ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Роботы: андроиды, гиноиды, киборги
Факультет общей магии (СИ)
Танец с драконами. Книга 1. Грёзы и пыль
Клуб исследователей полярных медведей
Вальс гормонов 2. Девочка, девушка, женщина + «мужская партия». Танцуют все!
Повиливая миром
FreshLife28. Как начать новую жизнь в понедельник и не бросить во вторник
Пункт назначения: Счастье
Единственная
A
A

— Тогда обдумаем и взвесим все еще раз, пока остальные отдыхают и спят, — сказал Арагорн.

Во второй половине дня, пока остальные заканчивали еду, Гэндальф и Арагорн отошли в сторону и стояли, глядя на Карадрас. Его склоны были теперь темными и мрачными, а голова — в серых облаках. Фродо следил за ними, гадая, какой путь они выберут. Когда они вернулись, Гэндальф заговорил, и Фродо узнал, что решено попытаться справиться с непогодой и высокогорным проходом. Он почувствовал облегчение. Он не знал, что это за темный и тайный путь, но само упоминание о нем, казалось, наполнило Арагорна отвращением, и Фродо был рад, что этот путь был оставлен.

— По многим признакам, — сказал Гэндальф собравшимся, — я боюсь, что за воротами красного рога могут следить. Я опасаюсь также непогоды. Может выпасть снег. Мы должны идти со всей возможной скоростью. И так нам потребуется два дня, чтобы достичь высшей точки перехода. Темнота теперь наступает рано. Мы должны как можно быстрее подготовиться и выступить.

— Если можно, я добавлю слово Совета, — сказал Боромир. — Я родился в тени белых гор и кое-что знаю о путешествиях в горах. Мы встретим жгучий холод, прежде чем спустимся на ту сторону. Бессмысленно пытаться сохранить тайну, если мы замерзнем до смерти. Здесь есть несколько деревьев и кустов. Когда мы двинемся в путь, каждый должен будет нести с собой сухих веток и дров, сколько сможет.

— А Билл сможет захватить и побольше, не правда ли, Билл? — сказал Сэм и печально посмотрел на пони.

— Хорошо, — сказал Гэндальф. — Но мы постараемся не использовать дрова, пока не встанем перед выбором: огонь или смерть.

Отряд вновь пустился в путь и вначале продвигался быстро, но вскоре дорога стала крутой и трудной. Тропа во многих местах совсем исчезла или была перегорожена упавшими камнями. Под толстым слоем облаков ночь сделалась абсолютно темной. Резкий ветер свистел в скалах. К полуночи путники взобрались на подножье огромных гор. Узкая тропа отвернула от крутой скальной стены влево, над нею нависли мрачные склоны Карадраса, невидимые во тьме: справа была глубокая темная пропасть.

С трудом взобрались они на очередной крутой подъем и на мгновение остановились на его вершине. Фродо ощутил легкое прикосновение к своему лицу. Он поднял руку и увидел, как на рукав садятся белые снежинки.

Они двинулись дальше. Но вскоре снег пошел сильнее, заполнив весь воздух и закрыв видимость. Темные согнутые фигуры Гэндальфа и Арагорна всего в одном-двух шагах впереди были еле видны.

— Мне это совсем не нравится, — пыхтел сзади Сэм. — Снег — это хорошо прекрасным утром, но я люблю лежать в постели, когда он идет. Хотел бы я, чтобы этот снег выпал в Хоббитоне. Как все обрадовались бы.

За исключением высоких торфяников северного Удела, сильный снегопад редок в Уделе и приветствуется там как случайность и повод для веселья. Ни один живущий хоббит, за исключением Бильбо, не мог помнить долгую зиму 1311 года, когда белые волки вторглись в Удел через замерзший Брендивайн.

Гэндальф остановился. Снег толстым слоем лежал на его плечах и капюшоне и до лодыжек поднимался у его ног.

— Этого я и боялся, — сказал он. — Что вы скажете теперь, Арагорн?

— Что я тоже боялся этого, — ответил Арагорн, — но я боялся меньше других опасностей. Я знаю, как опасен снег, хотя он редко выпадает так далеко к югу. Лишь высоко в горах. Но мы еще не поднялись высоко, мы находимся в местах, где дороги всю зиму открыты.

— Я думаю, не затея ли это врага, — сказал Боромир. — В моей земле говорят, что он умеет управлять бурями в горах тени на границах Мордора. У него большая сила и множество союзников.

— Его руки действительно протягиваются далеко, — сказал Гимли, — если он может перебросить снег с севера сюда, к нам, на три сотни лиг.

— Его руки протягиваются далеко, — подтвердил Гэндальф.

Пока они стояли, ветер утих и снег пошел реже. Они вновь двинулись. Но не прошли они и четверти мили, как буря разразилась с новой яростью. Ветер свистел, а снег превратился в слепящий буран. Вскоре даже Боромиру стало трудно идти. Хоббиты, согнувшись почти вдвое, с трудом брели вслед за своими более высокими товарищами, но было ясно, что много они пройти так не смогут, если снегопад будет продолжаться. Ноги Фродо налились свинцом. Пиппин едва тащился за ним. Даже Гимли, сильный, как все гномы, с трудом передвигал ноги.

Отряд остановился внезапно, как будто все, не говоря ни слова, пришли к согласию. Они услышали в окружавшей их темноте странные сверхъестественные звуки. Это мог быть просто шум ветра в щелях и скальных провалах, но звуки напоминали им крики и дикие раскаты хохота. Со склонов горы начали падать камни, свистя над их головами, или разбивались о тропу рядом с ними. Вновь и вновь слышали они отдаленный грохот, как будто откуда-то сверху катился огромный булыжник.

— Мы не можем идти дальше сегодня, — заметил Боромир. — Пусть тот, кто хочет, называет это ветром, но эти камни нацелены в нас.

— Я назову это ветром, — сказал Арагорн, не согласившись. — Но это не делает ваши слова неправильными. В мире много злого и недружелюбного по отношению к тем, кто ходит на двух ногах, но которые все же не в союзе с Сауроном, а имеет свои собственные цели. Кое-кто живет в этой земле дольше Саурона.

— Карадрас называют жестоким, и это имя он носит давно, тогда еще и слухи о Сауроне не достигли этой земли, — заметил Гимли.

— Неважно, кто наш враг: все равно мы не можем отразить его нападения, — сказал Гэндальф.

— Но что же нам делать? — жалостно воскликнул Пиппин. Он прислонился к Мерри и Фродо и дрожал.

— Либо останавливаться, либо возвращаться, — сказал Гэндальф. — Идти дальше мы не можем. Если мне не изменяет память, то чуть выше тропа оставляет утес и идет по широкой полосе длинного и трудного подъема. Там нас ничто не защитит ни от снега, ни от камней, ни от чего другого.

— Защита, — прошептал Сэм. — Если это защита, тогда одна стена безо всякой крыши — дом.

Путники как можно теснее прижались к утесу. Склон смотрел на юг и у самого подножья немного нависал, давая некоторую защиту от северного ветра и падающих камней. Но все же вихревые потоки воздуха ударяли их со всех сторон, а снег падал еще более густым потоком.

104
{"b":"71565","o":1}