ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Виктор приблизился к Ольге Ивановне и тихо, чтобы не слышали окружающие, спросил:

— Кому дядя Никон икону продать собирался? Ездил куда-нибудь?

— Не знаю, — всхлипнула вдова. — Вроде, никуда…

«Ну, конечно! Конечно. — Догадался Виктор. — Цену-то ему здесь не дали. Как же я сразу не сообразил? В городе только одна контора по антиквариату. Гарпушина».

Сразу после похорон Виктор сел за руль своей автомашины. Но, прежде чем отъехать, подозвал Мулю Папича:

— На поминки остаешься?

— Ну, да, вроде.

— Готовь на завтра яхту. На остров пойдем. И вот ещё что… акваланг бы надо.

— Совсем рехнулся! — Всплеснул руками приятель. — На кой тебе ляд?

— После объясню.

… К концу дня погода опять испортилась. С моря налетел внезапный ветер, рванул листву каштанов, и намокшая зелень полетела в лобовое стекло. Входная дверь в антикварный салон оказалась закрыта, и Виктор несколько минут повертелся перед ней, безуспешно пытаясь заглянуть внутрь сквозь давно не мытые окна.

— Залегли на дно, сволочи… Дело сделано, а на вопросы отвечать не охота?

Заморосил теплый дождь. Виктор отер рукавом лицо, сплюнул под ноги и опять полез в машину:

— Ну, что же, наведаемся домой. Жаль, ствола нет, — он запустил руку под сиденье, нащупал тесак:

— Располосую падлу на ремни! Все расскажет.

Гарпуша проживал на первом этаже, в доме за магазином «Детский мир», но на долгие, настойчивые звонки никто не ответил. В конце концов, разъяренный Виктор ухватился за блестящую ручку, рванул её на себя, потом ещё раз…

— Прямо, день закрытых дверей, — зло усмехнулся он и вышел на улицу.

Окна Гарпушиной квартиры выходили во двор.

— Так вот же ты, козел! — Виктор даже вздрогнул от неожиданности, увидев над собой, высунувшуюся из-за занавески физиономию хозяина:

— Открывай, пидор! Покалякать надо.

Гарпуша не ответил и даже не шелохнулся.

— Ты что, думаешь, я тебя не вижу? — Виктор придвинулся ближе к окну. Добром откроешь — клянусь, не трону!

Вновь молчание.

— Может, кажется? — Засомневался Виктор. И на всякий случай опять пригрозил:

— Да я в твою морду наглую сейчас прямо через стекло двину! Открывай, сука!

Убедившись в отсутствии какой-либо реакции со стороны Гарпуши, Виктор перешел к окну кухни, в котором чуть раньше заметил приоткрытую форточку.

— Ну, ты сам виноват…

Пролезть внутрь было делом техники, и спустя несколько мгновений Виктор уже спрыгивал на пол кухни. Вокруг царил совершенный бардак: осколки посуды, выдвинутые ящики, какой-то мусор…

Да и в коридоре обстановочка оказалась не лучше. К тому же, из дверного косяка торчал с силой всаженный топор.

— Мамай здесь прошел, что ли?

Жалея, что забыл в машине тесак и ожидая всего, чего угодно, вплоть до выстрела из-за угла, Виктор с силой толкнул дверь комнаты. Пели скрипнули, Виктор сделал шаг вперед — и оторопел.

Из-за занавески на улицу выглядывал не Гарпуша, а лишь его голова, выставленная на подоконник. Тело хозяина валялось неподалеку в черной, липкой луже. Не только пол, но и вся комната была заляпана, замазана, забрызгана кровью… Виктор попятился. Какой-то мелкий предмет попал под ноги, он поскользнулся и едва не потерял равновесие.

— Господи!

Не раздумывая больше ни мгновения, Виктор кинулся к выходу из квартиры, но замок, старый, как сама дверь, отпирался только ключом. Ключом, которого сейчас в замочной скважине не было. Виктор выругался и со всех ног припустил обратно, на кухню, к спасительной форточке. Царапаясь и кряхтя вылез наружу.

— А чего это ты там лазаешь, а?

Виктор обернулся на окрик. Во дворе, прямо посередине детской площадки, стояла низенькая, сморщенная временем старушка и с вызовом глядела на предполагаемого «домушника». Делать нечего — оставалось только прикрыть лицо ладонью и бежать: мимо бдительной бабушки, мимо качелей, мимо собственной автомашины…

— За руль нельзя, — все-таки успел сообразить он. — Срисует, сволочь, номера!

