ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пора было начинать.

Она наклонилась вперед, постучав по его плечу, вполне уверенная, что низкий вырез блузки виден в зеркале заднего вида под самым выгодным углом.

- Синьор?

Да Силва мельком глянул в зеркало, отметил роскошную линию шеи, крепкую начинку декольте, и сглотнул.

- Синьора?

Она загадочно улыбнулась и откинулась назад, довольная, но не удивленная результатом своей женской уловки.

- Скажите мне, синьор, в каких трущобах вы живете?

- Прошу прощения?

Да Силва на мгновение оторвал взгляд от дороги, чтобы взглянуть через плечо, удивляясь вопросу, и тут же отвернулся. На глупые вопросы можно отвечать когда угодно, а на задачки транспортного потока в Ботафого, где он сейчас оказался, отвечать требуется мгновенно, иначе движение само себе ответит, обычно с трагическими последствиями. Он немного сбавил скорость, перестраиваясь в правый ряд, и улыбнулся про себя. Если у пассажирки возникло чувство превосходства при мысли, что он обитает в одной из фавел на горных склонах, пусть тешится. В самом деле, такое предположение было вполне логичным: 95 процентов городских таксистов жили в трущобах. Ничего лучшего они позволить себе не могли.

А когда, наконец, придет день, - думал он, - когда нам случится случайно встретиться на светском приеме, твое смущение станет ещё больше. Как и мои преимущества, естественно.

Ему удалось напустить на лицо выражение, сочетающее некоторый фатализм насчет своей бедности с оправданным негодованием в связи с её словами.

- Я, синьора? - и экспромтом выдал: - На Лагоя Родригес де Фретас...

- Те, что называют Прайя до Пинто?

- Нет, синьора. Те напротив, на этой стороне, на Морро дос Кабритос. Их называют Кататумба.

Она ответила довольной улыбкой. Казалось, он все больше подходил для их целей. В Кататумбу даже полиция не совалась. Даже парами, даже нарядами. Это было бы идеально...

- И я полагаю, синьор женат? - распросы продолжались.

- Женат?

Странный вопрос, но он представил, что за день работы таксисты и не такие вопросы слышат.

- Нет, синьора.

- Но молодой здоровый мужчина, вроде вас, должен иметь подружку? Чтобы готовить, или стирать. Или, ну - заботиться о нем?

Да Силва нахмурился. Он знал, что некоторые любят разговаривать с таксистами, как другие любят разговаривать с парикмахерами, или сами с собой, но нарастало подозрение, что за вопросами стоит какая-то цель. Конечно, есть женщины, испытывающие сексуальное наслаждение от совокупления с мужчинами, стоящими гораздо ниже на социальной лестнице, и чем больше это различие, тем больше удовольствие. Похоже, так утоляется некоторое чувство вины. Он взглянул в зеркало, встретив её холодный, жесткий взгляд, и снова стал смотреть на дорогу. Нет, цель её расспросов о его личной жизни совсем не желание её разделить. Какая жалость! И все же что-то у неё на уме, и единственный способ узнать - продолжать маскарад.

Он печально улыбнулся, повертев головой, чтобы показать свою рубашку и явно нестиранный воротник.

- Нет, синьора, боюсь, я не так удачлив. Никто мне не стирает, справляюсь сам, когда есть время. И никто не готовит. Я ем там и тогда, когда могу. - Тон приглашал к сочувствию, типичный тон любого таксиста на его месте. И цель его была совершенно очевидна - извлечь как можно больше чаевых.

- Понимаю.

Пассажирка откинулась назад, словно разговор был окончен, лицо её стало непроницаемым. Итак, готовит сам, да? А как проверишь? И все же, похоже, он и в самом деле жил один, а если нет, мог легко отделаться от любого партнера на несколько дней.

Да Силва терпеливо ждал; уверенный, что расспросы далеко не закончены. Он въехал в тоннель Ново, вынырнул на Копакабане и пересек Руа Барата Рибейро, сбросив скорость и глядя в зеркало.

- Вы хотели попасть сюда? Авенида Принцессы Изабель.

- Поезжайте вдоль пляжа. К Арпоадор...

