ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она (учительница - А. Ф.) заговорила легко и свободно, как на уроке, к которому хорошо подготовилась:

- Обратите внимание на корень таких слов: "ковать", "коваль", "ковчег". Кованный сосуд, окованный сундук или ларец - все это ковчеги в прямом смысле слова. А в переносном - слово "ковчег" может иметь множество значений: и старинная карета, и ветхий кораблик, и просто какое-нибудь убежище. У поэтов есть ковчег надежды, ковчег спасенья, ковчег любви. И если хотите, этот дом - эту будущую школу тоже можно назвать ковчегом. Ковчегом просвещения!

- Ваши ученики будут знать родной язык! - восхищенно произнес Михаил Потапович.

А.В. Власов, А.М. Млодик. Мандат.

Это сугубо дидактическое, то есть довольно бедное, использование полисемии. Хотя, впрочем, здесь есть и поэтические словоупотребления. А вот пример "художественной полисемии":

Это - круто налившийся свист,

Это - щелканье сдавленных льдинок,

Это - ночь, леденящая лист,

Это - двух соловьев поединок.

Это - сладкий заглохший горох.

Это - слезы вселенной в лопатках.

Это - с пультов и флейт - Фигаро

Низвергается градом на грядку.

Б.Л. Пастернак. Определение поэзии.

Формально поэзия не является ничем из того, что перечислено автором. Все "значения" слова "поэзия" здесь являются окказионнальными -образными. Они если не раскрывают смысловое богатство поэзии, то указывают на него.

С полисемией связаны случаи ресемантизации то есть переосмысления слова, развития у него нового значения - например:

Мышлаевский (Лариосику - А. Ф.)

Вы водкой полы моете? Я знаю, чья это работа! Что ты бьешь все?! Это в прямом

смысле слова - золотые руки. К чему ни притронешься - бац - осколки! Ну, если уж у тебя такой зуд - бей сервизы!

М.А. Булгаков. Дни Турбиных

Здесь мы видим пример окказиональной энантиосемии: оборот "золотые руки" приобретает не просто другое, я противоположное значение - неумелые, неловкие.

А вот еще один очень остроумный пример ресемантизации: в киносценарии Е.Л. Шварца и Н.Р. Эрдмана "Каин XVIII" король Каин спрашивает: "Где моя каинова печать?" Ему подносят королевскую печать. Это уже удачный ход. Но следующая фраза еще лучше: "Я имел в виду прессу".

Этот прием - qui pro quo - часто используется в драматургии как словесный аттракцион:

Варвара Сергеевна. Погодите, вы кто? (...)

Шарманщик. Я... народный артист.

Варвара Сергеевна. Нет, вы из какого класса вышли?

Шарманщик. Из второго. Церковно-приходского училища.

Варвара Сергеевна. Я не про то говорю, вы из рабочего класса?

Шарманщик. Нет, я из искусственного - музыкант-самоучка..

Н.Р. Эрдман. Мандат.

Сами по себе каламбуры этого текста остроумны (они строятся на омонимии - "класс" училища и рабочий - и полисемии; здесь выделено лишь последнее), однако их тонкая семантика работает в широком контексте: они закрепляют не низовом уровне главные для этой пьесы мотивы самозван-чества в деклассированности - главный герой, председатель домкома, сам себе выписывает мандат, возводя себя в ранг "комиссара", и шарманщик объявляет себя музыкантом и "народным артистом".

Источник особого смыслового эффекта - неснятая семантическая нейтрализация, совмещение в слове различных значений или смысловых оттенков (это еще называется "отраженным значением"). Кроме основного смысла", в слове "просвечивает" и другой, создавая фон, второй план:

- Удостоверение дай, что украли.

- От кого?

- От домового.

М.А. Булгаков. Дьяволиада.

Имеется в виду, конечно, домовой комитет, но в мистическом контексте повести зловеще актуализируется более привычный нам смысл слова "домовой" дух дома ("полтергейст", если угодно). В четверостишии:

Когда порою без толку стараясь,

все дело бесталанностью губя,

идет на бой за правду бесталанность,

талантливость, мне стыдно за тебя.

