ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, — сказал Глоин, — если бы не люди Беорна, переход из Дейла в Раздол давно стал бы невозможным. Они храбрые люди и держат открытыми Высокий Проход и брод Каррок. Но их пошлины высоки, — добавил он и покачал головой, — и подобно старому Беорну, они не любят гномов. Впрочем, им можно доверять, а это уже много в наши дни. Но нигде люди не относятся к нам так по-дружески, как в Дейле. Прекрасный народ — люди Бэрда. Внук Бэрда Лучника правит ими, Брэнд, сын Бина, сына Бэрда. Он сильный король, и его королевство сегодня простирается далеко на юг и восток от Эсгарота.

— А ваш собственный народ? — спросил Фродо.

— Многое можно рассказать, и хорошее, и плохое, — ответил Глоин, — но больше хорошего. До сих пор мы были счастливы, хотя и не избежали тени наших дней. Если вы на самом деле хотите узнать о нас, я с радостью расскажу вам новости. Но остановите меня, когда устанете. Говорят, языки гномов легко развязать, когда они рассказывают о своей работе.

И Глоин пустился в долгий рассказ о делах королевства гномов. Он был рад вежливому и внимательному слушателю: Фродо не проявлял ни следа усталости и не делал попыток изменить тему, хотя на самом деле он вскоре запутался в незнакомых именах и названиях, которых он никогда не слышал раньше. Впрочем, ему было интересно услышать, что Дейн все еще Король Под Горой и теперь уже стар (ему минуло двести пятьдесят лет), всеми уважаем и сказочно богат. Из десяти товарищей, выживших в битве пяти армий, семеро все еще с ним: Двалин, Глоин, Дори, Нори, Бифур, Бофур и Бомбур. Бомбур стал так толст, что не может самостоятельно встать с дивана, и его поднимают шестеро молодых гномов.

— А что стало с Балином, Ори и Оином? — спросил Фродо.

Тень легла на лицо Глоина.

— Мы не знаем, — ответил он. — Главным же образом из-за Балина я и прибыл сюда просить совета у тех, кто живет в Раздоле. Но давайте сегодня говорить о более веселых вещах.

Глоин начал рассказывать о делах своего народа, рассказал о великой работе в Дейле и Под Горой.

— Мы хорошо поработали, — сказал он. — Но в изделиях из металла мы не можем соперничать с нашими отцами, многие из их секретов утрачены. Мы делаем добрые латы и острые мечи, но не можем снова изготовить кольчугу или лезвие, которые сравнились бы со сделанными до прихода дракона. Только в рытье шахт и строительстве превзошли мы прежнее. Поглядели бы вы, Фродо, на каналы Дейла, на бассейны и горы! А дороги, мощенные разноцветными каменьями! А залы и подземные улицы со сводами со столбами в виде деревьев! А террасы и башни на склонах горы! Тогда бы вы убедились, что мы не бездельничали.

— Я обязательно увижу, если смогу, — заметил Фродо. — Как удивлен был бы Бильбо, увидев эти изменения в логове Смога!

Глоин посмотрел на Фродо и улыбнулся.

— Вы очень любите Бильбо? — спросил он.

— Да, — ответил Фродо. — Я хочу увидеть его больше, чем все башни и города в мире.

Наконец пир кончился. Элронд и Арвен встали и пошли вдоль зала, все последовали за ними в строгом порядке. Дверь распахнулась, они прошли широким коридором и вышли в другой зал. В нем не было столов, но в большом очаге между резными столбами ярко пылал огонь.

— Это Зал Огня, — сказал маг. — Здесь ты услышишь много песен и рассказов — если не уснешь. За исключением праздничных дней, этот зал всегда пуст, и сюда приходят те, кто хочет спокойно подумать в одиночестве. Круглый год здесь в очаге горит огонь.

Когда Элронд вошел и направился к приготовленному для него сидению, эльфийские менестрели начали играть. Зал медленно заполнялся, и Фродо с радостью глядел на множество прекрасных лиц. Огонь золотом блестел на этих лицах и отражался в волосах. Внезапно Фродо заметил у огня небольшую темную фигуру. Кто-то сидел на стуле, прижавшись спиной к столбу. Рядом с ним на полу стояла чашка и немного хлеба. Фродо решил, что это больной (если только в Раздоле могут быть больные), который не смог прийти на пир. Голова незнакомца была опущена на грудь, он, казалось, спал, и темный капюшон закрывал все его лицо.

Элронд подошел и встал рядом с молчаливой фигурой.

— Проснись, маленький мастер! — сказал он с улыбкой. Потом, повернувшись к Фродо поманил его. — Наконец пришел час, которого вы так ждали, Фродо, — сказал он. — Здесь друг, которого вы давно не видели.

Темная фигура подняла голову, открыв лицо.

— Бильбо! — закричал Фродо, внезапно узнавая и выбегая вперед.

— Здравствуй, Фродо, сынок! — сказал Бильбо. — Наконец-то ты здесь. Ну, ну! Сегодня был пир в твою честь, я слышал. Надеюсь, ты повеселился.

— Но почему вас не было там! — воскликнул Фродо. — И почему мне не разрешили увидеться с вами раньше?

— Потому что ты спал. Я тебя видел. Сидел у твоей постели вместе с Сэмом целыми днями. А что касается пира, то теперь мне такие вещи не очень нравятся. У меня другое занятие.

— А что вы делаете?

— Ну, сижу и думаю. Я часто занимаюсь этим, а этот зал для такого занятия — лучшее место… «Проснись!» Подумаешь! — Он искоса взглянул на Элронда. Глаза его ярко горели, в них не было и следа сонливости. — Проснись! Я не сплю, мастер Элронд… Если хотите знать, вы слишком быстро пришли сюда со своего пира и побеспокоили меня — как раз на середине сочинения песни. Я споткнулся на одной-двух строках и как раз думал о них: кажется, я как раз закончил их. Помогла эта музыка. Я хотел бы, чтобы мой друг дунадан помог мне. Где он?

Элронд рассмеялся.

— Найдется, — сказал он. — Тогда вы вдвоем отойдите в уголок и закончите свою работу, мы ее послушаем и оценим до конца веселья.

Были отправлены вестники на поиски друга Бильбо, хотя никто не знал, где он и почему отсутствовал на пиру.

Тем временем Фродо и Бильбо сели рядом, а Сэм быстро подошел и устроился возле них. Они тихонько разговаривали, не обращая внимание на веселье и музыку в зале. Бильбо мало что мог рассказать о себе. Покинув Хоббитон, он некоторое время бесцельно бродил вдоль дороги, но каким-то образом все время приближался к Раздолу.

— Я добрался сюда без особых приключений, — сказал он, — и после отдыха отправился с гномами в Дейл. Это было мое последнее путешествие. Старый Балин ушел. Тогда я возвратился сюда и здесь остался. Кое-чем занимался. Продолжил работу над своей книгой. И, конечно, сочинил несколько песен. Иногда их поют здесь, только с целью польстить мне, я думаю: конечно, они недостаточно хороши для Раздола. И я слушал и думал. Здесь не замечаешь времени. Замечательное место.

83
{"b":"71565","o":1}