ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я уходил далеко, чтобы отыскать эти листья, — сказал он. — Это растение не растет в холмах, я нашел его в рощах к югу от дороги, нашел в темноте по запаху листьев. — Он растер лист пальцами, и Фродо ощутил слабый и острый запах. — Счастье, что я нашел его. Это целебное растение принесли в Средиземье люди с запада. Они назвали его ателас: сейчас оно растет там, где раньше жили или стояли лагерем люди прошлого, на севере его не знают, за исключением тех, кому случалось бродить в Диких Землях. Это сильное средство, но и его может оказаться недостаточно для такой раны.

Он бросил листья в кипящую воду и обмыл ею рану Фродо. Запах пара действовал освежающе, и те, что не были ранены, почувствовали, как проясняется их голова. Трава произвела некоторое действие и на рану, так как Фродо ощутил, как уменьшается боль и холод у него в боку, но жизнь не вернулась к его руке, он не мог поднять ее, не мог согнуть пальцы. Он горько пожалел о своей глупости и упрекал себя в своей слабости: теперь он был убежден, что, надевая Кольцо на палец, он повиновался злой воле Врага. Он думал, не покалечен ли он на всю жизнь. Как же они теперь смогут продолжать свое путешествие? Он чувствовал, что от слабости не может стоять.

Остальные обсуждали тот же вопрос. Они решили покинуть Заверть как можно быстрее.

— Теперь, я думаю, — сказал Бродяжник, — что враги в течении нескольких дней следили за этим местом. Если даже Гэндальф приезжал сюда, он вынужден был уехать и не смог вернуться. В любом случае здесь мы в большой опасности после наступления темноты и вряд ли в другом месте встретим большую опасность.

Как только полностью рассвело, они торопливо поели и упаковались. Фродо не мог идти, поэтому они разделили большую часть багажа между собой и посадили Фродо на пони. За последние несколько дней бедное животное проявило себя хорошо, к тому же оно поправилось, стало сильнее и проявляло явную привязанность к своим новым хозяевам, особенно к Сэму. Очевидно, обращение Билла Ферни было все же гораздо хуже этого трудного и опасного путешествия.

Они двинулись в южном направлении. Это означало необходимость пересечь дорогу, но это был ближайший путь к более лесистой местности. А им нужно было торопиться: Бродяжник сказал, что Фродо нужно согревать, особенно по ночам, к тому же огонь будет некоторой защитой для всех остальных. Его план сводился к тому, чтобы сократить путь, срезав еще одну большую петлю дороги: восточнее Заверти она изменяла свое направление, делая широкий изгиб к северу.

Они медленно и осторожно спустились по юго-западному склону холма и через некоторое время оказались у дороги. Не было ни следа Всадников. Но, пересекая дорогу, они услышали два крика: холодный голос звал и холодный голос отвечал. Дрожа, они торопливо отправились к зарослям впереди. Местность перед ними клонилась к югу и было дикой и бездорожной. Группами росли кусты и низкорослые деревья, их разделяли большие открытые пространства. Трава была скудной, жесткой и серой, листва деревьев увяла и опала. Это была безрадостная земля, а их путешествие было медленным и тоже безрадостным. В пути они почти не разговаривали. Рана Фродо болела, он с грустью смотрел на своих товарищей, которые шли, опустив головы. Спины их гнулись под грузом. Даже Бродяжник казался усталым и расстроенным.

Перед концом первого дневного перехода рана Фродо вновь начала сильно болеть, но он долго не говорил об этом. Прошло четыре дня, характер местности почти не менялся, только Заверть медленно исчезала позади, а далекие горы перед ними становились чуть-чуть ближе. Кроме того, далекого крика, они не слышали и не видели врага. Не было никаких признаков, что враги заметили их бегство и преследуют их. Они опасались часов темноты и по ночам дежурили парами, в любое время ожидая увидеть черные фигуры, крадущиеся в серой ночи, тускло освещенные закрытой облаками луной. Но они ничего не видели и не слышали ни звука, кроме шелеста листвы и травы. Ни разу они не ощутили присутствия зла, которое охватило их перед ночным нападением. Трудно было надеяться, что всадники вновь потеряли их след. Возможно, они ждали их в засаде в каком-нибудь узком месте?

В конце пятого дня местность вновь начала медленно подниматься по широкой долине, в которую они опустились. Бродяжник снова повернул отряд на северо-восток и на шестой день они достигли вершины низкого возвышения и увидели далеко перед собой беспорядочную группу лесистых холмов. Под собой они увидели поворот дороги у подножья возвышения, справа от них серая река тускло блестела в солнечном свете. На расстоянии они увидели блеск другой реки в каменистой равнине, полузатянутой туманом.

— Боюсь, что некоторое время нам придется двигаться по дороге, — сказал Бродяжник. — Мы пришли к реке Хоарвелл, которую эльфы называли Митейтел. Она вытекала из болот Эттен к северу от Ривенделла и ниже сливается с Лаудвотер. Некоторые называют ее Грейфлуд. Перед впадением в море она становится огромной рекой. Другого пути через нее нет до самых истоков в болотах Эттен, кроме последнего моста, где ее пересекает дорога.

— Что это за река, которая видна вдали? — спросил Мерри.

— Это Лаудвотер — Бруинен Ривенделла, — ответил Бродяжник. — Дорога на протяжении многих миль идет по холмам от моста к самому броду Бруинен. Но я еще не решил, как мы пересечем ее. По одной реке за раз! Будет счастьем, если мы обнаружим, что на последнем мосту нас не ожидает враг.

На следующий день рано утром они спустились к дороге. Сэм и Бродяжник пошли вперед, они не увидели ни следа путников или Всадников. Было видно, что недавно прошел дождь. Бродяжник решил, что он шел два дня назад и смыл все следы. С тех пор не проезжал ни один всадник, насколько он мог видеть.

Они двигались вперед с максимальной скоростью и через милю или две увидели впереди последний мост на дне короткого крутого спуска. Они опасались увидеть на нем черные фигуры, но никого не увидели. Бродяжник велел им спрятаться в чаще у дороги, а сам отправился вперед на разведку.

Спустя какое-то время он торопливо вернулся.

— Я не видел ни следа врага, — сказал он, — я очень удивлен. Что бы это означало? Но я нашел кое-что странное.

73
{"b":"71565","o":1}