ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Опасность красоты, — сказал Арагорн, — но только зло должно бояться ее или те, кто несет с собой зло. Следуйте за мной!

Они прошли вглубь леса около мили и встретили другой ручей, быстро сбегавший с одного лесного склона, уходившего на запад, к горам. Справа от себя они услышали шум водопада. Темные воды пересекали их дорогу и соединялись с водами Сильверлоуд в глубоких омутах среди древесных корней.

— Это Нимродель, — сказал Леголас. — Об этом ручье и об этой местности когда-то лесные эльфы сложили множество песен, мы на севере до сих пор поем их, вспоминая радугу его водопадов и золотые цветы, плывущие в пене. Все теперь темно, и мост через Нимродель разбит. Я омою свои ноги: говорят, что вода Нимроделя снимает усталость. — Он спустился с крутого берега и вошел в воду.

— Идите за мной! — воскликнул он. — Вода не глубока. Перейдем вброд! На том берегу мы сможем отдохнуть, а шум падающей воды усыпит нас и развеет нашу печаль.

Один за другим они спустились с берега и последовали за Леголасом. Фродо остановился, войдя в ручей, и позволил воде омывать его усталые ноги. Вода была холодна, но чиста, и когда он взобрался на противоположный берег, то почувствовал, что вся усталость его пропала.

Когда все перешли ручей, путники сели, отдохнули и немного поели, и Леголас рассказывал им сказания о Лотлориене, которые эльфы чернолесья хранят в своих сердцах, сказания о солнечном и звездном свете на лучах у великой реки, еще до того, как мир стал серым.

Наконец наступила тишина, и они услышали музыку водопада, быстро бегущего во тьме. Фродо даже показалось, что он слышит голос, поющий песню и смеющийся с шумом воды.

— Вы слышите голос Нимроделя? — спросил Леголас. — Я спою вам о девушке с Нимроделя, которая носила то же имя, что и ручей, возле которого на жила давным-давно. Это прекрасная песня на нашем лесном языке, но как она звучит на языке вестрон, как его называют в Раздоле, не знаю. Вот ее перевод.

И тихим голосом, едва слышным среди шелеста листвы, он начал:

Жила-была давным-давно
Прекрасная девушка-эльф
В длинных ее волосах серебро
Сверкало, как звездный свет.
Была она весела и быстра,
Порхала она, как листок,
Свет глаз ее был как пламя костра,
Из звезд был ее венок.
В далекой забытой стране Нимродель
Ее пробегали дни.
Но где же, где же она теперь
На солнце или в тени?
Затерян тот край в далеких горах,
Где водопады журчат.
Счастливые дни ушли навсегда,
И руны о том молчат.
В серых гаванях корабль ее ждал
У берега под скалой.
А ночью, когда весь мир тихо спал,
Проснулся вдруг ветер злой.
Коварный, он в море корабль отогнал
И мчал его дальше на запад.
Ночью, когда весь мир тихо спал,
Проснулся вдруг ветер злой.
На том корабле был эльфийский король
Амрот, что Лориеном правил,
Он правил кустами, цветами, травой,
И эльфы его почитали.
Утром, увидев, что берега нет,
Он проклял корабль неверный,
Возненавидел он целый свет
И бросился в белую пену.
Как чайка, на воду он упал,
Поплыл назад он, как лебедь,
Волосы ветер ему трепал,
И вслед ему эльфы глядели.
Но берег его не видел с тех пор.
Забыта память о нем,
Как затеряна где-то долина средь гор,
Где был его светлый дом.

Голос Леголаса замер, песня кончилась.

— Не могу больше петь, — сказал он. — Это только часть, но остальное я забыл. Это долгая и печальная песня, в ней рассказывается о том, как горе пришло в Лотлориен, когда гномы разбудили горах зло.

— Но гномы не делали зла, — сказал Гимли.

— Я и не говорю так, но зло пришло, — печально ответил Леголас. — Тогда многие эльфы из народа Нимродель оставили свои жилища и ушли, а сама она была потеряна далеко на юге, в переходах Белых гор. Она не пришла к кораблю, на котором ждал Амрот, ее возлюбленный. Но в ручье, который носит ее имя, в водопадах еще можно услышать ее голос. А когда дует ветер с юга, от моря доносится голос Амрота: ведь Нимродель впадает в Сильверлоуд, которую сами эльфы называют Келебрант, а Келебрант — в великий Андуин, а Андуин впадает в залив Белфалас, откуда отправились в море эльфы из Лориена. Но ни Нимродель, ни Амрот не вернулись.

Говорят, у нее был дом, построенный в ветвях дерева недалеко от водопада, эльфы Лориена жили в ветвях деревьев, а может, и сейчас живут. Поэтому их называли галадримы, древесный народ в глубине леса, где растут огромные деревья. Жители леса не роются в земле, подобно гномам, и не строят крепостей из камня.

— Даже в наши дни жить на дереве может оказаться безопаснее, чем сидеть на земле, — заметил Гимли. Он посмотрел на дорогу, ведущую в долину Димрилл, а потом на крышу из темных ветвей над головой.

— Ваши слова дают нам хороший совет, Гимли, — сказал Арагорн. — Мы не можем построить дом, но сегодня ночью мы поступим как галадримы, и поищем убежища на вершинах деревьев, если сможем. Мы и так сидели у дороги дольше, чем позволяет осторожность.

Отряд свернул с дороги и прошел в более глубокую тень леса, к западу от Сильверлоуд по течению горного ручья. Недалеко от водопадов Нимроделя они нашли группу деревьев, кроны которых нависли над ручьем. Серые стволы их были большого обхвата, а о высоте можно было только догадываться.

— Я взберусь наверх, — сказал Леголас. — Я чувствую себя дома среди деревьев, среди корней и ветвей, хотя эти деревья незнакомы мне. Я знаю их название только по песням. Это меллорн, именно у них золотая листва. Я никогда не видел их. Посмотрим, какая форма и размер их листьев.

— Каковы бы они ни были, — сказал Пиппин, — это, должно быть, удивительные деревья, если могут предоставить ночной отдых не только птицам. Я же не могу спать на насесте!

— Тогда выкопайте нору в земле, — сказал Леголас, — если это вам больше по душе. Но копайте быстро и глубоко, если хотите спрятаться от орков.

122
{"b":"71565","o":1}