ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Зарница всенощной зари
За дальними морями,
Надеждой вечною гори
Над нашими горами!
О Элберет! Гилтониэль!
Надежды свет далекий!
От наших сумрачных земель
Поклон тебе глубокий!
Ты злую мглу превозмогла
На черном небосклоне
И звезды ясные зажгла
В своей ночной короне.
Гилтониэль! О Элберет!
Сиянье в синем храме!
Мы помним твой предвечный свет
За дальними морями!

— Это высокие эльфы! Они пронесли имя Элберет! — воскликнул в изумлении Фродо. — Редко приходилось встречать этот далекий народ в Уделе. Их мало осталось в Средиземье, к востоку от великого моря. Удивительный случай!

Хоббиты сидели в тени у дороги. Эльфы спускались вдоль дороги в долину. Они проходили медленно, и хоббиты видели звездный свет, блестевший на их волосах и в глазах. У эльфов не было с собой огней, но от них падало какое-то слабое сияние, похожее на лунный свет. Теперь они молчали и когда они прошли, последний эльф повернулся, взглянул на хоббитов и засмеялся.

— Привет, Фродо! — воскликнул он. — Как поздно вы гуляете. А может, вы заблудились? — Он позвал остальных, и все эльфы остановились и начали разглядывать хоббитов.

— Удивительно! — говорили они. — Три хоббита в лесу ночью! Со времен ухода Бильбо мы не видели ничего подобного. Что бы это значило?

— Это значит, волшебный народ, — ответил Фродо, — что мы идем тем же путем, что и вы. Я люблю бродить при свете звезд. Мы приветствуем ваше общество.

— Никакое общество нам не нужно, а хоббиты такие глупые, — смеялись эльфы. — И откуда вы знаете, что мы идем тем же путем, что и вы? Ведь вы не знаете, куда мы идем.

— А откуда вы знаете, как меня зовут? — В свою очередь спросил Фродо.

— Мы многое знаем, — отвечали они. — Мы часто видели вас вместе с Бильбо, хотя вы и не замечали, может быть, нас.

— Кто вы и кто ваш вождь? — спросил Фродо.

— Я Гилдор, — ответил их предводитель, тот самый эльф, который первым приветствовал Фродо. — Гилдор Ингларион из дома Финрода. Большинство наших родичей давно уже ушло, а мы только сейчас тронулись к Великому Морю. Но некоторые наши родичи все еще живут в Уделе в Ривенделле. А теперь, Фродо, расскажите нам, что вы тут делаете. Потому что мы видим, что вы чего-то боитесь.

— О, мудрый народ! — прервал говорившего Пин. — Расскажите нам о Черных Всадниках.

— Черные Всадники? — переспросили они шепотом. — Почему вы спрашиваете о Черных Всадниках?

— Потому что два Черных Всадника догоняли нас сегодня. А может это был один и тот же, — сказал Пин. — Совсем недавно он проехал мимо.

Эльфы ответили не сразу, а тихонько заговорили между собой о чем-то на своем языке. Наконец Гилдор повернулся к хоббитам.

— Не будем говорить о них здесь, — сказал он. — Мы думаем, вам лучше пойти сейчас с нами. Это не в нашем обычае, но мы возьмем вас с собой, если хотите.

— О, волшебный народ! Это превосходит мои надежды, — отвечал Пин. Сэм лишился дара речи.

— Благодарю вас, Гилдор Ингларион, — с поклоном сказал Фродо. — Элия сийла луммен оментиельво, звезда сияет в час нашей встречи, — добавил он на языке высоких эльфов.

— Осторожнее, друзья! — воскликнул Гилдор со смехом. — Не говорите о тайнах. Он знает древний язык. Бильбо был хорошим учителем. Привет, друг эльфов! — сказал он, кланяясь Фродо. — Присоединяйтесь к нам со своими друзьями. Вам лучше идти в середине, чтобы не заблудиться. Вы можете устать до того, как мы остановимся.

— Куда вы идете? — спросил Фродо.

— Сегодня ночью мы идем в леса на холмах над Вудхоллом. Туда еще несколько миль, но в конце вы отдохнете, а завтра вам будет путь короче.

Они шли в тишине, как тени, потому что эльфы, даже лучше, чем хоббиты, умеют ходить беззвучно, если хотят. Пин вскоре захотел спать и запинался на ходу, но всякий раз высокий эльф подхватывал его, не давая упасть. Сэм шел рядом с Фродо, с полуиспуганными, полуудивленными глазами.

Лес с обеих сторон становился чаще, деревья были моложе, и по мере того, как дорога спускалась в долину, появилось все больше кустов орешника на склонах с обеих сторон. Наконец эльфы свернули в сторону от тропы. Справа открывалась почти незаметная зеленая аллея. По этой извивающейся аллее они дошли почти до вершины холма, стоявшего в нижней части речной долины. Неожиданно они вышли из тени деревьев, и перед ними открылась поросшая травой поляна, серая в ночи. С трех сторон деревья отступили, но на востоке почва круто опускалась, а на склоне видны были вершины деревьев. Внизу при свете звезд лежала тусклая и плоская равнина. Где-то вдали мерцали огоньки поселка Вудхолл.

Эльфы уселись на траву и тихонько заговорили друг с другом: казалось, они не замечали хоббитов. Фродо и его товарищи завернулись в плащи и одеяла, и ими овладела дремота. Ночь сгущалась и огоньки в поселке погасли. Пин тотчас же уснул, положив голову на кочку.

Высоко на востоке висел Риммират, а над туманной дымкой поднимался красный Бергил, как пылающий уголь. Затем ветерок унес туман, как занавес, и на краю пояса поднялся сверкающий мечник со своим сверкающим поясом. Эльфы запели. Под деревьями загорелся костер.

— Идемте! — окликнули эльфы хоббитов. — Идемте! Время танцев и веселья!

Пин сел и протер глаза. Он задрожал.

— В зале огонь, еда для голодных гостей готова, — сказал стоявший рядом эльф.

С южной стороны был прямоугольник, похожий на зал. С обеих сторон, как колонны, возвышались зеленоватые стволы деревьев, посредине горел костер, а на столе сверкали серебром и золотом факелы. Эльфы сидели вокруг костра на траве или на обломках деревьев. Несколько эльфов разносили еду и питье.

— Еда скромная, — сказали они хоббитам, — потому что мы далеко от дома. Дома мы бы угостили для приема в честь дня рождения Фродо.

Пин впоследствии с трудом мог припомнить, что он ел и пил: ему вспомнились лишь блики огня на лицах эльфов, звуки их голосов, прекрасных, как во сне. Но ему вспоминался белый хлеб, фрукты, слаще чем из садов; он налил чашку ароматного напитка, прохладного, как из источника, золотого, как летний полдень.

31
{"b":"71565","o":1}