё бегает? По моим прикидкам, мы сегодня собирались отправиться на охоту.

- Терпение, терпение! - упрекнул его да Сильва и взглянул на часы. Автомобиль почти готов, и ещё не вечер. Все, что мне осталось сделать, это заправить бензин и масло, и в путь.

Он взглянул на грязные коричневые брюки и рабочую рубашку, которые носил, когда осматривал машину.

- Сумка у меня с собой, твое место я вычищу. Можем остановиться перекусить где-нибудь по дороге. Ты уже собрался?

- А что собирать на охоту? У меня сумка с какой-то старой одеждой, да ещё сапоги - брошу на заднее сиденье... Ты говорил, там на фазенде полно ружей и патронов, и я думаю, еду везти с собой не стоит? - Он хмыкнул в трубку. - Я раздобыл три блока сигарет - американских - и четыре бутылки "Реми Мартин". Если это ты имеешь в виду под сборами...

- Да, именно это я и имел в виду, - искренне признался да Силва.

- Я так и думал. И вот ещё что... - Вильсон мгновение колебался, потом с обидой выдохнул: - Ну почему мы должны ехать в такси?

3
{"b":"71552","o":1}