ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— У тебя все в порядке? Ты чего-то не договариваешь.

— В порядке все! Конечно, все в порядке. Жив, здоров, поправился на два с половиной кило, прямо, как боров!

— А те люди?

— Какие?

— Которых ты в вагоне встретил. Когда я тебя в Москву возила. Я потом по билетам фамилии их посмотрела — один, кажется, Болотов, а второй…

— Да это так, бизнесмены знакомые были. Встречались когда-то, работали вместе…

— А сейчас?

— Нет, сейчас не работаем, — почти честно ответил Виктор.

— Они тебе не могут навредить?

— Вряд ли. Не думаю…. А почему ты спросила?

— Не знаю, — вздохнула Даша. — Боюсь почему-то, сердцем чувствую — прямо щемит.

— Заканчивайте, — бесцеремонно вклинилась в разговор телефонистка. Время!

— Девушка, ещё минутку! — Взмолился Виктор. — Ну, пожалуйста, я доплачу…

— Ой, я же совсем забыла тебе сказать, — спохватилась Даша. — В депо ко мне какой-то Карла приходил.

— Карла? А он-то откуда узнал? Эх, блин… Зачем приходил?

— Просил передать, что какой-то Павлик все знает. В общем, чушь какая-то…

— Что знает? Что?

— Про какую-то икону. И про золото. Будто бы там они, у твоих родственников.

— Икона? При чем тут икона?

— Вроде, она указывает, где золото… или, может, я не поняла до конца.

В мембране что-то раздраженно щелкнуло, запиликало — а затем телефонная связь оборвалась.

— Повторите заказ! — Крикнул Виктор, приоткрыв дверь кабины. Соедините, номер абонента тот же.

— Не могу, — без какой-либо интонации ответила телефонистка. — Время.

— Какое ещё время? Я оплачу.

— Связь с Россией из-за планового ремонта оборудования в течение этого месяца осуществляется строго с девяти до двенадцати дня. Объявления на дверях читать надо!

— Что же делать? — Бестолково спросил Виктор.

Вместо ответа телефонистка только пожала плечами и, посчитав, что посетитель больше не заслуживает внимания, вновь уткнулась взглядом в какие-то бланки.

… Сплошная, легкая дымка затянула небосвод. Мелкие капли дождя практически не долетали до земли — испарялись от жаркого дыхания почвы, и уже в таком виде опять поднимались вверх. Соответственно, и видимость была «нулевая».

— Потонем на хер, — вполне обоснованно предположил Муля Папич и в очередной раз проверил наличие спасательных жилетов в лодке. — Наткнемся в тумане на какой-нибудь буй — и потонем. На хер. Надо было яхту брать.

Средних размеров дюралевая моторная лодка «Прогресс» мерно покачивалась у причала.

— Раньше надо было думать, — поморщился Данила.

На голове у Московского белела стягивающая повязка, прикрывавшая обширную гематому — память об ударе о дверной косяк. Данила поправил бинты, слегка прищурился от ожидании боли и вынужден был признать:

— Да, и волна, вроде бы, нарастает.

— А мне нравится, — высказал мнение Палец. — Классная погодка. Ни холодно, ни жарко.

— Сидим себе на жопе ровно, отдыхаем…

— Может, сегодня и не поплывем? Циркача второй час нет.

— Хорошо бы, — поддержал Папича Данила. — У меня, честно говоря, от водных прогулок насморк случается.

— У тебя вечно насморк! — Отмахнулся Палец. — Ходишь, носом шмыгаешь…

— Да, скорее всего — не поплывем, — не стал обижаться на приятеля Данила.

— Размечтались, — хмыкнул Палец и кивнул в сторону шлагбаума, который перегораживал въезд на территорию лодочной станции. — Витек пожаловал! Встречайте.

Виктор остановил машину напротив ангара, крикнул охраннику, чтобы тот присмотрел за ней на время отсутствия хозяина, скинул в лодку сумки с продуктами и туда же передал канистру с бензином.

— Где заблудился-то? — Спросил Данила. — Мы тут с утра, между прочим.

— После, после, — прервал его Виктор. Надел спасательный жилет, завязал тесемки, пару раз дернул, проверяя на прочность. — Отчаливаем. Муля, заводи движок!

Папич без лишних вопросов потянул за шнур, резко поддал газу:

— Давай, родимая! От винта…

Лодка слегка вздыбилась и, подминая под себя ленивые волны, пошла в открытое море.