Е.А. Евтушенко

Еще примеры отраженного значения:

В борьбе за язык общенья

народы дружной державы

выходят

на поле нецензурной брани,

ища общий язык

русский.

С. Моротская

Слово "брань" употребляется одновременно в составе двух накладывающихся друг на друга контекстов: "поле брани" и "нецензурная брань", отчего в нем сосуществуют оба смысла: битва и ругань. То же самое относится и к языку, осмысляемому в составе словосочетаний "общий язык" и "русский язык".

Уходит август; в крови неповинна,

В ветвях рябит багряная рябина,

Сентябрь-Тиберий входит на порог.

Евг. Кольчужкин.

Здесь игра слов строится на омонимии август (месяц) - Август (император Октавиан). Омонимия вырастает из первоначальной метонимии (как известно, месяц был назван в честь императора). В развитие этой параллели возникает другая: Сентябрь-Тиберий. Она поддерживается фонетически (повторением комплекса звуков: Тиберий воспринимается как "внутренняя форма" слова сентябрь) и логически: если за июлем следует август так же, как за Юлием Цезарем - Август Октавиан (причем двенадцати месяцам года соответствуют двенадцать цезарей из книги Светония), то в этой образной системе Тиберию (который пришел на смену Октавиану Августу) должен соответствовать сентябрь14.

Все эти случаи колебания семантики - ресемантизация, контаминация (или интерференция - наложение, совмещение смыслов) - являются разновидностями катахрезы.

Перенос значения

Видом катахрезы можно считать и метафору, то есть перенос значения по принципу сходства. Бельгийские филологи, члены группы "мю" (греческая буква, с которой начиняется название их любимого тропа - метафоры) определяют этот прием как соположение двух синекдох. В при-митивизированной форме технику процесса можно описать так: одно из сопоставляемых слов расширяет свой семантический объем, другое сужает. Например: "Ползет подземный змей" (М.И. Цветаева), т.е. поезд метрополитена. Слово "змей" теряет семы "животное", "рептилия", "гад" "сказочное существо" и некоторые другие. Остается то, что может быть общим для поезда и змеи: "протяженность", "ползание" и т.п. Зато слово "поезд", которое только подразумевается, приобретает семы "нечто зловещее", "нечто опасное" и т. п.

Французский герменевт П. Рикер очень проницательно сказал: "Метафора это не загадка, а решение загадки". Как любое тонкое замечание, это может быть понято неоднозначно. В том числе и так: метафора - это перенесение информации на другой уровень понимания. Человек выражает свою мысль метафорически именно тогда, когда глубоко продумает ее в буквальном смысле. Только "решив загадку", человек может позволить себе оригинальное творчество, то есть введение понятого смысла в новый контекст. Например, нужно очень хорошо понять и прочувствовать серьезность художественного творчества, чтобы написать такое:

О, знал бы я, что так бывает,

Когда пускался на дебют,

Что строчки с кровью - убивают,

Нахлынут горлом и убьют!

От шуток с этой подоплекой

Я б отказался наотрез.

Начало было так далеко,

Так робок первый интерес.

Но старость - это Рим, который

Взамен турусов и колес

Не читки требует с актера.

А полной гибели всерьез.

Когда строку диктует чувство,

Оно на сцену шлет раба,

И тут кончается искусство,

И дышат почва и судьба.

Б.Л. Пастернак

В этом стихотворении гармонично уравновешены разум и чувство. Оно концептуально, и концепты выражены в классически четкой форме, особенно в последней строфе, это плод глубокого размышления над жизнью и творчеством. И размышление порождает не только вполне тривиальные образы кровотечения и раба на сцене, которые именно за счет своей обыкновенности помогают читателю понять Пастернака, но, главное -потрясающую своей точностью параллель "старость/Рим" - образ не только абсолютной безнадежности, но и стирания грани между зрелищем к реальностью.

12
{"b":"71596","o":1}