ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Виктор несколько долгих секунд простоял без движения, прислушиваясь к удалившемуся за угол реву милицейского двигателя — и не веря в удачу:

— Ой, бляха-а… Валить ведь отсюда надо!

И он тут же оказался у «Москвича», который все это время послушно и тихо урчал двигателем чуть поодаль. В общем, не так уж и удивительно, что милиционеры не обратили на машину внимания: шум, суета, кровь, азарт погони…

Во всяком случае, это давало Виктору лишний шанс — и он буквально влетел за руль. Хлопнул дверцей, накинул ремешок и теперь уже медленно, чтобы не вызвать ни у кого ни малейшего подозрения, тронулся с места.

В конце квартала он вывел машину на залитый светом и довольно ещё оживленный проспект — а тогда уже изо всех сил вдавил педаль газа в пол. Хищно взревев, дрожа всем своим проржевевшим корпусом, «Москвич» начал стремительно набирать обороты…

— Давай, милый… Давай, выноси! — Пришпоривал Рогов четырехколесного друга. — Ты же умница…

Машина была чуть ли не старше хозяина, но старалась из последних сил. А Виктор все уговаривал:

— Давай, родной, а? Завтра куплю тебе «дворники» новые… и, может, ещё свечу какую-нибудь, честное слово!

Рогов отер взмокший от напряжения лоб:

— «Дворники» точно куплю… А то сквозь стекло не видать уже — ну ни хрена!

Стрелка спидометра мелко тряслась, завалившись до упора вправо, и Виктор уже хотел было сбавить скорость, чтобы сдуру не напороться на «засаду» ГАИ. Но тут взгляд его соскользнул на индикатор топлива:

— Ох, дьявол… Не дотяну.

Пока он самоутверждался, бензин в баке старенького «Москвича» выгорел напрочь.

Впереди показался перекресток. Когда до него сотавались считанные метры, светофор издевательски подмигнул желтым глазом, после чего высунул свой ярко-красный язык.

— Падла такая! — Возмутился Рогов.

Густым плевком в пол машины он сбросил излишек эмоций и приготовился тормозить. Однако, сообразив, что именно его автомобилю в такой ситуации делать это не только бессмысленно, но и поздно — вновь «подкинул гари» в атмосферу.

В общем, решение оказалось правильным. На дикой скорости Виктор пролетел перекресток прямо перед носом идущей слева «волги» — ещё чуть-чуть, и светлое завтра для него просто бы не наступило.

Самое трудное было — заставить себя не обернуться на визг чужих тормозов… В очередной раз облившись холодным потом, Рогов убрал ногу с педали газа и позволил стрелке спидометра опуститься до отметки в сорок километров в час.

А у следующего перекрестка, дисциплинированно остановившись на красный сигнал светофора, Виктор внезапно почувствовал себя очень плохо. Заломило суставы, свинцовая тяжесть стекла с плеч по телу, откуда-то на глаза накатила неудержимая влага.

Наступила запоздалая, но вполне естественная реакция на пережитое… От дикого, свирепого хищника, каким был всего полчаса назад Виктор Рогов, не осталось даже вставшей дыбом шерсти.

Хотелось домой. Домой… домой.

Борясь с усталостью, Виктор не обратил внимания на догнавшую его «волгу». Водитель же её притормозил перед перекрестком, медленно, накатом обогнул «Москвич» и остановился, перекрыв почти всю проезжую часть.

— Интересно, — подумал все ещё не пришедший в себя Рогов.

Из машины выскочил коренастый, прилично одетый мужчина лет сорока. Подбежав к «Москвичу», он нетерпеливо похлопал ладонью по крыше:

— Ну-ка, вылазь из машины!

— А? — Растерялся Виктор.

— Вылазь, вылазь, — подбодрил его мужчина, покусывая в нетерпении губы.

— А что случилось-то?

— Ты что же это, сука, на дороге рысачишь? Гонщик… Я из-за тебя чуть башку себе не свернул!

Рогов открыл было рот, чтобы прояснить ситуацию, но сильный удар кулаком в ухо едва не свалил его с ног.

— Ох ты! — Вскрикнул Виктор скорее от удивления, чем от боли, и попробовал укрыться от побоев в салоне машины. Но прежде ещё получил вдогонку звучный пинок под зад:

— Ой, йоб-тыть…

Знакомство с водителем «волги» закончилось так же внезапно, как и началось. Агрессор даже не стал преследовать исчезнувшего в салоне с проворностью обезьяны Рогова — сочно выругавшись, он уселся в свой автомобиль и укатил.

