ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он вскочил и нашел взглядом Джима Алстона, стоявшего напротив меня, тоже прислонившись к камину.

- Это ты! Ты все это подстроил! Ты сразу меня возненавидел, с первого же дня!

Он метнулся к Джиму, но тот, надо отдать ему должное, даже не вздрогнул.

Урсула метнулась к Марселю и вцепилась в его руку.

- Дорогой! Это же полный абсурд!- закричала она.- Джим не знал, что это ты! Он думал, что ты Хьюго!- Она потащила его назад, к креслу, хотя он продолжал прорываться к камину. Но скоро сообразил, что Урсула права, и милостиво поддался ее уговорам.

- Я даже не прикоснусь к этим деньгам, не возьму ни единого пенни!вопил Марсель, а Урсула тем временем гладила его по голове, ласково бормоча "Да-да, конечно", как настоящая мамочка.- Ни единого пенни!- повторил он.- Я все отдам!

Сэр Фредерик вздохнул с некоторым облегчением: тяжелая задачка была решена, причем все обошлось без крупных неприятностей. Он снял ногу со скамеечки и выпрямился.

- На самом деле я зашел совсем по другому поводу,- сказал он.- Мистер Маллет выразил желание побеседовать с Джимом.

Все разом обернулись к Джиму, густо покрасневшему от злости.

- С какой стати? Господи боже мой, что за чушь! Я-то зачем ему понадобился? Нет, я никуда не пойду.

Сэр Фредерик спрятал монокль в кармашек жилета и повернулся к Джиму.

- Как вам угодно, молодой человек. Но думаю, это не самое разумное решение. Возможно, полиции нужно только узнать, какие ружья хранятся в вашей оружейной комнате.

Он с гордым невозмутимым видом направился к двери, ну просто бог, а не простой смертный.

Джим, совершенно растерявшись, кидал на всех злобные взгляды.

- Думаю, тебе все же лучше пойти, дорогой,- с необычной для нее нежностью сказала Урсула.

- Да, наверное,- выдавил из себя Джим и поплелся к двери.

- Давай тоже уйдем,- прошептал я на ухо Эвелин, и был несколько удивлен тем, что она молча повиновалась. В общем, начался массовый исход. Полагаю, все смутно почувствовали, что Марселю и Урсуле необходимо побыть вдвоем.

Глава 7

Выйдя из парадной двери и пройдя мимо стоявшего на страже полицейского, мы очутились на ярком солнце. На минутку мы задержались на крыльце, между двух каменных вазонов, чтобы насладиться чудесным видом. Все было таким безмятежным, чистеньким, нарядным... Аккуратно подстриженные газоны, пестрые цветочные клумбы, просторный парк. Эти красоты призывали забыть про всякие ужасы и мерзости. Про алчность, про чудовищное убийство, про поиски убийцы и страх возмездия, теперь незримо витавший в воздухе. Мы сразу решили, что с тропинки, ведущей к кустам, лучше сразу свернуть на ту, которая вела к пруду, туда, где мы с Эвелин вчера беседовали. С беловато-серых стен свисали сочные пышные вьюнки. Мы уселись на ту самую скамью в нише и стали смотреть на темную воду.

- Ну?- помолчав, неопределенно произнес я.

Эвелин посмотрела на меня знакомым смутно-тревожным взглядом, но ничего не сказала.

- И что ты обо всем этом думаешь?- уже напрямик спросил я.

Она отвела глаза, снова ничего не ответив.

- По-твоему, его кто-то преднамеренно убил?- напирал я.- Или это было роковое недоразумение? Какой-нибудь бродяга - с испугу? Или браконьер...

Она покачала головой.

- К чему эти увертки, Джейк? Мы же оба прекрасно знаем, что это не несчастный случай. Ведь так?

- Так,- угрюмо согласился я.- Браконьеры не носят с собой револьвер, у них дробовики, и они не палят в людей, только в безвыходной ситуации. Нет, яснее ясно го что бедный Хьюго попал в западню. Или кто-то узнал, куда он должен прийти, этот кто-то залег в кустах и стал его поджидать.- На меня накатила ярость.- Черт возьми! Какой гнусный трюк!

Некоторое время мы молча смотрели на плоские круглые листья и островерхие бутоны водяных лилий.

- Ты ведь был там, когда нашли тело?

- Я его и нашел,- с непроизвольной гордостью уточнил я, но тут же устыдился своего гнусного тщеславия.

