ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Молчишь, баран? С тобой тут люди разговаривают, время теряют… сосед надоело, и он тряханул Рогова за воротник, как щенка за шкирку.

— Чего вы хотите, ребята? Что вам надо?

— Не понимаешь, пупсик? Ай-яй-яй… Куря, обьясни!

Короткий удар по печени заставил Виктора сложиться почти пополам:

— Еще надо?

— Сколько? — Отдышавшись, выдавил из себя Рогов.

Он очень не хотел бы сейчас, раньше времени, встретиться глазами с этим «бычьем» — ведь во взгляде Виктора больше не было ни страха, ни жалости, ни сомнений.

— Люблю понятливых, — похвалил тот, кого напарник назвал Курей.

— С каждой ходки будешь отстегивать половину.

— Но… это же! Везде все по десять процентов платят, ну пятнадцать…

— Слышь? Не мычи! — Обиделся Куря и посмотрел на приятеля:

— Поддай-ка ему еще, а то опять непонятливый стал.

И Рогов тут же получил плотный подзатыльник. Реакция, конечно, сработала, удар прошел вскользь и оскорбил куда больше, чем причинил физическую боль, но Виктор захныкал:

— Не надо! Я согласен.

Однако, вошедшим в раж «быкам» этого оказалось недостаточно. Куря бесцеремонно ощупал сидящую рядом жертву:

— Еще деньги есть? — Рявкнул он, не удовлетворившись содержимым тощего Роговского кошелька.

— Ребята…

— Молчи, козел! — Куря не спеша переложил последние, кровные рубли Виктора к себе в карман. — Будет тебе, бля, наука.

Скрипнули ржавые петли «Москвича» и бандиты полезли наружу. Они уже успели отдалиться на пару шагов, когда Рогов завел двигатель:

— Эй, может, вас ещё подвезти?

Куря и его приятель обернулись:

— Чего?

Они не видели и не могли видеть, что ладонь Виктора уже нащупала под сидением привычные очертания сабельной рукояти.

Клинок был обломан почти на половину, но и в таком виде сабля представляла собой очень эффективное средство самозащиты.

Нашел её с год назад на рыбалке, на Чудском озере однокашник Рогова и долгое время вообще не знал, куда девать. В кармане носить неудобно: большая, все-таки! На стенку не повесишь, жена против: вид уж больно жутковатый, и в интерьер не вписывается…

В конце концов, находка была подарена Виктору. И очень кстати, потому что по городу ходили жуткие слухи о грабежах и убийствах частных «извозчиков».

Рогов привел то, что осталось от сабли, в порядок: снял ржавчину кое-где, прошелся точильным бруском… и сунул под сидение.

Так, на всякий случай.

До сегодняшней ночи, слава Богу, пользоваться подарком приятеля Виктору не приходилось. Но много раз, в томительно-однообразные часы «простоя» он нащупывал под сидением неизменно холодную сталь клинка и ласкал сабельную рукоять.

Отчего-то, при этом Рогову становилось значительно легче переносить суетливую мерзость окружающего мира…

— Чего ты сказал? — Повторил Куря.

— Ребята, не много вам? Жопа не треснет?

Вокруг было по-прежнему пусто и темно.

Немытые за зиму окна ближайших домов подслеповато улыбались ночному городу — и обитателям их было вовсе не до того, что происходит на улице.

Идеальная декорация… Что же, пора на выход!

На мгновение в лицо Рогову пахнуло пряной, нездешней прохладой. Электрическая мозаика многоэтажек превратилась в колеблющиеся на ветру огни степных костров — и тут же возникла уверенность, что именно так уже было когда-то.

— Не мною начато…

Виктор уже стоял рядом с машиной, когда парни заметили блеснувший в его руке клинок:

— Эй, ты чего, мужик?

— Брось, мать твою! Брось эту дуру!

Пока на лицах у них читалось больше удивления, чем страха.

— Пас-скуды! — Резкий, полосующий удар отозвался в ночной тишине воплем Кури. Упав на колени, бандит ухватился за щеку, но Рогов тут же «футбольным» ударом ноги опрокинул его на спину.

Второй парень дико взвизгнул и не раздумывая бросился в сторону ближайшего дома.

— Куд-да?

Он ещё не успел толком набрать скорость, как Виктор догнал противника ударом сабельной рукоятки в затылок, а затем до кости разрубил плечо.