Для женщины, угрожавшей позвать полицию, если её не отвезут, куда нужно, она казалась слишком нерешительной насчет конечной цели поездки.

Значит, он был прав: расспросы ещё не закончены. Капитан вдруг подумал о возможной причине её неуверенности - отсутствии денег. Но тут же отбросил эту мысль. Слишком печально, если только это удастся выдать Вильсону как причину опоздания. И, думая о Вильсоне, да Силва наклонился вниз и крутанул переключатель. Если Вильсон где-то поблизости от своего приемника, пусть тоже послушает странный разговор. По крайне мере, узнает причину задержки и заодно станет ценным свидетелем.

Пассажирка смотрела в окно, тщательно готовя свои следующие реплики. Сомнений не оставалось: кандидат подходил превосходно, жил один в захудалых трущобах и вряд ли бы нервничал, придись ему взять на несколько дней жильца. И уж тем более не отказался бы таким образом заработать. Она вздохнула, принимая решение, и наклонилась вперед. Вырез ещё раз открылся, на этот раз без её участия; ей было не до кокетства.

- Синьор?

- Синьора?

- Прижмитесь где-нибудь у бровки на минутку. Я хочу вас кое о чем спросить.

Сбавляя скорость, капитану удалось проехать ещё несколько кварталов. Она попросила в самый неудачный момент, как раз напротив его собственной квартиры. Было бы жутко неловко - причем для них обоих - когда портье открыл бы дверь машины, чтобы приветствовать уважаемого жильца. Наконец он нашел свободное место, свернул к тротуару, заглушил мотор и обернулся, положив руку на спинку сиденья и разглядывая девушку.

- Да, синьора?

Тон его явно намекал, что если она без гроша, то можно как-нибудь договориться.

Она прекрасно его поняла, покраснела, но продолжала задавать вопросы.

- Прежде всего, как вас зовут?

- Меня, синьора? - Начал он с правильно избранной комбинации подозрительности и недоумения. - А зачем?

- Я хочу знать, как вас зовут?

- Хосе Мария Карвальо, - он пожал плечами.

- Полиция вас не разыскивает?

Недоумение обернулось злостью

- Если бы меня разыскивала полиция, синьора, стал бы я весь день разъезжать в такси у них под носом? Полиция не слепа, а я не идиот.

Его тон показал, что вопрос неуместен. Она прикусила губу. Да Силва усмехнулся про себя. Тебе надо попрактиковаться в подобных ситуациях, подумал он и решил ей помочь. Иначе он лишится шансов попасть на охоту.

- Синьора! Вы от меня чего-то хотите. Не нужно бояться. Что именно?

Она облегченно кивнула: теперь инициатива исходила от него.

- Как вы отнесетесь к предложению подзаработать?

Брови да Силва взлетели вверх, потом вернулись в прежнее положение.

- Мне всегда нравилось зарабатывать деньги, синьора. Но о каких деньгах мы говорим? И что за эти деньги нужно сделать?

- Я говорю о больших деньгах. Тысяча конто - тысяча новых крузейро, вот.

Лицо да Силва осталось бесстрастным, но под внешним спокойствием его грызло раздражение. Теперь он понимал, что именно его такси выбрали не случайно. И хотя он заранее знал, что его мужское обаяние тут не при чем, досадно было обнаружить, что благодарить следовало свой бандитский облик. Конечно, это давало преимущество в самых разных ситуациях, но все же он чувствовал себя слегка обиженным. Ладно, если ей нужен бандит, она его получит.

- За тысячу конто, синьора, мне все равно, что нужно делать. Считайте, что договорились.

Девушка улыбнулась, довольная, что так точно вычислила его алчность, и все же немного расстроенная, что он даже не торговался. Впрочем, все дело в деньгах. Попроси она его о любезности, был бы он так же сговорчив?

Не глупи, - сказала она себе, - ты что, занялась этим только для развлечения?

- На самом деле ничего страшного, - спокойно сказала она. - Все, что я от вас хочу - это позволить моему другу два-три дня провести у вас в Кататумба.

На миг да Силва удивился: может, он неправильно понял ситуацию? Но уже знал, что нет. И, возможно, знал немного больше. Он хитро покосился на нее.

6
{"b":"71552","o":1}