ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Другу? Или вам?

Ответом был возмущенный и злой взгляд.

- Давайте без глупостей, синьор, - твердо осадила она, а потом заставила себя расслабиться. Искала бандита, аморального корыстного типа? Тогда не удивляйся, что нашла. И прежде всего, не теряй его! Они не растут на каждом кустике и не сидят в каждом такси. Чего ты, в самом деле, злишься? Впрочем, с неожиданной честностью она допустила, что его предложение могло показаться даже привлекательным. Она прогнала эту мысль, сконцентрировавшись на своей миссии, и, сдерживая злость, сказала:

- Не мне, синьор. Другу, мужчине.

Капитан почесал щетину и засомневался. Разыгрывать роль бандита оказалось более занимательно, чем он думал; когда он видел бандитов обычно в своем кабинете или в тюрьме - они совсем не казались ему забавными. Но он заставил себя думать о деле.

- Есть небольшая проблема, синьора. У меня одна койка...

Глаза Рамоны бешено сверкнули. Итак, этот засранец сам себе готовит? И стирает? Спорю! Возможно, подружки у него не спят, зато наверняка слоняются вокруг и видят, кто ложится в его единственную кровать! Она заставила себя успокоиться, чтобы голос прозвучал безразлично.

- Если синьора не интересуют деньги... Если сумма слишком мала для человека с его благосостоянием...

- О, нет, деньги меня очень интересуют!

- Тогда, я уверена, вы справитесь даже с одной кроватью!

Ее ледяной тон показал, что он с одинаковым успехом мог провести две-три ночи меряя шагами пол - если в хибаре был пол - или куняя стоя. Ее это не волновало, она вовсе не беспокоилась о нем, договариваясь о жилье для кого-то в его лачуге.

Да Силва усмехнулся про себя, подумав с упреком, что ей следовало быть с ним помилее. В конце концов, они на грани того, чтобы стать соучастниками преступления.

- Раз нужно - справлюсь, - нравоучительно заметил он, внимательно изучая её лицо. - Но думаю, вашему другу беспокойства ни к чему. Могу заверить вас, в полиции Кататумба на меня ничего нет.

Она не знала почему, но чувствовала, что должна объясниться; речь шла уже о деле.

- Это только шутка. Часть испытания студенческого братства.

- Братства, синьора? - озадаченно нахмурился он.

- Это как клуб. Так заведено в университетах. Мой друг хочет вступить в этот клуб, а там настаивают, чтобы он это сделал... - Она запнулась. Как же объяснить? Но это не понадобилось, потому что по его лицу было видно, что он не верит ни одному её слову.

- Не нужно, синьора, - мягко остановил её да Силва. - За тысячу конто объяснения не нужны. Однако у меня есть один вопрос. Как его зовут? Этого вашего друга? - спросил он, как бы извиняясь. - В конце концов, два-три дня мне нужно его как-то называть!

- Его зовут Жоао.

- Хорошее имя. Жоао, а фамилия?

Она спокойно посмотрела на него.

- Жоао Фулано.

Местный эквивалент Джона Доу... Да Силва понимающе улыбнулся.

- Знаете, у нас там это имя встречается куда чаще, чем вы могли подумать. А где я его заберу? И когда?

- Вы подберете его завтра. - Теперь девушка говорила быстро, как будто хотела поскорее покончить с делом. - На перекрестке Фонте де Саудаде и Эпитасио Пессоа. Это очень близко от ваших мест. Он будет на виду - то есть, не на главной улице, конечно...

- Придется подняться метров на пятьсот, - сухо заметил да Силва. Надеюсь, он в хорошей форме.

- В хорошей, он спортсмен. - Она оборвала себя, сердясь, что дает информации больше, чем полагалось по плану.

- А время?

- Девять утра. Ровно.

- Я буду там вовремя.

- И если его почему-то не будет на месте, вам больше нескольких минут ждать не нужно. Тогда он будет там же на следующий день. Ясно?

- Абсолютно. А как я его узнаю?

- Вероятно, на том углу он будет единственным, обычно там нет никого, кроме нянек, прогуливающих малыша. - Рамона заколебалась, понимая, что может получиться по-другому, и нужно что-то получше...