Оставленный в покое, но с выпученными от нового душевного потрясения глазами, Виктор попробовал подергать ключ зажигания.

«Москвич» не заводился…

— Ну, вот и все, — окончательно сник Виктор. — Приехали.

Это было уже слишком для одного вечера. Теперь придется брать канистру и чесать, куда глаза глядят.

Найдешь бензин — повезло! Не найдешь — кукуй здесь до утра.

Рогов с тоской посмотрел на опустевшую улицу. В обе стороны, насколько хватало взгляда, не наблюдалось никакого движения. Если, конечно, не считать…

Сдавая задним ходом, на перекресток возвращалась уже знакомая «волга».

— Вот только этого ещё не хватало, — поморщился Виктор. — Не до конца, что ли, душу отвел?

Собрав воедино остатки самообладания, он возобновил судорожные попытки завести двигатель при полном отсутствии топлива.

К сожалению, ничего не получалось.

«Слышь, чувак, — мысленно обратился Рогов к драчливому мужичку из „волги“. — Схилял бы ты отсюда, что ли? Без тебя тошно, честное слово! Езжай домой. Там тебя, наверное, жена-плавчиха ждет… Такая же, как и ты дура буйволообразная. Давай, чувак! Вали, а?»

Но «волга» уже заняла прежнее место.

Коренастый водитель её не спеша вылез на свежий воздух и подошел к насторожившемуся Виктору. Почесал затылок:

— Ну, что? Не заводится?

— Не-а, — выдохнул нахохлившийся, как воробей, Рогов через приоткрытое стекло.

— А что случилось-то?

— Бензин кончился. Наверное… А может — просто не заводится.

Мужчина обошел «Москвич»:

— Может, свеча? Или карбюратор?

— Хрен знает.

— Неплохо бы глянуть.

— Да уж, неплохо бы, — согласился Виктор, но из машины на всякий случай не вышел.

— Та-ак… — отчего-то печально протянул навязчивый незнакомец. Вновь почесал затылок и вынес решение:

— Дело дрянь! Значит, ни свечи, ни карбюратор смотреть не будем?

— Нет. Не буду, — уперся Рогов, одновременно прикидывая, чем-бы таким тяжелым в крайнем случае звездануть собеседнику по башке.

— Ладно, не обижайся, — неожиданно хмыкнул тот и подмигнул:

— Сам ведь понимаешь… Погорячился. Бывает!

Мужик отошел к своей «волге» и отпер багажник:

— Бензин у меня не слить, там сеточка специальная в баке… Далеко тебе ехать-то?

— А в чем дело? — Вытянул шею из окна Виктор.

Но прежде чем ответить ему, крепыш бросил на асфальт буксировочный трос:

— На, привязывай. Оттащу твою колымагу к дому.

— У меня денег нет, — с непонятной обидой сообщил Рогов.

Мужчина прошелся взглядом по старенькому «Москвичу», потом глянул на Виктора:

— Догадываюсь… Ну, поехали? Или как?

Глава 2

В следующую среду, с утра пораньше, на своем «запорожце» примчался Ройтман.

— Ну, что, охламон? — Заорал он прямо с порога в заспанную физиономию брата. — Петухи давно пропели, а ты, блин, ещё в постели? Стыдно, батенька, стыдно…

В последнее время у Павлика, помимо выпивки, появилось ещё одно увлечение — он начал собирать всяческие пошлые народные пословицы и поговорки, вставляя их в свою речь к месту, а чаще не к месту.

— Тихо, прыщ! — Цыкнул на гостя Виктор. — Всех соседей по этажу переполошишь.

Потирая ладонью левую щеку и позевывая, он поплелся на кухню. Мойка, до отказа заваленная грязной посудой, напомнила о том, что горячей воды нет уже вторую неделю.

— Ерунда какая-то…

— Ты о чем?

— Да так! — Рогов точно помнил, что от мужика из «волги» он получил именно по уху. А болит, почему-то, щека… Вторую ночь не заснуть — прямо, огнем горит.

Он обернулся к Павлу:

— Кроме водки пьешь что-нибудь?

— Смотря что, — ухмыльнулся Ройтман, усаживаясь на табурет.

— Кофе, например?

— Наливай. Сойдет и кофе!

21
{"b":"71554","o":1}