ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Может, тогда на машине?

— На какой? — Удивился участковый.

— Ну, на «Москвиче» моем?

Собеседник опять развеселился, будто Рогов сказал что-то необычно смешное:

— Вот человек, а! Да как ты её забирать думаешь? Тачка же под окнами, а там тебя ждут-не дождутся… Враз завернут ласты, и мордой в пол. Желаешь?

Участковый согнал с лица улыбку и неожиданно твердо произнес:

— Чего, так и не понял, браток? Это же счастье твое, что на меня нарвался, а не на них!

— Нет, я понимаю… А квартира как же? Вещи?

— Опечатают. Не волнуйся, целее будет. Через какое-то время мать вернется, что надо вывезет. — Отодвинув в сторону блюдо с салатом, капитан принялся аппетитно обгладывать куриный окорочек, только что поданный официанткой. — Ешь, закусывай.

— Что-то уже и не хочется.

— Ешь! — Распорядился собеседник. И подмигнул:

— Тебе сила сейчас нужна, а то ведь не добежишь до границы-то! Свалишься от истощения где-нибудь в Белоруссии — под Гомелем, к примеру.

— Слушай, Серега… Сегодня какое число? Четное?

— Нечетное.

— Блин-н! А у меня поезд только по четным ходит.

— Днепропетровский? Через Кременчуг? — Прикинул капитан. — Да!

— Что же мне, на вокзале сутки ошиваться?

— Почему? Неужели пойти некуда?

— Некуда.

— И знакомых никого? — Недоверчиво поднял бровь собеседник.

Виктор припомнил Карлу, Ройтмана и ещё пару-тройку человек, но все это было не то:

— Знакомых полно. Но к ним лучше не надо. Опасно.

— А бабы нет? Такой, чтобы приютила, обогрела…

Перед глазами Рогова в полумраке мелькнуло лицо Дарьи:

— Знаешь… Есть такая!

— Хорошая? — Подмигнул приятельски участковый.

— Очень. Но как-то к ней…

Собеседник посмотрел на Виктора так, что тот ещё больше смутился и начал оправдываться:

— Нет, Серега, ты не думай! Она не по этой части.

— Да? — Хмыкнул капитан. — А по какой?

— Она проводница, на «Стреле» ездит, — сухо ответил Рогов.

— Ладно, не обижайся. А то сразу в амбиции… Я же ничего, просто так. Симпатичная?

— Во-о! — Однозначно выпятил большой палец Виктор. — Класс!

Мужчины заржали и потянулись за сигаретами. Рогов щелкнул разовой зажигалкой:

— Слушай, Серега. А ты действительно меня целые сутки прождал?

— Конечно. Наша служба и опасна, и трудна…

— И на первый взгляд, как будто, не видна… — подпел Виктор. — А если бы я не пришел сегодня?

— Значит, повстречался бы с другими ментами. Которые уж тебя точно бы в кафе не повели!

— Вот, — назидательно проговорил Рогов. — А некоторые ещё в судьбу не верят.

— И правильно делают.

— Почему? — Снова не понял собеседника Виктор.

— Чушь все это. Галиматья! Человек сам свою жизнь делает.

— А это все? — Рогов обвел рукой полутемный зальчик и остатки обеда на тарелках. — Это как обьяснишь?

— Чего пристал? — Возмутился участковый. — Никак!

— Нет, ты подожди… Согласись, что я мог бы и не прийти?

— Вряд ли. Рано или поздно поперся бы домой.

— Почему?

— Потому что — не убивал. И потому, что валенок… по жизни.

— Но ведь я появился как раз вовремя? И вышел прямо на тебя? Значит, судба!

Глаза человека напротив заметались в сомнении, он даже крякнул и недовольно поморщился:

— Судьба, судьба! Успокойся! Чеши лучше к бабе своей и сиди у нее, не высовывайся до самого поезда. А то неровен час… И помни, что я сказал.

Участковый встал, по-офицерски одернул пиджак и не прощаясь направился к выходу. Но не сделав и пары шагов обернулся:

— Уматывай отсюда, понял? А иначе, извини, заберу. Сам понимаешь, работа такая.

Он убедился, что сидящий за столиком Рогов все правильно понял и напоследок предупредил:

— Мы не виделись. Ты вообще сегодня в нашем микрорайоне не был!

Виктор покинул кафе через несколько минут: докурил, допил кофе, дождался сдачи с оставленных участковым денег и без стеснения ссыпал мелочь в карман.

