ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

65

Извлечение из преподобного Пимена о богоугодной жизни, побеждении страстей и насаждении добродетелей

Кто это навел Вас на святого Пимена, что Вы желаете знать о нем? Но кто бы ни навел, я очень рад этому. Кто святой Пимен и как он жил, найдете в Четьи Минеи под 27 августа и еще в книге «Достопамятные сказания о подвижничестве святых и блаженных отцов.» В том и другом месте найдете и множество его наставлений. Он был из простых и неученых, но опыты духовной жизни и благодать Божия так просветили ум его, что по тонкому и точному знанию законов восхождения к совершенству в духе его следует ставить в числе первых учительных богомудрых отцов.

Пока-то Вы доберетесь до того, чтобы почитать о нем, я выпишу Вам важнейшие пункты из его учения и наставлений применительно к тому, о чем так долго толковал Вам.

Начало пути Божия – покаяние и плач о грехах. Вот что встречается о сем у святого Пимена. Увидел он женщину, которая сидела на могиле и горько плакала, и сказал: «Если бы явились здесь все удовольствия мира, не освободили бы души ее от скорби. Так должно всегда плакать и нам» (26) [12] . В 27-м пункте то же обстоятельство рассказано подробнее и слова святого Пимена приведены в таком виде: «Уверяю тебя, что если человек не умертвит всех вожделений плоти и не будет так плакать, то не может стать едино с Богом. Вся душа и жизнь этой женщины погрузились в скорбь.»

Покаявшийся и плачущий о грехах своих естественно удаляется от зла и творит благо. Зла делом совершать, пока таков, он не станет, но от худых помыслов свободен быть не может. Потому удаление его от зла исключительно почти состоит в борьбе с помыслами. На это вот что есть у святого Пимена. Пришел один брат к авве Пимену и говорит ему: «Авва! У меня много помыслов, и я от них в опасности.» Старец вывел его на воздух и сказал: «Раскрой свою пазуху и не впускай ветра!» «Не могу этого сделать,» – отвечал брат. «Если сего не можешь сделать, – сказал старец, – то не можешь остановить и прилива помыслов. Но твое дело противостоять им» (28).

Противостоять, но как? Во-первых, внимай себе и трезвись. Так, один брат, сказав о себе, что, встречаясь с другими, развлекается и возвращается к себе уже не таким, каким вышел, спрашивал, как ему быть. Старец сказал ему: «Хочешь ли, возвращаясь к себе, находить себя таким, каким вышел? Держи стражу над собою и дома, держи стражу и вне дома» (137). И вообще, говаривал авва Пимен, всего нужнее для нас трезвенный ум (135).

Как только, сторожа за собою, заметишь страстное, тотчас молись, и оно отойдет. Спрашивал один брат авву Пимена о борьбе с восстающими помыслами, и старец ответил ему: «Это дело подобно тому, как если бы у человека с одной стороны был огонь, а с другой – чаша с водою. Когда начнет палить огонь, он берет воды из чаши и гасит огонь. Огонь – это внушения врага (страстные), а вода – усердная молитва к Богу» (146).

Чтобы менее страдать от страстных помыслов, надобно удаляться поводов к возбуждению их. Должно удаляться всего страстного, говорил авва Пимен. Человек, близкий к тому, что может породить страсть, подобен стоящему над глубокою пропастию, и враг человека легко низвергнуть его может в эту пропасть. Но удаляющийся от могущего возбудить страсть подобен стоящему далеко от пропасти. Пусть враг повлечет его, чтобы низринуть в бездну, но доколе будет влечь его с принуждением, он воззовет к Богу, и Бог поможет ему (59).

Главное, всячески ухитряйся не уступать помыслам. В поощрение к сему в сказаниях о святом Пимене читаем следующее: «Брат спросил его: „Может ли человек удерживать всегда свои помыслы и ни в одном не уступать врагу?“ И старец ответил: „Есть человек, который десять удерживает, а в одном уступает.“ Тот же брат спросил о том же авву Сисоя, и он сказал: „Действительно есть человек, который ни в чем не уступает врагу“ (88, 89).

И еще: «Авва Анувий спросил авву Пимена о нечистых помыслах, рождающихся в сердце человеческом, и о суетных пожеланиях. Авва Пимен ответил ему: еда прославится секира без секущаго ею? (Ис. 10, 15). Не подавай им руки, и они ничего не сделают.»

Что же выйдет из такой неуступчивости? Страсти замрут. Это высказал авва Пимен авве Исаии, когда тот спросил его о нечистых помыслах, говоря: «Если сундук с платьем будет оставлен без попечения, то платье со временем истлеет; так и помыслы, если не будем исполнять их на самом деле, со временем исчезнут или как бы истлеют» (20).

Авва Иосиф спросил авву Пимена о том же, и он сказал: «Если кто положит в кувшин змия и скорпиона и закроет его, то, конечно, гады со временем издохнут; так и худые помыслы, происходящие от демонов, замрут, если с терпением будем противостоять им и не давать им пищи» (21).

Но удаляясь от зла таким безжалостным противлением страстным помыслам и пожеланиям, в то же время надо творить благо, насаждая в себе всякую добродетель. Тем и другим скоро очистится сердце. И о насаждении добродетелей много уроков у святого Пимена. Вот главнейшие. Приводит он изречение аввы Иоанна Колова, который говорил: «Я желаю хотя в некоторой степени иметь все добродетели» (46). А далее и свой предлагает о сем урок, говоря: «Когда человек намерен строить дом, то собирает множество материалов и различного рода веществ, чтобы можно было ему поставить дом. Так и мы должны приобресть хотя в некоторой степени все добродетели» (130).

Но есть добродетели источные и руководительные, на которые потому и надо устремить все свое старание. Их нередко указывает святой Пимен. Вот: хранение себя, внимание к самому себе и рассудительность – вот три добродетели, руководительницы души (35).

Повергаться пред Богом, смиряться и отвергаться своей воли – вот работные орудия души! (36).

В Писании сказано: аще будут сии трие мужиеНоеи Даниил и Иовживу Азтииво правде своей спасутся, глаголетГосподь (Иез. 14, 14, 20). Ной изображает собою нестяжательность, Иов – терпение, Даниил – рассудительность. Если сии три добродетели есть в человеке, то Господь обитает в нем (60).

Страх Божий, молитва и благотворение ближнему – вот три основания совершенства (160).

83
{"b":"71567","o":1}