ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Застыв в инвалидном кресле, вцепившись в обода, Питер понял, что речь уже идет не о жизни и смерти, а о доле страданий, которая могла выпасть каждому из них. Как спасти Эмили от пытки на глазах Тьюзди, как оградить Линду от этих насильников, которые, надругавшись над ней, хладнокровно убили бы девушку и бросили в лесу, чтобы поисковые группы, обнаружив тело, ушли бы с горы.

И ответ пришел сам собой. Прямая атака на бандитов вызовет ответный огонь. Выстрелы кто-нибудь да услышит. Саутворт и его помощники недалеко, они могут быстро вернуться. Линда и Эмили будут спасены от мучений. Их всех убьют, но лучше быстрая смерть, чем безжалостная пытка. Имеет ли он право, думал Питер, брать на себя решение, не посоветовавшись с остальными? Но как он мог посоветоваться? Нет, решать он должен сам и молиться, чтобы Тьюзди и женщины поняли его замысел и содействовали ему.

"Мне осталось жить не больше трех минут", - сказал себе Питер. Он раскачивал каталку взад-вперед на один-два дюйма, готовясь к последнему броску. Вспотели ладони. Не хотелось думать, что никогда больше не увидит он солнечных лучей, бьющих в большое окно, не вдохнет аромата только что сваренного кофе. И не оставалось времени подвести итог жизни, вспомнить успехи и неудачи. А нужно ли подводить итоги? Или подсознательно он стремился оттянуть миг, за которым начиналось неизведанное?

И тут Дьюк Лонг невольно облегчил ему выполнение задуманного.

- Давай-ка поглядим, насколько хватит Тьюзди, - процедил он. Положил ружье на обеденный стол, достал из кармана нож, раскрыл его. - Для начала я вырежу на тебе свои инициалы, Эмили, - и двинулся к ней. Глянул на Тьюзди, ухмыльнулся. - Будет тебе новая краска, старик.

- Нет! - воскликнул Тьюзди. - Подождите. Я ничего не...

Питер изо всех сил крутанул колеса. Кресло накатилось на Дьюка со спины и чуть сбоку. Крамер что-то крикнул, предупреждая об опасности.

Удар пришелся по ногам. Дьюк взмахнул руками, пытаясь сохранить равновесие, но Питер схватил его сзади и потянул на себя. Бандит буквально рухнул к нему на колени. Правая рука Питера сомкнулась на шее Дьюка. Тот взмахнул ножом, и Питер почувствовал резкую боль в бедре. Он закрыл глаза и все сильнее сжимал горло Дьюку.

Кресло развернулось спинкой к плите. Теперь Дьюк защищал его от ружей Крамера, Мартина и Телицки. Заведя левую руку под затылок Дьюка, Питер рванул правую вверх, задирая бандиту подбородок. Что-то хрустнуло, и Дьюк сразу обмяк.

Но к ним уже рванулся Телицки. Питер увидел его перекошенное яростью лицо, тянущиеся к нему громадные кулаки. Но, к изумлению Питера, Телицки не вырвал Дьюка из его рук, а отпрянул назад. Лишь потом Питер узнал, что Эмили огрела здоровяка кочергой. Удар пришелся в висок.

- Заставьте их стрелять! - заорал Питер.

Телицки шатало из стороны в сторону. Он обхватил голову руками, из-под пальцев показалась кровь.

Тело Дьюка соскользнуло с колен, и тут Питер увидел, как Крамер медленно поднимает ружье. Услышал утробный рык Тьюзди. Эмили стояла прямо за Питером, на линии огня. Старик заслонил собой обоих и двинулся на Крамера.

Раздался выстрел, гигант покачнулся, словно срубленное, готовое упасть дерево. Жалобно вскрикнула Эмили.

Краем глаза Питер заметил Мартина. Тот бежал вдоль стола, чтобы занять более удобную позицию для стрельбы. Прогремел еще один выстрел, и Мартин схватился за шею. Третий выстрел, четвертый, пятый, Мартин рухнул на мраморный пол.

Питер обернулся. У стола стояла Линда. Стреляла она из ружья Дьюка. Вот оно выскользнуло из ее рук. А Линда, как зачарованная, смотрела на лежащего Мартина.

- Джейк! - проревел Крамер.

Телицки шагнул к нему, все еще держась за голову. Крамер мог бы перестрелять всех, но вместо этого попятился к двери. Схватил за руку еще не пришедшего в себя Телицки и потащил за собой. Тут Питер понял причину столь странного поведения Крамера. Тьюзди, на коленях и на локтях, дотянулся до ружья, брошенного Телицки. И, едва Крамер успел захлопнуть за собой тяжелую дверь, ее обдало свинцовым градом. Затем старик упал лицом вниз.

А заполненную пороховым дымом кухню огласил безумный смех. Труди забилась в истерике.

Питер смотрел на свои дрожащие руки. Он остался в живых...

Кухня напоминала поле боя. Убитые Дьюк и Мартин, тяжело раненный Тьюзди. Питер не мог двигаться, думать. Он не понимал, почему Крамер так поспешно ретировался. Правда, его ружье могло дать осечку, а в грохоте выстрелов Линды он не услышал щелканье затвора. Впрочем, он не сомневался, что через несколько минут Крамер и Телицки притащат со второго этажа новые ружья и патроны. Выстрелы могли сослужить пленникам добрую службу, если их услышали в лесу. Но что предпримут Крамер и Телицки? Попытаются уйти с горы или, поняв, что надежды на спасение нет, вернутся на кухню, чтобы прикончить пленников?

Тело Дьюка навалилось на ногу Питера. Он откатился назад, чтобы освободиться от груза.

- Как он, Эмили? - спросил Питер.

- О, мой бог, - прошептала та, склонившись над Тьюзди.

- Жив?

- Да, но пуля в груди, - она подняла на Питера испуганные глаза. Ее невероятное самообладание дало трещину.

- Здесь мы оставаться не можем. Они перестреляют нас через окна, как куропаток. Перенесем Тьюзди в заднюю комнату.

Эмили попыталась сдвинуть Тьюзди с места. Тот застонал.

- Линда! Труди! Помогите ей! - приказал Питер. - Я не могу.

Линда смотрела на него, словно увидела впервые в жизни. Казалось, она приросла к полу.

- Делайте, что вам говорят, черт побери! - рявкнул Питер.

- Пожалуйста! - вымолвила Эмили.

А Труди смеялась и смеялась, ничего не видя и не слыша.

Полное отчаяния "пожалуйста" Эмили проняло Линду. Неверной походкой она подошла к Тьюзди, и вдвоем они потащили его к задней комнате.

Питер сполз с кресла и опустился на колени у тела Дьюка. Обшарил карманы кожаного пиджака и нашел то, что искал: пригоршню патронов к ружью, из которого стреляла Линда. Кое-как он доковылял до двустволки Телицки. Магазин был пуст. Тьюзди нажал на оба курка. Питер перебрался к телу Мартина. Вытащил из-под него ружье, "итаку" двенадцатого калибра, достал из кармана два запасных патрона.

27
{"b":"71564","o":1}