ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Нет, лучше вы сюда газ не подавайте, – попросил, усмехнувшись, президент и взял из вазы еще одну сушку. – Еще вопрос. Если ими руководят снаружи, то их и взорвать могут снаружи, по радио. Вы всех усыпите, наши пойдут на штурм, а кто-то снаружи нажмет кнопку – и все. И заложники погибнут, и террористы, и вся наша «Альфа»…

– Это исключено, – ответил директор ФСБ. – За минуту до штурма все радиоволны вокруг здания будут подавлены. Вы же знаете, мы даже радионаводку американских крылатых ракет можем давить и сбивать с курса…

Неслышно, без скрипа открылась дверь, в кабинет зашел Александр Волошин.

Президент глянул на него вопросительно.

– Приехали Кобзон, Немцов и Хакамада, – негромко сообщил Александр Стальевич.

– Зачем?

– Рассказать о своих переговорах с Бараевым.

– Они уже рассказали по телевизору. Я слышал.

– Вы их не примете?

– Не в службу, а в дружбу, Александр Стальевич, примите их сами. А мне… Скажите Алмазову, что через пять минут мы едем на Дубровку.

– Куда??? – изумился директор ФСБ.

– Но не с эскортом, – продолжал президент, – а анонимно, в каких-нибудь «Жигулях».

– Но это опасно… – сказал директор ФСБ.

Президент развернулся к нему:

– А вы думаете, я решусь на эту операцию, не посмотрев на объект своими глазами?

– Может, лучше поехать в «Меридиан»? – осторожно сказал шеф операций антитеррора. – Он точь-в-точь как ДК на Дубровке.

– Туда мы тоже заедем. – Президент встал.

– Значит, вариант с газом принят? – спросил директор ФСБ.

– А у вас есть другие? – ответил президент.

– Есть, – вдруг сказал один из генералов.

Президент посмотрел на него вопросительно, тот продолжил:

– Привезти из Чечни родителей этого Бараева и вообще семьи и родственников всех этих бандитов. Поставить их перед ДК на Дубровке и объявить ультиматум: не отдаете заложников, расстреляем ваших сестер, братьев, отцов, дедов, матерей…

– А если не отдадут? – спросил президент.

– Начать расстреливать!..

– Н-да!.. – вздохнул президент. – Хорошо бы… И родню Шамиля Басаева заодно. Только как же мы будем выглядеть в глазах всего мира? – И встал. – Ладно… Поехали на Дубровку…

…Бывают в истории минуты, когда правитель страны вынужден принимать решения вне зависимости от своих желаний и даже вопреки им – и это его плата за все привилегии его монаршей власти…

Информация (по книге генерала А. Михайлова «Чеченское колесо»)

Шамиль Салманович Басаев – уроженец села Дышни-Ведено Веденского района Чечни, родился 14 января 1965 года. Женат, имеет сына. Родители живут в Ведено. У Басаева три брата. Один погиб при обстреле Ведено в начале 1995 года, старший брат – Ширвани Басаев – боевик, был комендантом села Бамут.

Приметы Шамиля Басаева: рост 170-172 см, среднего телосложения, волосы русые, с залысинами, борода черного цвета.

Восемь раз ранен, семь раз контужен. Страдает сахарным диабетом.

Уравновешенный, спокойный, осторожный. Считает себя истинным мусульманином, пять раз в день совершает намаз (молитву), не потребляет спиртного. Пишет стихи на русском и чеченском языках. Кандидат в мастера спорта по многоборью и шахматам. Своими кумирами считает Че Гевару, Гарибальди, Шарля де Голля, Франклина Рузвельта.

В Чечне нет лучшего военного стратега и тактика. В отношении к России непримирим. Мужественен. Честен. Чуток к общественному мнению.

С 1986 года жил в Москве, поступил в Институт инженеров землеустройства, откуда был отчислен за неуспеваемость. Занимался коммерцией, с 1989 по 1991-й учился в Стамбуле в Исламском институте.

19-21 августа 1991 года участвовал в защите Белого дома. В интервью «Московской правде» сказал: «Я знал, что если победит ГКЧП, то на независимости Чечни можно поставить крест». Самостоятельно изучал теорию военного дела «по российским учебникам».

В ноябре 1991 года в знак протеста против введения чрезвычайного положения в Чечено-Ингушетии осуществил угон самолета из аэропорта Минеральные Воды в Турцию.

Летом 1992 года командовал разведывательной ротой в Абхазии. По неофициальным данным, большой вклад в формирование Басаева как военного специалиста внесли российские военспецы, работавшие на абхазской стороне. В 1997 году в Грузии появились материалы о его причастности к агентурному аппарату КГБ. Как свидетельствуют очевидцы, это несколько раз спасало его от смерти. Две группы его кровников, отправившиеся ликвидировать Басаева, были уничтожены спецназом ГРУ.

С апреля по июль 1994 года был в Афганистане, в лагерях афганских моджахедов, где проходил подготовку и учился тактике ведения партизанской войны.

3 июня 1995 года ракетно-бомбовым ударом был уничтожен дом дяди Басаева, в результате чего погибли 12 родственников Ш. Басаева, в том числе родная сестра и семеро детей.

В июне 1995 года отряд Басаева осуществил террористическую акцию в Буденновске Ставропольского края. Это привело к большим жертвам среди мирного населения, были взяты заложники – пациенты и врачи местной больницы. Премьер-министр России В. Черномырдин лично звонил Басаеву и обеспечил ему и его боевикам «зеленый коридор» в обмен на заложников. После этого Басаев стал национальным героем Чечни. Неоднократно угрожал Кремлю новыми терактами, если не будут прекращены боевые действия российских войск на территории Чечни. Лично участвовал в казнях людей, сотрудничавших с Москвой. Такой же жестокости требовал от своих подчиненных.

На протяжении последних лет, кроме участия в боевых действиях, занимался контрабандой оружия (из Чечни в Абхазию и обратно), наркотиков, имеет крупные накопления в валюте. В 1996-м контролировал добычу и переработку нефти в нескольких районах Чечни, немало нажил на грабежах поездов и в ходе боевых действий. В 1998 году семья Басаевых практически полностью поставила под свой контроль нефтяной бизнес в Чечне. В это же время отмечались его контакты с представителями Усамы бен Ладена, финансировавшего десятки терактов исламистских боевиков в Афганистане, Йемене, Египте, Франции и США.

Награжден высшим орденом республики «Коменси» («Честь нации»).

После ампутации ноги находится в тяжелом положении, но войну с Россией не прекращает.

Из прессы

25 октября, перед рассветом

Вокруг госпиталя для ветеранов, где разместился штаб, начинается какое-то шевеление, омоновцы в полном снаряжении продвигаются к ДК. Начинают поговаривать о подготовке к штурму.

Четыре короткие автоматные очереди укрепляют эти предположения.

Людей отодвигают от ДК еще на несколько десятков метров.

У раздевалки госпиталя собрался мозг штаба.

За углом близлежащего дома сотрудники спецслужб стали готовить штурмовые бригады – спецназовцы надевают бронежилеты, каски, им раздали оружие – автоматы, ручные пулеметы, снайперские винтовки. Штурмовики рассредоточились по периметру здания. Все оживляются: неужели «наши» решились на штурм?

Но к пяти утра все затихло и рассосалось, несколько машин с тонированными стеклами, стоявших на углу улицы Мельникова и Второй Дубровской, покинули перекресток. То ли были показательные учения, то ли штаб проверял реакцию террористов – не спят ли?

Через час, в 6.00, к центральному входу в ДК направился человек, изображавший пьяного.

37
{"b":"71579","o":1}