ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я иду с вами, мастер Фродо, — сказал Сэм (несмотря на свое глубокое сожаление о лучшем в восточном Уделе пиве).

— Тогда, если уж нам суждено тащится через болота и колючий кустарник, идемте поскорее! — заторопил Пин.

Было почти так же жарко, как накануне, но с запада надвигались облака. Как будто собирался дождь. Хоббиты сошли на обочину и двинулись через густой лес. Они собирались оставить Вудхолл слева от себя, пересечь лес, росший на восточном склоне холма, и выйти на равнину. Тогда они могли двинуться по открытой местности прямо к Ферри: им пришлось бы преодолеть лишь несколько канав и изгородей. Фродо считал, что им нужно пройти по прямой восемнадцать миль.

Вскоре он обнаружил, что лес гораздо чаще и запутаннее, чем казался. Тропок в подлеске не было, и они продвигались медленно. Добравшись до дна лощины, они увидели ручей сбегавший с холма в глубоком болотистом ложе с крутыми скользкими берегами, поросшими ежевикой. Ручей пересекал их путь. Они не могли перепрыгнуть через него, а идти вброд означало намокнуть и вымазаться в грязи. Они остановились и призадумались, что же делать.

— Первое препятствие! — с улыбкой сказал Пин.

Сэм Скромби оглянулся. Сквозь промежутки деревьев он видел верхний край склона, по которому они спустились.

— Смотрите! — сказал он, схватив Фродо за руку.

Они все взглянули туда и высоко над собой на фоне неба увидели фигуру лошади. Рядом с ней находился Черный Всадник.

Они тут же отказались от мысли о возвращении. Фродо, шедший впереди, быстро нырнул под перекрытие густых кустов на берегу ручья.

— Фью! — сказал он Пину. — Мы правы оба. Короткий путь оказался длинным, но зато мы укрылись вовремя. У тебя чуткие уши, Сэм: не слышишь ли ты чего-либо подозрительного?

Они постояли тихо, задерживая дыхание и прислушиваясь, но звуков преследования не было слышно.

— Не думаю, чтобы он смог спуститься на, — предположил Сэм. — Но, наверное, он знает, что мы тут. Нам лучше уйти.

Идти было нелегко. Ветви деревьев и кустарников цеплялись за их мешки. Склон защищал их от ветра, и воздух в углублении был неподвижен и душен. Когда наконец они пробились на более открытое место, они вспотели, устали и покрылись царапинами: к тому же они не были уверены в избранном направлении пути. Склоны лощин стали более крутыми, ручей достиг более ровной местности, он стал шире и глубже.

— Так это же ручей Сток! — сказал Пин. — Если мы хотим придерживаться нашего курса, нам все равно нужно через него перебраться.

Они вброд перешли ручей и торопливо пошли по открытому безлесому пространству, лишь кое-где покрытому кустарником. За этим пространством вновь шел лес, большей частью дубовый, лишь изредка попадались вязы и ясень. Местность была ровной, подлеска почти нигде не было, но деревья были большие и поэтому закрывали видимость. Над путниками шелестели листья от внезапных порывов ветра, изредка с облачного неба начинал идти дождь. Потом ветер стих, а дождь усилился. Хоббиты шли как могли быстрее по траве и толстому слою опавшей листвы, а дождь продолжал идти. Они не разговаривали и время от времени оглядывались назад.

Через полчаса Пин сказал:

— Надеюсь, мы не слишком свернули к югу и не идем вдоль леса. Эта полоса деревьев не широка — не больше мили в ширину, и сейчас мы должны были бы уже пройти ее.

— Плохо, если мы идем кругами, — сказал Фродо. — Это не приблизит нас к цели. Нужно проверить направление! К тому же я не хочу неожиданно очутиться на открытой местности.

Они прошли еще несколько миль. Вновь сквозь облака выглянуло солнце, дождь уже кончился. Была уже середина дня, и хоббиты чувствовали, что пора подкрепиться. Они остановились под большим вязом: листва его хоть и пожелтела, но вся сохранилась, а почва была сухой. Разворачивая сверток с едой, они обнаружили, что эльфы наполнили их бутыли бледно-золотистым напитком. У напитка был медовый запах, и он удивительно освежал. Очень быстро хоббиты начали смеяться и издеваться над дождем и Черным Всадником. Они чувствовали, что скоро оставят позади последние несколько миль.

Фродо прислонился спиной к стволу и закрыл глаза. Сэм и Пин начали негромко напевать:

А ну — развею тишину,
Спою, как пели в старину,
Пусть ветер воет на луну
И меркнет небосвод.
Пусть ветер воет, ливень льет,
Я все равно пойду вперед,
А чтоб укрыться от невзгод,
Во флягу загляну.

— А ну! Во флягу загляну! — запели они громче. И внезапно замолчали. Фродо вскочил на ноги. Ветер донес до них долгий низкий вой, похожий на крик какого-то злобного одинокого существа. Вопль поднялся, опустился и закончился резкой высокой нотой. И когда они стояли ошеломленные, онемевшие, в ответ послышался другой крик, более слабый и далекий, но не менее леденящий в жилах кровь. Затем наступила тишина, прерываемая лишь звуками ветра в листве.

— Что это было? — спросил наконец Пин, стараясь говорить спокойно, но слегка дрожа. — Если птица, то я таких никогда не слышал в Уделе.

— Это не птица и не зверь, — сказал Фродо, — это зов или сигнал, в этом крике были слова, хотя я и не смог их разобрать. Но это не голос хоббита.

Больше они об этом не говорили. Все подумали о Всадниках, но вслух этого не сказали. Им очень не хотелось выходить из укрытия, но рано или поздно все равно придется пересечь открытую местность, и это даже лучше сделать пораньше при дневном свете. Они быстро подняли мешки и двинулись в путь.

Вскоре лес оборвался. Перед ними расстилалась широкая травянистая равнина. И теперь они увидели, что на самом деле слишком повернули на юг. Вдали, за рекой, были видны низкие холмы Баклбери, но теперь они находились слева. Осторожно выйдя из-под покрова деревьев, они как можно быстрей двинулись через открытое пространство.

Вначале, оказавшись вне леса, они почувствовали испуг. Далеко позади видна была возвышенность, на которой они завтракали. Фродо ожидал увидеть там на фоне неба фигуру всадника, но ничего не было видно… Солнце, раньше скрывавшееся за облаками, теперь вновь ярко сияло. Страх оставил их, хотя они все еще чувствовали какое-то беспокойство. Местность постепенно становилась все более обработанной и ухоженной. Вскоре начались поля и луга, видны были живые изгороди калитки, дренажные канавы. Все казалось спокойным и мирным, как в обычном уголке Удела. С каждым шагом настроение спутников улучшалось. Река становилась все ближе: Черные Всадники стали, казалось привидениями, оставшимися в лесу.

34
{"b":"71565","o":1}