Убедившись, что и этот «бычок» уже не опасен, Рогов вернулся туда, где в болевом шоке корчился на спине и скулил человек по прозвищу Куря.

Левой рукой раненый судорожно пытался стянуть расползающиеся ткани лица, а правую выставил чуть вперед — в ожидании следующего удара. Кровь его чернела повсюду: на пальцах, одежде, асфальте…

— Ну? Чего вылупился, пидор? — Заорал, подступая, Рогов. — Бабки назад гони! Не буду же я по твоим сраным карманам шарить.

Куря притих на мгновение, но затем удивительно быстро, скрючеными липкими пальцами вытащил деньги. Забрав их, Виктор ухватил врага за шиворот и попытался поднять:

— Вставай, падаль… — задуманное удалось только с третьей попытки. Теперь вали отсюда, быстро!

Бандит не заставил себя долго упрашивать. Покачиваясь и не отнимая теперь уже обеих рук от лица, он засеменил за угол.

Но не успел ещё Куря скрыться из виду, как Рогов услышал позади себя сбивчивое чавканье мотора и скрежет тормозов:

— Стоять! Руки за голову!

Виктор обернулся. В трех шагах от его «Москвича», с распахнутыми настежь дверцами замерла патрульная милицейская машина. И из неё уже высыпались, дружно гремя подковами: рядовой, два сержанта и старшина.

— Во, влип! — Сглотнул слюну Рогов. Значит, без зрителей не обошлось… Кто-то все же стукнул. Прикатили аккуратно, к самой раздаче.

Расклад был явно не в пользу Виктора. Весь в чужой крови, с тяжеленной «приблудой» в руках — чем не кандидат на нары? Лет этак от шести и выше… За нанесение тяжких телесных повреждений. Тем более, что сами они, эти телесные повреждения, не так уж далеко и убежали!

Может, случайность все-таки? Может, никто ничего не видел, и менты эти просто мимо проезжали? А, была не была!

Виктор жалобно завопил и прямо как был, с саблей, бросился на милиционеров:

— А-а-а, помогите!

Те даже не успели отреагировать, а Рогов уже сунул окровавленное оружие в руку старшине:

— Милиция! Помоги-ите…

— Ух, ты! — Вылупился на саблю старшина.

— Ограбили, гады! Деньги забрали и цепь золотую, с распятием…

— Когда?

— Только что! Двое… Вон, в те дворы побежали, — Виктор махнул рукой куда-то в темноту. — Сволочи, поранили — видите?

Пока он совал людям в форме под нос свои перепачканные чужой кровью ладони, старшина попытался все же перехватить инициативу.

— А это что? Как же? — Показал он на саблю.

— Так они же выбросили, когда увидели, что вы подьезжаете! Я и подобрал, чтобы вещественное доказательство не пропало…

Старшина хотел ещё что-то спросить, но Рогов уже не слушал:

— Ой, мужики! Больно-то как… У вас бинта нет?

Задавая последний вопрос, он решительно сунулся в «уазик».

— Да подожди ты, — поморщился один из сержантов, который, видимо, был водителем. — Не лезь, перепачкаешь все.

Он порылся где-то под сидением и протянул Рогову бинт:

— На, перетяни потуже.

— Сколько их, говоришь? — Оторвался от рации старшина.

— Двое.

— Приметы запомнил?

— Да, вроде…

По мере того, как Виктор сбивчиво, но подробно описывал напавших на него парней, старшина почти слово в слово передал его рассказ кому-то в дежурной части милиции. Выслушал невидимого собеседника, и только потом вновь обернулся к «потерпевшему»:

— А денег сколько взяли?

— Сто долларов… — Виктор виновато пожал плечами:

— Я только что в ларьке, у метро обменял.

— Это они тебя по наводке, — изрек тот, что был с погонами рядового, прислушиваясь к переговорам с «базой».

— Точно по наводке! Следили, — кивнул милиционер-водитель.

— Товарищи, — вновь заканючил Рогов. — Они ведь уйдут… Убегут ведь, гады, с моими деньгами!

— Спокойно, — распорядился, отключая рацию, старшина. — Сами знаем, что делать. Стой пока здесь! Жди…

По его команде наряд разделился. Двое, размахивая пистолетами, бросились в темень кустов, напрямик. А патрульная машина с водителем и старшиной на борту, сдала назад и сразу исчезла за поворотом.

20
{"b":"71554","o":1}