Примерно с полчаса все отчужденно молчали. Данила недовольно хмурил брови, Палей сосредоточенно разматывал рыболовную леску на спиннинге…

— Чудишь, — не выдержал в конце концов Муля Папич. — Какая тут, в этой чертовой мути, рыба?

— А что? — Пожал плечами Палец. — Может, судачка какого заудилю… Брошу блесну — и пусть за лодкой тянется.

— Стволы я сдал, — неожиданно для всех и для себя самого признался Виктор. — Кругу.

— Я так и думал! — развел руками Данила. — А на фига?

— Круг грозился всех на кичу запереть.

— Ну и что? — Возмутился Данила. — Плюнул бы ему в рожу — и все дела! Какие стволы?

— О чем речь, гражданин начальник?

— И проторчал бы в камере пару месяцев. Вместе со всеми нами…

— Ну и что? — Повторил Данила.

— А то! Сам бы попробовал с ним потягаться… Сидит — взглядом сверлит! Глаз, бля, квадратный — мол, насквозь все вижу. Хуль, говорит, вы вчера в баре стреляли?

— Вот, пес позорный, — искренне посочувствовал приятелю Палец и с силой зашвырнул блесну в море. — Хотя, конечно, жаль, что ты стволы сдал. Я бы в него бабахнул.

— Нельзя.

— Ну, хотя бы пыжом в задницу…

— Ты бы во всех бабахнул, — Муля приметил, что блесна не держит глубину, скользя по поверхности, и сбавил обороты двигателя. — Тебе только в руки чего-нибудь дай! Уймись.

— И бабахнул бы! — Не желал успокаиваться Палец. — Все у нас, поголовно — жлобы и кроилы. Никакой отзывчивости. Тильки до сэбе… Дай закурить немаэ, дай огонька — кремушек стирается… тьфу!

— Да хватит вам, — прервал перебранку Виктор. — Ты — рули, ты рыбу лови, давай… и вообще — не вякай! Стрелок хренов. Кто тебя просил в баре шмалять?

— Да я…

— Я, я… головка от торпеды!

— Туман сгущается, — с деланным безразличием сообщил Муля Папич.

— Сколько километров до острова? — Виктор порылся в рюкзаке и натянул на голову ярко-красную кепку-«бейсболку». Вид у него сразу же стал придурковатый.

— Не километров, а миль, — поправил Муля. — Мы в море, все-таки.

— Ну? Сколько?

— Около пяти.

— Скорость у нас какая?

— Ну, при таких оборотах двигателя, узлов примерно…

— Не морочь голову!

— Километров пятнадцать в час.

— Так мы уже должны…

— Если мимо не проскочили, — подметил Данила.

— Почему это — мимо? Мимо накак, — затряс головой Муля Папич. — Остров находится строго напротив лодочной станции. Если руль все время прямо держать — аккурат в него и упрешься.

— А течение? А ветер? — Блеснул познаниями в навигации Виктор. — И вообще, ты хоть знаешь, где у этого корыта «прямо»?

— Факт — по кругу ходим, — хмыкнул Палец, вытаскивая из воды блесну. На тройнике жалко повис полиэтиленовый пакет с рисунком:

— Второй раз его цепляю.

— Может, разные?

— Не-а, — Палец сразу лишил спутников иллюзий. — Один и тот же. На прошлом зацепе я бабе этой левую сиську порвал — вот, пожалуйста.

Все разом уставились на пакет, в то место, где посреди цветного изображения женщины зияла большая дыра.

— Атас, мужики! — Неожиданно взвизгнул Данила.

— Да не «атас», а «полундра», — успел поправить его рулевой. — Мы же все-таки…

Закончить фразу ему не пришлось. Лодка со скрежетом прошлась по песчаной отмели и со всего разгона уткнулась в берег.

— Кранты винту! — уже в полете прокричал Муля Папич.

— Факт, — согласился с ним вылетевший следом Палец.

Остальные члены экспедиции шмякнулись о землю молча…

Впрочем, приземление всех четверых обошлось без особого травматизма песок на берегу острова оказался некрупный и мягкий. Не повезло только Даниле — он опять больно треснулся головой и на какое-то время даже потерял сознание.

Очнувшись, Данила перво-наперво обматерил все и вся, потом поинтересовался:

— Он?

— Он самый, что ни на есть. Змеиный остров, — заверил Муля. — Я же говорил, что надо все время руль прямо держать.

81
{"b":"71554","o":1}