ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ты спрашивал меня на днях, и я сказал: "Шесть лет."

Вильсон ничего не понял.

- О чем ты?

- О том, - осклабился да Силва, - что тебе ещё многое нужно узнать о Бразилии и бразильцах.

- Это ты говорил в прошлый раз. Тогда речь шла о трущобах. На этот раз, по правде говоря, я не понимаю.

Да Силва улыбнулся, но промолчал. Вильсон долго изучал его загадочную улыбку, потом пожал плечами и откинулся назад, глядя в окно. Да Силва редко держал мысли про себя, но если это делал, то давить было бесполезно.

Они поднимались по серпантину Руа Пачеко Леао; да Силва выбрал самый быстрый путь к Эстраде де Сумаре. Он не настроен был пробиваться через потоки транспорта. Эта дорога слишком опасна для большой скорости, и да Силва спокойно вел машину. Здесь, в горном лесу, океан совсем исчез из виду. Маленькие глинобитные хижины, крытые пальмовыми листьями, мелькали на межах банановых плантаций. Казалось странным, что сразу за хребтом в нескольких минутах езды лежал огромный современный город с почти четырьмя миллионами жителей.

Они миновали Меза до Император и выехали на Руа Боа Виста. Да Силва немного проехал по ней и резко срезал поворот к Сумаре. Скоро началась Эстрада, и вдруг перед ними сверкнул на солнце залив, и раскинулся ярусами над водой город. Да Силва сбавил ход: справа тянулась стена, окружавшая поместье Хавьера. И снова подъездная дорожка была забита машинами, но сегодня даже сверкающие лимузины источали траурную ауру, подобающую случаю. Шоферов не было видно, их явно убрали с глаз подальше. Да Силва удалось приткнуть машину, он вышел, Вильсон следом.

Парадный вход стоял настежь, под огромным инкрустированным бронзой дверным молотком висел черный венок. Старый дворецкий в дверях принимал шляпы. Он официально кивнул обоим с непроницаемым лицом, но даже не сделал попытки объявить об их приходе. Причина была очевидной: дом был полон народу самого траурного облика. Слуги ходили между ними, подавая еду и напитки. Вильсон нахмурился.

- Как мы найдем его в этой толпе? Ведь мы не знаем его в лицо?

- Вначале все по протоколу, - покачал головой да Силва. - Найдем хозяина, выразим ему соболезнования. А уже потом...

- Извини, - буркнул Вильсон. - Хорошо, а потом давай отведем его в укромное местечко и выясним, кто здесь Мигель Альваро.

Да Силва согласно кивнул головой; вместе с Вильсоном они переходили из комнаты в комнату, вежливо отказываясь от еды и выпивки, кивая незнакомым людям, которые в ответ кивали им. Да Силва наконец нашел свою добычу.

- А! Вот он.

Он подождал, пока седовласый представительный мужчина принял соболезнования от женщины в черном, и едва та отошла, направился к нему.

- Синьор Хавьер!

Седовласый красавец обернулся.

- О, капитан да Силва, мистер Вильсон...

- Печальный день для вас, синьор, - спокойно произнес да Силва.

- Наши соболезнования, - добавил Вильсон, слегка понизив голос. - Вы не могли бы показать нам Мигеля Альваро, синьор?

Хавьер недоуменно взглянул на него.

- Прошу прощение? Альваро? - он пожал плечами. - Он где-то здесь, но понятия не имею, где. Почему вы им интересуетесь, синьоры?

- Здесь не место объяснять, синьор, - вмешался да Силва. Если вы уделите несколько минут, мы дадим некоторую информацию, которую вам следует узнать первым.

- Но...

Хавьер несколько секунд изучал смуглое лицо да Силва, затем кивнул.

- Ладно, пошли в библиотеку.

Трое мужчин протиснулись сквозь толпу в коридоре. Хавьер на минуту задержался, принимая соболезнования одного из гостей, затем открыл дверь, прошел к креслу за столом и устало упал в него.

- Да? Что с Альваро?

- Я постараюсь изложить все по порядку, - сказал да Силва. - Понимаю, для вас сегодня печальный день, синьор, и боюсь сделать его ещё печальнее. Я...

Терпение хозяина иссякло.

- Альваро я полностью доверяю. Что с ним?