— А чегой-то ты рожу-то воротишь? — Неслось ему вдогонку. — Ворюга! Вот я, погоди, в милицию сейчас!

Глава 2

Металлическая табличка с гербом информировала всех заинтересованных лиц о том, что на втором этаже дома номер четыре по улице Ленина располагается очень серьезное учреждение.

Старый, заклеенный по краям изолентой «кассетник» выдавил из себя мерзкий скрип, зашипел — после чего равнодушно зажевал магнитную ленту. Сергей иванович Куруг нехотя оторвал задницу от инвентарного стула, наклонился и придавил клавишу «стон». Затем прикурил сигарету и нехорошо посмотрел на подчиненного:

— И это все, чем мы располагаем?

— Техника — дерьмо, — развел руками оперативник. — Но где же новую взять?

— Я об информации говорю.

— Скудная, конечно. Но, все-таки…

— Никаких «но»! Прошляпили?

Оперативник виновато промолчал.

— Прошляпили, — задумчиво повторил Круг, встал и прошелся по кабинету.

Остановившись, он уперся руками в пыльный, обожженный окурками подоконник:

— Дожили! Дожили, мать вашу… Какая-то сбрендившая бабка нас ставит в известность!

— Да и хорошо, что хоть она. А то сидели бы здесь — ни сном, ни духом!

Сергей Иванович сплюнул в окно и туда же бросил не дымящуюся сигарету:

— Докладывай! По порядку.

— Насчет того, при каких обстоятельствах Виктор Левшов вылезал через форточку, вы уже знаете из показаний свидетельницы, — оперативник кивнул на магнитофон. — Так что, осталось всего ничего — только взять его, и…

— Рано хвалишься.

— А куда Левшов теперь денется? Машина-то его так и осталась около подъезда.

— Понятно. Что еще?

— Дверь в квартиру была заперта на ключ. Пришлось взламывать.

— Ну? Дальше!

— Внутри — беспорядок. Вещи разбросаны, все перерыто… я могу видеокассету с записью осмотра места происшествия принести.

— Потом, — процедил сквозь зубы Круг.

— Видимо, кто-то что-то искал. На кухне окурки разных сортов, что наводит на мысль…

— Давай-ка пока без лирики!

— Есть, — не стал спорить с начальством оперативник. — Возле батареи, в углу, три пустые бутылки из-под вина «Айгешат». Не иначе, пьянка в квартире была.

— Ага, — кивнул Сергей Иванович. — Лет пятнадцать назад.

— Простите?

— Ты когда в последний раз в магазине «Айгешат» видел?

— Не помню. Я, вообще-то, практически не пьющий…

— Ну и напрасно. Продолжай!

— В спальной комнате — хозяин. Точнее, тело без головы.

— Ах ты, блядство какое… — Сергей Иванович нервно забегал по кабинету. — Обыск дал что-нибудь?

— Там кровища везде. Я блевал два раза, — оперативника передернуло, и он непроизвольно покосился на свои брюки.

— Результат?

— Ну, предполагаемых орудий убийства — сколько душе угодно: и ножи кухонные, и стекла… В коридоре — топор, пила-ножовка.

— Все? Больше ничего не нашли?

— Ну, да, вроде…

— Левшова нашли? Задержали?

— Пока нет. У машины он не появляется, все известные адреса перекрыты. Ищем.

— А шоблу его шерстили?

Оперативник покачал головой:

— Пока, в общем-то, толком — нет. Людей не хватает.

Сергей Иванович грязно и длинно, как теперь умеют, пожалуй, только милицейские начальники старой школы, выругался матом:

— Немедленно! Всем! Дармоеды, мясники… Одну группу захвата — в «Аквариум»! Сам, с усилением, на моей машине — в яхт-клуб. Понятно?

Дверь кабинета за оперативником громко хлопнула уже через несколько секунд, и Сергей Иванович Круг остался один. Первым делом он подхватил телефонную трубку и набрал код Санкт-Петербурга.

Номер не отвечал. Круг повторил вызов, и трубка отозвалась короткими гудками.

Занято… занято, занято! Все деловые такие стали…

Успехом увенчалась только третья попытка.

— Здравствуйте. Мне бы Антона Эдуардовича.

— Простите, кто его спрашивает?

— Скажите: из Светловодска.

86
{"b":"71554","o":1}