Выпитая водка согревала душу, сытый желудок напоминал о себе приятной тяжестью и урчанием. Рогов мысленно, без сожаления попрощался с родимым домом. Потом представил себе старушку-машину — попрощался и с ней. Жаль было «Москвича», разворуют его без присмотра автомобильные воры, но своя шкура ближе к телу.

Виктора холодной волной окатило воспоминание о беде, которая прошла совсем рядом. А сколько ещё опасностей впереди?

Тревожные картинки вновь навязчиво закопошились в мозгу, словно муравьи перед закатом солнца. Куда сейчас? К Дарье?

А если дома нет? А если не примет? Примет… А от нее?

Рогов все ещё не до конца убедил себя, что вот-вот придется уехать, скрыться, исчезнуть из родного города — если и не навсегда, то на долгие годы.

Почему? Зачем? Хорошо, хоть документы при себе — паспорт, водительское удостоверение. Новую жизнь, конечно, с таким багажом не начнешь, но в Светловодске все же мать, родня…

Как им все обьяснить? Что сказать матери? Она вот-вот собиралась возвращаться, а тут на тебе — сын приехал, собственной персоной.

Сказать, что соскучился? Не поверит, пожалуй. Ну и что? Может, и придумывать ничего не надо? Мать на то и есть — поймет.

Туманно, муторно внутри, словно некий поганый гнус разьедает душу. Спрятаться, скрыться за бархатными шторами в доме у Дарьи, залезть под одеяло, укрыться с головой, а завтра… Завтра останется только сесть в поезд — и все, конец этой жуткой неправде и небыли.

Испуганная автомобильным гудком, поднялась с дерева, полетела, шумя крыльями и пронзительно голося, стая черных городских ворон:

— Кар-р… кар-р… кар-р-р!

Карла… Где же сейчас толстяк? В камере? Скорее всего… Ведь взяли же его менты! Взяли прямо там, во дворе. Конечно, старый друг уже раскололся и сдал Рогова с потрохами, но Виктор обиды на него не держал трудно по первому разу, уголовка и не таких ломала.

…Чем дальше распутывал Рогов клубок недавних воспоминаний, тем страшнее ему становилось и неуютнее.

Выбравшись из метро, он оказался на площади Восстания. Грандиозное здание Московского вокзала флагштоком упиралось в небо, часы на башне отмеряли уходящее время.

«Странная штука, — подумал Виктор. — Такой огромный город, а я последние дни только и делаю, что верчусь здесь поблизости».

Рогов замер перед светофором. На противоположном тротуаре тоже столпился народ — и сейчас люди с обеих сторон проспекта напоминали две рати, два воинства, разделенных между собой бурным потоком.

Вот сейчас автомобили схлынут, проспект обмелеет — и пешеходы бросятся навстречу друг другу, размахивая саблями, булавами и сумками «адидас»…

— Дарья? — Вдалеке, у аптечной витрины мелькнула знакомая копна волос и спина в полосатой кофточке.

Едва дождавшись зеленого сигнала, Рогов метнулся через дорогу. Постепенно прибавляя шаг, он вскоре просто побежал, расталкивая встречных и еле успевая извиняться:

— Даша!

Но расстояние между ними было ещё слишком велико, и за уличным шумом девушка просто не услышала оклика.

У Виктора закололо в боку, пересохли губы.

«Может, это бред? — Подумал он мимолетно. — Может, обознался? Просто похожая, мало ли таких ходит… Нет, не может быть».

В какой-то момент Рогов чуть не потерял недавнюю знакомую, но потом вновь увидел её, уже в нескольких метрах перед собой:

— Даша?

— Ты? Виктор…

— Слава Богу… — с трудом отдышался Рогов. — Как хорошо, что я тебя догнал! Как хорошо…

Девушка молча улыбалась, разглядывая его раскрасневшееся лицо.

— Торопишься?

Вместо ответа Дарья покачала головой и с чисто женской интуицией определила:

— Значит, не слишком удачно ты домой сьездил.

Рогов кивнул и потрогал намокший от пота ворот рубашки:

— Можно к тебе?

— Можно, — просто согласилась девушка. — На!

Она извлекла из сумочки связку ключей:

— Этот от входной двери.

— А ты? — Опешил Виктор.

— Мне в магазин надо. И ещё в пару мест, но тут близко.

55
{"b":"71554","o":1}