- Ну, мой друг довольно высок, худощав, молод...

- Как молод?

- Ему немного больше двадцати. Студенческие годы...

- А как он будет одет? - он предостерегающе поднял руку. Возможно, лучше мне сказать, как ему следует одеться. Наверняка он никогда раньше не был в трущобах, а нужно, чтобы его не приняли за чужака. - Он снова поднял руку, останавливая её возможное несогласие.

- Скажем, он должен быть одет не лучше, чем я. В старой кепке, если найдется. На горе их немногие носят, но носят, зато они прикрывают волосы и часть лица. Пусть не бреется. И если его одежда - его старая одежда - ещё не вышла из моды, лучше взять что-то у сборщиков тряпья, или испачкать одежду.

- Я передам.

Да Силва вспомнил о куда более важном.

- И скажите ему быть особенно осторожным с туфлями. Если у него будет приличная пара туфель, он не только будет вызывать подозрение, но их могут просто спереть. Как и все прочее, что будет у него с собой, конечно. Хорошие туфли пользуются огромным спросом в таком месте, как Кататумба, где приходится по нескольку раз на дню подниматься и спускаться с горы.

- Я ему скажу.

Если познания таксиста по части маскировки оказались слишком широки, или его язык, вопреки внешности, казался слишком интеллигентным, она никак не реагировала.

- Это все?

- Далеко не все, - да Силва изучал её лицо. Боже, какая все-таки хорошенькая! Однако не время... Он поиграл желваками на скулах, прищурился. - Вы обошли вопрос оплаты. Как я получу деньги? И когда?

Она нагнулась над своей сумочкой.

- Я дам вам пятьдесят конто. Остальное будет завтра у моего друга. Или на следующий день, - в зависимости от того, когда вы его заберете.

- Хорошо, - кивнул да Силва, - только скажите ему, чтобы это были старые крузейро. Я слышал, новые подделывают ещё до того, как правительство их официально выпускает.

Это было правдой, он не только слышал это, но и знал. Одно из многих дел, к которым ему предстоит вернуться после отпуска.

Какого отпуска? Он отогнал эту мысль.

- Я скажу, - повторила девушка, - будут старые крузейро. Новых я ещё не видела. - Она подняла глаза и произнесла медленно и осторожно, явно желая, чтобы значение её слов до него дошло. - Мой друг принесет только то, что полагается по нашему уговору, и эти деньги ваши. Поэтому никто не выиграет, если его ограбят.

Она развернула толстую пачку банкнот.

- Вот, плюс два конто за такси.

Он коротко кивнул, не собираясь пересчитывать, и сунул толстую пачку в карман. Потом повернулся назад к рулю и к зеркалу, отражавшему его лицо.

- Никто не собирается его грабить.

Капитан нажал стартер, послушал, как моментально откликнулся мотор, затем взглянул в зеркало заднего вида.

- Хорошо. Завтра в девять. Если его не будет к девяти пятнадцати, то послезавтра. Жоао Фулано. Угол Эпитасио Пессоа и Фонте де Сьюдад. - Он кивнул. - А теперь синьора, куда вас отвезти?

- Никуда, - она спокойно защелкнула сумочку. - Я оставляю вас здесь. Вы ничего не добьетесь, пытаясь следовать за мной, и я полагаю, не станете этого делать.

Да Силва старался удержать на лице серьезное и даже безразличное выражение, но это требовало немалых усилий. Конечно, она должна знать больше! Как бесчестный таксист, он бы определенно выиграл, узнай, кто она и где живет. Это могло послужить вполне приличным основанием весьма доходного шантажа. Если, например, афера окажется не такой невинной, как она утверждает.

Как офицер полиции, он выиграл бы не меньше. И последнее: как он, нормальный здоровый мужик, которого некому кормить и обстировать, и некому о нем заботиться, как он позволит этой красивой женщине просто уйти, чтобы никогда больше её не увидеть? Нет, он не мог, и любая женщина должна это осознавать. Да Силва решил, что в будущем должен сказать ей об этом за коктейлем. Если вдруг не придется сказать об этом раньше - в полицейском управлении.

Отогнав эту неприятную мысль, он повторил:

7
{"b":"71552","o":1}