ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет! — ответил Арагорн. — Лучше скажите, что мы перенесем наши лодки древним путем у подножья Рауроса и там снова спустим их на воду. Разве вы не знаете, Боромир, а может, забыли северную лестницу и высокое сидение на Амон Хен, которые были сделаны в дни великих королей? Я собирался снова побывать на этом высоком месте, прежде чем принимать решение о дальнейшем пути. Может, там мы увидим какой-нибудь знак, который нам поможет.

Боромир долго возражал против такого выбора, но когда стало ясно, что Фродо последует за Арагорном, куда бы тот ни пошел, Боромир сдался.

— Не в обычае людей Минас Тирита покидать своих друзей в беде, — сказал он, — а вам потребуется моя сила, если вы собираетесь достичь Тиндрока. Я пойду до высокого острова, но не дальше. Там я сверну к дому: один, если моя помощь не будет вознаграждена и я не получу попутчика.

День разгорался, и туман слегка поднялся. Было решено, что Арагорн с Леголасом пойдут вперед по берегу, а остальные останутся у лодок. Арагорн надеялся найти дорогу, по которой они перенесут лодки и багаж в спокойную воду за порогом.

— Лодки эльфов, может, и не тонут, — заметил он, — но это не означает, что мы живыми может пройти через Сарн Гебир. Люди Гондора не проложили здесь дороги: даже в дни их величия их королевство не достигало Андуина за Эмин Муилом. Но где-то на западном берегу есть волок, и может, я сумею отыскать его. Он не мог совсем исчезнуть: легкие лодки плавали в диких землях вплоть до Осгилиата, и так было до самых последних лет, пока не умножились орки Мордора.

— Редко в моей жизни приходили лодки с севера, а на восточном берегу бродят орки, — сказал Боромир. — Когда вы пойдете вперед, опасность будет расти с каждой милей, даже если вы и найдете проход.

— Опасность ждет на любых южных дорогах, — ответил Арагорн — ждите нас один день. Если мы к этому времени не вернемся, знайте, что зло одолело нас. Тогда изберите нового предводителя и следуйте за ним.

С тяжелым сердцем Фродо следил, как Арагорн и Леголас взобрались на крутой берег и исчезли в тумане; но страхи оказались беспочвенными. Прошло лишь два или три часа, приближался полдень, когда вновь появились фигуры разведчиков.

— Все в порядке, — сказал Арагорн, спускаясь к воде. — Есть тропа, она ведет к хорошей пристани, вполне в пригодном состоянии. Расстояние невелико: начало порогов всего в полумиле от нас, а длина самих порогов не больше мили. Сразу за ними река вновь становится гладкой и спокойной, хотя течет быстро. Самая трудная задача — доставить лодки и багаж на старый волок. Мы его нашли, но он довольно далеко от берега — проходит под защитой скальной стены примерно в одной восьмой мили от воды. Начало волока с севера мы не нашли. Может, мы его прошли ночью. Боюсь, мы должны оставить реку прямо сейчас и двинуться отсюда к волоку.

— Это будет нелегко, даже для людей, — сказал Боромир.

— Все равно нужно попробовать, — ответил Арагорн.

— Попробуем, — сказал Гимли. — Ноги людей запинаются на трудной дороге, а гном идет вперед и несет груз вдвое тяжелее его самого, мастер Боромир.

Работа действительно оказалась трудной, но в конце концов она была выполнена. Груз был извлечен из лодок и перенесен на берег, где после крутого подъема начинался ровный участок. Потом вытащили из воды лодки и тоже подняли их вверх. Лодки оказались гораздо легче, чем кто-либо мог ожидать. Даже Леголас не знал, из какого дерева, растущего в стране эльфов, они были сделаны; но дерево это было прочным и необыкновенно легким. Мерри и Пиппин вдвоем могли легко нести свою лодку по ровному месту. Тем не менее потребовалось сила двоих людей, чтобы поднять их по откосу на дорогу, по которой нужно было идти дальше. Дорога сворачивала в сторону от реки и шла по местности, усеянной известковыми обломками со множеством углублений, скрытых травой и кустарниками; тут были заросли ежевики и крутые лощины; тут и там виднелись болотистые озерца, наполнявшиеся водой, сбегавшей сверху.

Боромир и Арагорн одну за другой переносили лодки, а остальные носили багаж. Наконец все было перенесено к волоку. Затем они все вместе двинулись дальше, пробираясь сквозь шиповник и убирая с пути упавшие камни. Туман все еще висел над скалистой местностью, сгущаясь слева от них у реки. Путникам было слышно, как шумит река на скалах Сарн Гебира, но они ее не видели. Дважды пришлось им проделать этот путь, пока все не было благополучно доставлено к южной пристани.

Здесь волок, снова повернув к воде, полого спускался к мелкому заливу. Казалось, залив был выкопан на берегу, но не руками, а водой, вырывавшейся из Сарн Гебира вдоль низкого скалистого волнолома, торчавшего из истока. За заливом берег переходил в крутую серую скалу и дальше пройти пешком было невозможно.

К этому времени уже начало темнеть. Путники сидели у воды, слушая рев порогов, скрытых в тумане; они устали и хотели спать, а на сердце у них было тревожно.

— Что ж, вот мы и здесь, и здесь нам придется провести ночь, — сказал Боромир. — Нам необходим сон, и даже если Арагорн и собирается пройти ворота Аргоната ночью, мы слишком устали для этого — за исключением, может быть, нашего крепкого гнома.

Гимли не ответил; не успев сесть, он задремал.

— Отдохнем, сколько сможем, — согласился Арагорн. — Завтра нам придется плыть днем. Если только погода опять не изменится, у нас будет хорошая возможность проскользнуть незаметно для тех, кто прячется на восточном берегу. Но ночью мы должны будем по очереди дежурить парами; на каждую смену придется три часа.

Ничего плохого ночью не случилось, за исключением короткого дождя за час до рассвета. Как только рассвело, они тронулись в путь. Туман поредел. Путники держались как можно ближе к западному берегу и видели смутные очертания береговых утесов, поднимавшихся все выше; основания их были погружены в быстро текущую воду. К середине утра облака опустились ниже и пошел сильный дождь. Путники натянули на лодки кожаные покрышки, чтобы их не затопило, и продолжали плыть; трудно было что либо рассмотреть сквозь серый падающий занавес дождя.

Но дождь, однако, шел недолго. Небо над ними медленно светлело, потом облака неожиданно разошлись и обрывки их потянулись на север вдоль реки. Туман рассеялся. Перед путешественниками открылось широкое ущелье с серыми скалистыми боками, на которых цеплялись к узким выступам несколько деревьев. Ущелье становилось уже, а река — быстрее. Теперь их несло вперед, и они не могли ни остановиться, ни повернуть назад, чтобы ни ожидало из впереди. Над ними было бледно-голубое небо, вокруг них темная вода, а за ними — черные, закрывающие солнце холмы Эмин Миул, в которых не было ни одного прохода.

141
{"b":"71565","o":1}