ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так пролетели дни, и каждое утро было ярким и прекрасным, а каждый вечер — прохладным и ясным. Но осень быстро проходила, золотой свет медленно сменялся бледным серебром, последние листья спадали с обнаженных ветвей. С туманных гор подул холодный ветер. Луна прибывала, пока не повисла диском в ночном небе, затмевая звезды. Но низко на юге краснела одна звезда. С каждой ночью, по мере того как луна вновь начала убывать, свет красной звезды разгорался все ярче. Фродо видел ее из своего окна: она сверкала, как внимательный глаз, который сквозь деревья смотрит на лесистую равнину.

Хоббиты уже два месяца пробыли в доме Элронда, прошел ноябрь с последними днями осени, проходил декабрь, когда начали возвращаться разведчики. Некоторые уходили на север к истокам Седоключицы в болота Эттена; другие отправлялись на запад и с помощью Арагорна и скитальцев обыскали землю за Грейфлудом и Тарбадом, где старый северный тракт пересекает реку у разрушенного города. Многие пошли на восток и юг; некоторые из них пересекли горы и проникли в Чернолесье, в то время как другие прошли по тропе к истокам реки Радости и таким образом в дикие земли по полям радости добрались до старого дома Радагаста в Росгобеле. Радагаста там не было, и они вернулись по высокогорному переходу, который назывался лестницей Димрилла. Сыновья Элронда Элнадан и Элрогир вернулись последними. Они предприняли далекое путешествие, пройдя вниз по течению Сильверлоуд в странную местность, но о своем поручении они не говорили никому, кроме Элронда.

Разведчики не обнаружили ни всадников, ни других слуг Саурона нигде. Даже орлы туманных гор не сообщили никаких свежих новостей. Ничего не было слышно о Горлуме, но дикие волки по-прежнему собирались стаями и охотились по берегам великой реки. Были найдены три потонувшие черные лошади недалеко от брода, ниже по течению на скалах порогов нашли тела еще пяти лошадей, а также длинный черный плащ, весь изорванный. От самих черных всадников не было видно ни следа, и нигде не чувствовалось их присутствие. Казалось, они исчезли с севера.

— По крайней мере восемь из девяти на время можно сбросить со счета, — сказал Гэндальф. — Было бы опрометчиво слишком успокаиваться, но я думаю, мы можем надеяться, что Духи Кольца рассеяны и вынуждены вернуться к своему хозяину в Мордор, пустые и бесформенные.

Если это так, то пройдет какое-то время прежде чем они снова смогут начать охоту. Конечно, у врага есть и другие слуги, но и они вынуждены будут вначале добраться до Раздола, чтобы здесь взять наш след. И если мы будем осторожны, им придется не очень легко. Но больше откладывать отъезд нельзя.

Элронд пригласил к себе хоббитов. Он серьезно посмотрел на Фродо.

— Время пришло, — сказал он. — Если увозить Кольцо, то это нужно теперь. Но те, кто пойдет с ним, не должны рассчитывать на помощь войны и силы. Они должны проникнуть глубоко во владения врага без всякой помощи. Вы все еще хотите, Фродо, служить хранителем Кольца?

— Да, — ответил Фродо. — Я пойду с Сэмом.

— Тогда я больше не могу помочь вам даже советом, — сказал Элронд. — Я могу предвидеть лишь малую часть вашей дороги, как вы выполните ваше задание, я не знаю. Тень подползла теперь к подножью гор и распространяется до границ Грейфлуда. А в тени все скрыто для меня. Вы встретите множество врагов, иногда открытых, иногда тайных; мы можете встретить и друзей на пути там, где меньше всего из ждете. Я пошлю вестников к тем, кого я знаю в широком мире, но так опасны стали теперь дороги, что некоторые сообщения вообще не дойдут, а некоторые дойдут не быстрее вас.

И я выберу вам товарищей в дорогу, если они захотят, а судьба позволит. Их должно быть немного, так как вся ваша надежда на быстроту и скрытность. Даже если бы в моем распоряжении было войско эльфов древности, оно мало помогло бы, наоборот, лишь разбудило бы силу Мордора.

Товарищество Кольца будет состоять из девяти: девять путников выступят против девяти всадников, представляющих зло. С вами и вашим верным слугой пойдет Гэндальф, это будет его величайшее задание и может быть, конец всей его работы.

Что касается остальных, то они будут представлять свободные народы мира: эльфов, гномов и людей. Леголас пойдет от эльфов, Гимли, сын Глоина — от гномов. Они согласны идти до горных проходов, а может и дальше. Из людей с вами пойдет Арагорн, сын Арахорна, ибо кольцо Исилдура тесно связано с ним.

— Бродяжник! — воскликнул Фродо.

— Да, — с улыбкой ответил Арагорн. — Я просил разрешения быть вашим товарищем, Фродо.

— Я сам хотел просить вас идти с нами, — сказал Фродо, — но я думал, вы пойдете в Минас Тирит с Боромиром.

— Пойду, — сказал Арагорн. — Меч-который-сломан будет сплавлен вновь, прежде чем я начну войну. Но ваша дорога и наша дорога лежат вместе на много миль. Поэтому и Боромир будет в нашем товариществе… Он храбрый человек.

— Значит, нужно найти еще двоих, — сказал Элронд. — Я обдумаю это. Я могу послать кого-нибудь из живущих у меня в доме.

— Но это не оставит места для нас! — в отчаянии воскликнул Пиппин. — Мы не хотим оставаться. Мы хотим идти с Фродо.

— Это потому что вы не понимаете и не можете представить себе, что вас ждет впереди, — возразил Элронд.

— И Фродо не представляет себе этого, — заметил Гэндальф, неожиданно поддерживая Пиппина. — И никто из нас не знает, что его ждет. Правда, если бы эти хоббиты осознали весь размер опасности, они не осмелились бы идти. Но они очень хотят идти, и если им не позволить, они будут чувствовать себя очень несчастными. Я думаю, Элронд, что в этом случае следует больше верить их дружбе, чем мудрости. И даже если вы выберете для нас в попутчики владыку эльфов, такого, как Глорфиндель, он не сможет ни взять штурмом Башню Тьмы, ни с помощью силы пробиться к огню.

— Ваши слова справедливы, — согласился с магом Элронд, — но я в сомнении. Я предчувствую, что Удел в опасности. Я хотел послать этих двоих вестниками, чтобы они в соответствии с обычаями своей страны предупредили ее жителей. Во всяком случае я считаю, что младший из этих двоих, Перегрин Крол, должен остаться. Мое сердце против его участия.

99
{"b":"71565","o":1}