ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да те чего, Витек! Кому веришь? Знаю я эти жидовские штучки…

Толстяк ещё раз, наотмашь, ударил Пиккельмана.

— Стой, я сказал! — Рогов схватил со стола стакан с водой и выплеснул содержимое в лицо старику:

— Стой, идиот! Хватит.

Михаил Исаакович начал медленно приходить в сознание:

— Пожалуйста, прошу вас…

Он прислонился к стене и закинул вверх голову. Поморщился, потом потер ладонью область сердца.

— Ну? — Обрадовался Карла. — Что я говорил? Живой барбос… Хитер, но меня не проведешь. Говори, не то башку расколочу!

— Молодые люди…

— Чего? Что, не слышу?

— Молодые люди… Там, в столе, валидол…

Рогов без разговоров рванул и вытряхнул на пол ящики стола, нашел упаковку и сунул лекарство в рот заведующему складом.

Пару раз причмокнув, Михаил Исаакович застонал:

— Не губите… О-о-о…

Но кабинет уже наполнился яростным ревом Карлы:

— Па-адла! Глянь, Витек — вот же они, ключики мои.

Действительно, в куче разннообразного хлама и никому не нужных мелочей, высыпанных Роговым на пол в поисках валидола, поблескивал никелем и фирменным брелком комплект ключей от «форда».

— Где машина, старая сволочь? Ну?

Пиккельман попытался было опять упасть в обморок, но на этот раз Виктор не дал себя провести:

— Отвечай!

— У Саньки Булыжника.

— У кого? — Не расслышал Рогов.

— Санька Булыжник. «Крыша»… «Крыша» моя. — Михаил Исаакович еле шевелил разбитыми в кровь губами. — Видит Бог! Не хотел я ничего такого, просто по-стариковски пожаловался…

Вздрагивая при каждом резком движении Карлы, старик забормотал о том, что «форда» он лично и в глаза не видел, только ключи получил. А саму машину, дескать, бандиты поставили пока на хранение в какое-то тайное место…

— Адрес?

— Не знаю, — всхлипнул Пиккельман. — Булыжник…

Толстяк отодвинул Виктора в сторону:

— Не знаешь?

Он изловчился и дважды ударил старика ногой в грудь. Что-то хрустнуло — звук был такой, как при разделке порционного цыпленка-табака:

— Еще? Еще добавить? Адрес говори!

Михаил Исаакович пытался ответить, но вместо слов из горла у него потекла темно-красная струйка.

— Подожди… Постой, убьешь ведь!

Но Карла уже почти ничего не соображал:

— Дай сюда!

Выхватив у Рогова «шокер», он приставил обнаженные электроды к стариковской шее:

— Где стоит моя машина? Где? Отвечай!

Видимо, Пиккельману удалось что-то сказать — Виктор не разобрал слов, но склонившийся над Михаилом Исааковичем толстяк удовлетворенно кивнул:

— Другое дело. Похоже, не врешь… Но это тебе на будущее, чтобы побыстрее думал!

Карла нажал на кнопку, и между электродами с сухим треском прошел голубоватый разряд.

Тело на полу дернулось и обмякло.

— Пошли отсюда, Витек. Я знаю, где это.

— А старик? — Не то, чтобы Рогову было жаль Михаила Исааковича, но в данный момент хозяин кабинета выглядел черезчур жутковато.

— Ничего, евреи — они живучие… Оклемается!

Виктор с сомнением посмотрел на неподвижного Пиккельмана.

— Держи, может ещё пригодится, — Карла сунул обратно приятелю «электрошок». — Только поосторожнее… Жаль, наручников больше нет!

Вошедший во вкус толстяк несколько раз дернул за телефонный провод, с трудом оборвал его, перевернул Михаила Исааковича лицом вниз и связал старику запястья:

— Все! Пошли отсюда.

Однако, прежде чем покинуть кабинет, Карла замешкался, чтобы сунуть в сумку пластиковую упаковку пива «Хольстен» и пару блоков дорогих сигарет:

— Это вместо штрафа, за моральный ущерб. Взбодримся, Витек? Не все же этому маромою… Пусть теперь таблетки шамает.

У Виктора тоже взыграла кровь. Оказавшись в коридоре, он подхватил с пола увесистый кусок красного кирпича и наугад запустил его куда-то в угол.

Подвальная темень отозвалась жалобным звоном бьющегося стекла.

— Ого! — Восхитился толстяк. — С первого залпа — и зеркало вдребезги.

— Что ещё за зеркало?