- Какой ужас!- Эвелин испуганно вздрогнула.- Впрочем, тебе, наверное, трупы не в новинку.

- Но, согласись, труп под кустами - это уже что-то новенькое...- я грустно усмехнулся.- Тем не менее хорошо хоть, что на него наткнулся я, а не ты.

В ответ на это мудрое замечание она испуганно прижалась лбом к моему плечу.

- Как же мне страшно!- выдохнула она, и я обнял ее за плечи, уступив порыву защитить, спасти...

- Но почему?

- А вдруг они что-нибудь там найдут...- она говорила медленно и очень тихо, я наклонился ближе.

- Что именно?- спросил я, услышав горестный вздох.

- Что-нибудь... опасное...- и тут она зарылась лицом в мой грубый твидовый рукав и расплакалась. Я не знал, что делать...

- Ах, Джейк,- лепетала она сквозь слезы,- Джим не мог этого сделать, я это точно знаю.

Я тут же насторожился.

- А почему ты подумала про него?- сказал я, пожалуй слишком резко. Эвелин отпрянула и вытерла слезы.

- Я ничего такого не имею в виду. Ты не думай,- сказала она с рыданием в голосе.- Но ты же знаешь, Джейк, каким он бывает агрессивным. Тебя ударил хлыстом. Марселю угрожал. Когда он злится, то совершенно не владеет собой и может натворить бог знает что. А сейчас,- она опять всхлипнула,- его там допрашивают. Я боюсь, что он настроит полицейских против себя. Начнет им грубить, не захочет отвечать на вопросы. И они, конечно же, подумают, что это он убил Хьюго. Я знаю, они так и подумают!

- Ну и что,- сухо отозвался я,- возможно, так оно и есть. Пока рано впадать в панику. А если это правда, пусть получит по заслугам. Только напрасно ты так за него переживаешь, Эвелин. Вспомни - Урсула только что сказала, что Джим ничего не знал про Хьюго, в смысле, про настоящего. Он принимал за Хьюго Марселя, как и все мы, В ответ Эвелин снова разрыдалась.

- Да знал он, все он знал! Я ему рассказала!

- Ты?!- я ошарашенно на нее уставился.- Это что же получается? Все были в курсе, кроме меня?

- Я не знаю,- всхлипнула Эвелин.- Это Марсель виноват. Он не умеет хранить секреты. Вчера вечером он все рассказал Урсуле, а позавчера - мне. Для самого Марселя это все - лишь остроумная шутка, грандиозная, как он сказал. В общем, он проговорился мне об их обмане, а потом предложил: "Хочешь с ним увидеться? Я как раз еду с ним встречаться". И мы поехали в Чод, в гостиницу, в которой остановился Хьюго. Там и пообедали. Хьюго мы действительно увидели, но довольно долго Марсель и Хьюго делали вид, будто друг друга не знают. И только когда мы заканчивали, Марсель подошел к столику Хьюго и привел его, чтобы мне представить. По-моему, очень милый человек, только слишком уж грустный.- По щекам Эвелин снова покатились слезы.- Марсель объяснил ему, что я - ненастоящая родственница, но мне можно доверять. Почему он решил, что они могут мне доверять, не знаю...

- Может быть, он просто хотел сделать тебе приятное?- обличительным тоном сказал я.- Марсель умеет найти подход, эдакий ласковый душка...

Она не услышала моей ехидной реплики. Ее мысли вмиг унеслись в тот вечер, видимо, воспоминание было таким живым, что ей было не до меня. Я и сам очень хорошо представлял эту картину: стройный обаятельный, необыкновенно жизнерадостный Марсель и рядом - Хьюго, коренастый, плотный флегматик, чинно кланяющийся Эвелин, обитательнице дома, в который он боялся даже войти, хотя дом этот был теперь его законной собственностью.

- Он пересел за наш столик,- продолжала рассказывать Эвелин,- и мы стали разговаривать. Сначала он нервничал, держался очень скованно, но потом понял, что меня ему незачем опасаться. Мне кажется, я ему понравилась, и Марсель был очень доволен, что все так гладко складывается. Он стал уговаривать Хьюго завтра же прийти к нам и все рассказать, все как есть. Марсель, по-моему, совершенно не боялся своего разоблачения, наоборот, был рад, что оно наконец состоится. И с удовольствием рассказывал Хьюго обо всех нас. Это было замечательно, он нас всех изображал, очень похоже. И тетю Сюзан, и дядю Биддолфа, и доктора Пармура, и Сэра Фредерика...

28
{"b":"71600","o":1}