ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фродо, глядя вперед, увидел вдалеке две высокие скалы, похожие на башенки или каменные столбы. Высокие, крутые и зловещие стояли они по обе стороны потока. Между ними появился узкий проход, и река понесла лодки к нему.

— Вы видите Аргонат, Столбы Королей! — воскликнул Арагорн. — Скоро мы пройдем между ними. Удерживайте лодки на одной линии и как можно дальше друг от друга! И держитесь середины потока!

Огромные столбы, как башни, летели навстречу Фродо. Они казались ему гигантскими серыми фигурами, молчаливыми, но угрожающими. Потом он увидел, что им действительно придана форма, мастерство и сила древности врезаны были в них, и несмотря на дожди и солнце бесчисленных лет, они сохранили могучие облики, высеченные в них. На больших пьедесталах, погруженных глубоко в воду, стояли два великих каменных короля; затуманенными глазами под растрескавшимися бровями грозно смотрели они на север. Левая рука каждого из них была поднята в предупреждающем жесте, в правой руке они держали топоры; на головах у них были треснувшие шлемы и короны. Молчаливые стражи давно исчезнувшего королевства они по-прежнему выражали силу и могущество. Страх и благоговение охватили Фродо; он закрыл глаза, не осмеливаясь поднять голову. Даже Боромир склонил голову, когда лодки проплывали в тени часовых Нуменора. Они влетели в тьму ворот.

С обеих сторон на неведомую высоту круто поднимались отвесные утесы. Далеко вверху тускло виднелось небо. Черная вода ревела, эхо отдавалось в скалах, ветер свистел в проходе. Фродо, скорчившись на дне лодки, слышал бормотание Сэма:

— Что за место! Что за ужасное место!.. пусть только я выйду из лодки, ни за что больше не притронусь к веслу!

— Не бойтесь! — послышался сзади странный голос. Фродо повернулся и увидел Бродяжника, и однако это не был Бродяжник, ничто не оставалось в нем от скитальца. На корме сидел Арагорн, прямой и гордый, он уверенными ударами весла направлял лодку, капюшон его был отброшен, темные волосы развевались на ветру, глаза блестели: король возвращался из изгнания в свои земли.

— Не бойтесь! — повторил он. — Давно хотел я взглянуть на фигуры Исилдура и Анариона, моих древних предков. В их тени Элессару, сыну Арахорна из дома Валендила, сына Исилдура, нечего бояться!

Но вот блеск в его глазах потух, и он заговорил как бы про себя:

— Если бы здесь был Гэндальф! Как сердце мое стремится к Минас Анору и стенам моего родного города! Но куда должен я теперь идти?

Ущелье было длинным, темным, полным шума ветра и бегущей воды. Оно несколько раз поворачивало, поэтому вначале впереди было темно. Но скоро Фродо увидел впереди светлую щель, которая все расширялась. Эта щель быстро приближалась, и лодки неожиданно вылетели на широкую чистую воду.

Солнце, прошедшее полдень, ярко сверкало. Вода, вырвавшись из ущелья, втекала в длинное овальное озеро, бледное Нен Нитоель, окруженное крутыми серыми холмами, склоны которых поросли деревьями, вершины холмов были голыми и блестели на солнце. На дальнем южном конце озера поднимались три пика. Средний из них был отделен от остальных и выдавался вперед, он стоял в воде, а река, обтекая его, разделялась на рукава. В отдалении слышался шум, похожий на раскаты грома.

— Вы видите Тол Брандир! — сказал Арагорн, указывая на высокий пик. — Слева возвышается Амон Лхав, справа — Амон Хен, Холмы Слуха и Зрения. В дни Великих Королей на них были высокие сидения, и там дежурила стража. Но, говорят, что ни человек, ни зверь не поднимались на Тол Брандир. К ночи мы приплывем к ним. Я слышу бесконечный гром Рауроса.

Отряд немного отдохнул, плывя на юг по течению, которое проходило через середину озера. Путники поели, а потом взялись за весла, чтобы ускорить продвижение. Склоны западных холмов покрылись тенью, а солнце покраснело. Тут и там поднимались клочья тумана. В сумерках впереди темнели три пика. Громким голосом шумел Раурос. Уже наступала ночь, когда путники причалили к берегу у подножья холмов.

Десятый день путешествия закончился. Дикие земли остались позади. Теперь предстояло сделать выбор. Перед ними был последний этап поиска.

10. РАСПАД ТОВАРИЩЕСТВА

Арагорн повел их по правому рукаву реки. Здесь, на западном берегу, в тени Тол Брандира, от подножья Амон Хена до самой воды спускалась зеленая лужайка. За ней начинались первые пологие склоны холма, поросшие деревьями, деревья уходили на запад вдоль извилистого берега озера. Через лужайку протекал ручей.

— Здесь мы проведем ночь, — сказал Арагорн. — Это лужайка Парт Гален — прекрасное место в старину. Будем надеяться, что зло еще не пришло сюда.

Они вытащили лодки на зеленый берег и рядом с ними устроили лагерь. Поставили охрану, но не видели и не слышали врагов. Если Горлум следовал за ними, он оставался невидимым и неслышимым. Тем не менее ночью Арагорн беспокоился, часто просыпался и вставал. Поднялся он очень рано и подошел к Фродо, который был дежурным.

— Почему вы встали? — спросил Фродо. — Сейчас не ваше дежурство.

— Не знаю, — ответил Арагорн, — но тень и угроза нарушили мой сон. Вам следует обнажить меч.

— Зачем? — спросил Фродо. — Разве враги близко?

— Посмотрим, что покажет жало, — сказал Арагорн.

Фродо извлек меч из ножен. К его отчаянию, края лезвия тускло светились во тьме.

— Орки! — сказал он. — Не очень близко и все же достаточно близко.

— Этого я и боялся, — сказал Арагорн. — Но, может, они не на этой стороне реки. Жало светится слабо и, может быть, только шпионы Мордора остались на склонах Амон Лхава. Я никогда раньше не слышал о орках на Амон Хене. Но, кто знает, что могло случиться в эти злые дни, когда даже Минас Тирит больше не обеспечивает безопасность прохода по Андуину. Завтра нам нужно быть осторожными.

День занимался подобно огню и дыму. Низко на востоке плыли черные тучи, как дымы отдаленного пожара. Восходящее солнце осветило их снизу туманно-красным пламенем, но вскоре оно миновало тучи и вышло в чистое небо. Вершина Тол Брандира была залита солнцем. Фродо взглянул на восток и увидел высокий остров. Его берега круто поднимались из бегущей воды. По склонам карабкались деревья, поднимая одну вершину над другой. А над ними вновь виднелась серая скала, увенчанная большим каменным шпилем. Множество птиц кружило над утесом, но больше не было видно ни следа живых существ.

142
{"b":"71565","o":1}