— Да к ним вчера, ближе к обеду, партию итальянских зеркал для ванных завезли. Судя по звону, именно туда и сгрузили…

Рогов даже не успел в очередной раз подивиться осведомленности приятеля — Карла заржал, как жеребец. Наощуп определив содержимое ближайшего ящика, он начал одну за другой извлекать бутылки с водкой и с азартом лупить их об стену:

— Во, кайф!

Когда наконец вошедшие в раж приятели остановились и глянули на плоды трудов своих, склад напоминал городище после набега татарской конницы.

— Да, классно… Словно Мамай прошел!

— Ничего, теперь запомнят!

… На улице Виктор спохватился:

— Куда нам ехать? Где машина?

— У Американского моста.

— Рядом с автовокзалом?

— Ага, — Карла перебежал улицу и попытался остановить частника.

— Там ещё рядом депо? — Прикинул Виктор.

— Есть такое безобразие, — подтвердил приятель, занятый «отловом» проносящегося мимо транспорта. — Резерв проводников! Все вагоны, вагоны…

— Я там не был никогда.

— Вот и полюбуешься, — хмыкнул Карла. — Места чудные… глухие!

Он продолжал «голосовать», но автомобили проносились мимо.

Большинство водителей даже не смотрело в сторону парочки небогато одетых и возбужденный парней, желающих куда-то ехать.

Себе дороже… Впрочем, минут через пять кто-то все же соблазнился: «волга» с госномерами, мигнув подфарником, вильнула чуть вправо и замерла у обочины:

— Куда вам, ребята?

— К автовокзалу. На Обводный! — Ответил Ян Карлович, смело плюхаясь на заднее сидение. И лишь после этого поинтересовался:

— Сколько?

Виктор тем временем все ещё оставался на улице, придерживая дверцу. А чего, собственно, ради лезть в машину раньше времени? Может, водитель ещё и откажется…

Но тот даже не стал торговаться:

— Сколько не жалко. Садитесь! Договоримся.

Рогов забрался в салон, сел поудобнее — и ахнул:

— Мир тесен!

За рулем «волги» сидел коренастый мужик, который не так давно залепил Виктору кулаком в ухо. Надо сказать, от души врезал… Впрочем, он же потом и отбуксировал Роговскую колымагу до автозаправки.

Водитель, глянув в зеркало заднего вида, тоже признал пассажира:

— Смотри-ка… Чудеса!

— Наверное, — отозвался Виктор. — Городок у нас маленький, тесный…

— Ну и что, не ожила твоя машина?

— Нет. За здорово живешь — не хочет, денег требует.

— Да, парень, — улыбнулся водитель. — Авто у тебя было редкое… Я, когда тащил, все боялся, что оно на ходу развалится.

— Вы что — знакомы? — Включился в беседу Ян Карлович.

— Встречались, — кивнул Рогов.

Это прозвучало так, что крепыш поморщился:

— Ну, вот! Обижульки начались… Сам же был виноват! На «красный» пролетел, нет?

— Да ладно, все правильно. Кто старое помянет…

Виктор действительно не таил зла на водителя «волги»: что было, то было. И быльем поросло! Любой бы на месте мужика рассвирепел.

А этот ведь тогда в конце концов вернулся, выручил…

Однако, что-то все же мешало Рогову испытывать к этому крепышу чувство благодарности. Какой-то неприятный холодок пощипывал изнутри, какая-то тяжесть возникла под сердцем…

— Вот он, мостик ваш. — Водитель сбавил скорость и перестроился поближе к обочине. — Куда теперь?

— Да здесь прямо, — распорядился Ян Карлович. — Ну, шеф, сколько насчитал за проезд?

— А вот и нисколько. Со старого приятеля…

— Нет, так нельзя, — смутился Рогов. — Все-таки…

— Мне, считай, по пути было.

— Хватит? — Положил конец дискуссии Ян Карлович, сунув скомканную бумажку в ладонь крепыша.

Тот, даже не взглянув на деньги, убрал их в карман и кивнул:

— Нет вопросов… Счастливо, ребята!

— Вам тоже. До свидания.

— До встречи!

«Волга», выпустив в окружающую среду порцию едкого, ядовитого дыма, влилась в поток других машин и вскоре скрылась из виду.

— Интересный тип, — хмыкнул Ян Карлович. — Приятель?

— Да как сказать, — рассеянно пожал плечами Виктор. Крепыша рядом уже не было, но принесенное им чувство опасности осталось.

32
{"b":"71554","o":1}