ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет. Ее не было в Торбе. Он, должно быть, взял ее с собой.

— Ну, как я и говорил, — продолжал Мерри, — я держал свои знания при себе, пока после этой весны положение не стало серьезным. Тогда мы организовали наш тайный союз; и тут нам не приходилось быть слишком щепетильными. Ты был не слишком легким орешком, а Гэндальф оказался еще более крепким. Но если хочешь познакомиться с нашим главным сыщиком, могу тебе представить его.

— Где же он? — спросил Фродо, оглядываясь, как будто ожидая, что из кувшина появится замаскированная зловещая фигура.

— Шаг вперед, Сэм, — сказал Мерри, и встал с лицом, красным до ушей. — Вот наш сборщик информации. И собрал ее немало, должен тебе сказать, прежде чем был пойман.

— Сэм! — воскликнул Фродо, чувствуя, что удивляться дальше некуда, и неспособный решить, чувствует ли он гнев, смущение, облегчение или что его просто одурачили.

— Да, сэр! — сказал Сэм — Прошу прощения, сэр! Но я не хотел вреда ни вам, мастер Фродо, ни мастеру Гэндальфу. У него есть здравый смысл, уверяю вас, и когда вы сказали, что пойдете один, он заметил: нет! Возьмите с собой того, кому можно верить.

— Теперь, мне кажется, что я никому не могу верить, сказал Фродо.

Сэм с несчастным видом поглядел на него.

— Все зависит от того, что ты хочешь, — заметил Мерри. — Ты можешь верить нам в беде и радости, до самого конца. Ты можешь доверять нам любой свой секрет, и мы будем хранить его лучше, чем ты сам. Мы твои друзья, Фродо. Так оно и есть. И мы знаем многое из того, что говорил тебе Гэндальф. Мы многое знаем о Кольце. Мы ужасно испуганы — но мы пойдем с тобой.

— И в конце концов, сэр, — добавил Сэм, — мы должны последовать совету эльфов. Гилдор сказал, что вы должны взять с собой тех, кто захочет, и этого вы не можете отрицать.

— Я не отрицаю этого, — сказал Фродо и поглядел на Сэма, который теперь улыбался. — Я не отрицаю этого, но теперь я никогда не поверю, что ты спишь, даже если ты будешь сопеть. Обязательно пну тебя, чтобы убедиться…

— А вы все лживые мошенники! — сказал он, обращаясь к остальным. — Черт вас побери! — Засмеялся он, махнув рукой. — Сдаюсь. Я последую совету Гилдора. Если бы опасность не была такой большой, я танцевал бы от радости. Даже и сейчас я чувствую себя счастливым: уж очень давно я себя таким счастливым не чувствовал. Я так боялся этого вечера.

— Отлично! Решено. Да здравствует капитан Фродо и компания! — закричали они и заплясали вокруг него. Мерри и Пин начали петь песню, которую они, очевидно, приготовили для этого случая.

Она была сделана по типу песни гномов, с которой началось когда-то путешествие Бильбо, и пелась на тот же самый мотив:

Ур-р-ра! Споем, друзья, втроем,
Прощай, очаг, и отчий дом!
Сквозь ветер злой, дожди и зной
Мы до Раздола добредем!
Туда, где эльфы с давних пор
Живут в тени туманных гор,
Мы побредем, покинув дом,
Лихим врагам наперекор!
А что потом — решим потом,
Когда в Раздоле отдохнем, —
Нелегок долг, и путь далек,
Но мы вернемся в отчий дом!
Близка рассветная пора!
Нам в путь пора! Нам в путь пора!

— Очень хорошо! — сказал Фродо. — Но в таком случае нам нужно еще много сделать до сна, и сна осталось мало.

— О! Это так здорово! — сказал Пин. — Ты на самом деле хочешь выступить до рассвета?

— Не знаю, — ответил Фродо. — Я боюсь этих Черных Всадников и уверен, что долго оставаться на одном месте небезопасно, и особенно в месте, куда, как они считают, я направился. И Гилдор советовал мне не ждать. Но я очень хочу увидеть Гэндальфа. Я видел, что даже Гилдор встревожился, узнав, что Гэндальф не появился. Все зависит от двух обстоятельств. Как быстро всадники доберутся до Баклбери? И как скоро сможем мы выступить? Потребуется не так мало времени для подготовки.

— Ответ на второй вопрос таков, — сказал Мерри. — Мы можем выступить через час. Я подготовил практически все. В конюшне есть пони, все припасы упакованы, за исключением кое-чего из одежды и пищи.

— Тайный союз был очень эффективным, — констатировал Фродо. — А как насчет Черных Всадников? Будет ли безопаснее ждать Гэндальфа один день?

— Все зависит от того, что будут делать Всадники, если найдут тебя, — ответил Мерри. — Они могут быть здесь уже сейчас, конечно, если они не задержались у Северных Ворот, где высокая стена опускается к реке у самого моста. Охрана ворот не пропустит их ночью, но они могут прорваться. Даже днем охранники постараются задержать их, во всяком случае пока не отправят сообщение к хозяину Холла и не получат ответ: им не понравятся Всадники, они будут испуганы их видом. Но, конечно, Бакленд не сможет выдержать их атаку. А возможно, утром их просто пропустят, если они спросят мастера Торбинса. Всем известно, что он вернулся жить в Крикхэллоу.

Фродо некоторое время стоял задумавшись.

— Я принял решение, — сказал он наконец. — Мы выступим утром, как только рассветет. Но я не пойду по дороге: в таком случае было бы безопаснее ждать здесь. Если я пройду через северные ворота, мой уход из Бакленда станет немедленно известен, вместо того чтобы сохраниться в тайне несколько дней. К тому же мост и восточная дорога у границ определенно будут охраняться Всадниками. Мы не знаем сколько их, но по крайней мере двое, а может быть и больше. Единственный выход уйти в совершенно неожиданном направлении.

— Но это означает идти в Старый Лес! — в ужасе сказал Фрекогар. — Это немыслимо. Лес так же опасен, как и Черные Всадники.

— Не совсем, — поправил Мерри. — Выход отчаянный, но я думаю, Фродо прав. Это единственный способ уйти незамеченными. И если повезет, мы можем начать удачно.

— Но вам не может повезти в Старом Лесу, — возразил Фрекогар. — Там никому не везет, вы заблудитесь. Никто не ходит туда.

— Ходят, — заявил Мерри. — Брендизайки ходят, изредка, при удобном случае. У нас есть особый выход. Фродо когда-то один раз пользовался им. Я был в нем несколько раз, обычно днем, конечно, когда деревья спят и относительно спокойно.

40
{"b":"71565","o":1}