- С ним? - удивился сказал да Силва. - О нем хотел поговорить мистер Вильсон, а не я. А я хочу поговорить о вас. Об отпечатках пальцев, которые вы оставили в квартире 1612 во вторник вечером, когда душили Рамону Веларес. Перед тем, как отправились в Кататумбу и убили Чико. Вашего сына...

Глаза Вильсона полезли на лоб; он открыл рот, чтобы заговорить, но так и закрыл его, не издав ни звука. Франсиско Хавьер уставился на капитана, лицо его вдруг побелело. Он начал подниматься с кресла, но тут же медленно осел. Одной рукой он потянулся к телефону, но выронил трубку. Его глаза полезли из орбит, не отрываясь от безучастного лицо да Силвы. Тот молча покачал головой.

- Синьор, я не гадаю. Даже если вы попытаетесь использовать ваши связи и откажетесь снять отпечатки пальцев, в этом доме их сотни. И в ваших автомобилях. И в вашем офисе. К тому же они требовались для получения водительских прав, так что скоро все будет у меня.

Он наклонился, оперевшись руками на стол и гипнотически сверкая взглядом.

- Я не гадаю, синьор. Поверьте мне. Кроме того, как только я возьмусь за дело, улики потекут потоком. Мы получим гораздо больше информации, чем нужно. Один из слуг указал вам дорогу к лачуге Фонзеки в Кататумбе; как вы думаете, долго он будет молчать? А ваш магнитофон? Мы обнаружили на полке в комнате служанки отметины от его ножек. Вам следовало вытереть пыль, но вы были слишком заняты. Мы найдем служанку. Уверен, вы ей заплатили достаточно, чтобы она уехала подальше и скрывалась подольше, но где бы она ни была, там тоже есть полиция, а возвращающиеся домой из Рио с большими деньгами заметны, как киты в фонтане. И конечно, мы пригласим на беседу Альваро. Я уверен, он вам предан, но мы заставим его заговорить. Вы это знаете. Я понимаю, вы человек влиятельный, недооценивать этого нельзя. Но вы, синьор, должны понимать, что никакая влиятельность не сможет оправдать убийство сына.

Голос его звучал спокойно, едва ли не умиротворяюще.

- Ну что, синьор, хотите что-нибудь нам рассказать?

За металлическим столиком перед рестораном Марио в Копакабане да Силва в четвертый раз перечитал заголовки, сложил газету и швырнул её на стул. Потом уставился на Вильсона поверх бокала "Резерва Сан Хуан".

- Интересно, во что ему обошлось тайком пронести в камеру пистолет?

- Во всяком случае, недешево. Но неужели ты мог думать, что человек с подобным гонором способен дожить до суда за убийство сына?

- И за убийство любовницы, которую сын отбил?

Да Силва пожал плечами.

- Сейчас, глядя назад, я понимаю, как они ненавидели друг друга с момента той аварии в Нова Игуасу. Мальчик не мог простить отцу смерть матери. И никогда не мог простить себя за то, что побоялся обвинить отца и слишком берег "честь семьи". В кавычках, между прочим.

- Я не уверен, что авария сыграла тут решающую роль, протянул Вильсон. - Все было очень давно, Хавьер об этом даже не упомянул. Нет, больше похоже на то, что доконала его мысль: сын сошелся с его любовницей, чтобы его же обмануть...

Да Силва недоуменно заморгал.

- Сошелся?

- А ты ещё спрашиваешь, сколько я в Бразилии, - заставил себя усмехнуться Вильсон. - Видимо, слишком долго, раз начинаю говорить по-английски, как бразилец. Я имел в виду, что они действовали заодно.

- Я знаю, что ты подразумевал, но просто удивился, что ты так думаешь.

Вильсон на комментарий не отреагировал.

- Мысль, что его любовница и сын вместе его обманывают, стала слишком невыносима. И дело не в деньгах, - он приостановился, глядя на да Силва, но почему мы были так уверены, что в кейсе были деньги? Если Хавьер знал, что Чико мертв, зачем класть деньги?

- Именно это и заставило меня поверить, что он положил деньги. Он знал, что Чико мертв, но ведь предполагалось, что он не знает! По той же причине он организовал ланч. Тогда я подумал, что его объяснение - устроить завтрак, чтобы все выглядело как обычно, - звучит слабовато. Ланч, так наспех организованный, едва ли был обычным. Но продолжай...

33
{"b":"71552","o":1}