ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я сумел занять место рядом с Эвелин, и при всяком удобном случае прикасался коленом к ее колену и жал столом ее руку. Она робко отзывалась на мои дерзкие выходки и дважды чуть заметно мне улыбнулась. Вид у нее был бледным и усталым: наверное, у бедной девочки разболелась голова. Как только все отобедали, она извинилась и ушла. На этот раз я не помчался за нею вслед. В данный момент я жаждал общения только с Марселем, но было ясно, что он будет занят весь вечер. Он сказал, что не смог бы жениться на Урсуле, что у него уже есть невеста. Может, наврал?

Да и вообще, стоит ли верить всему, что он болтает? Вот в чем вопрос.

Глава 11

Да, основной вопрос заключался именно в этом. Почти всю ночь я не сомкнул глаз. Медленно взошла луна, и ее волшебный, несколько потусторонний холодный свет залил комнату. Я стал смотреть на отражение окна на ков ре: решетка из нескольких квадратиков. Тянулся час за часом, и постепенно ажурный силуэт окна переместился на стену. Я еще тогда подумал: до чего по-разному все выглядит днем и ночью.

Где-то рядом заухала сова, ее уханье напоминало веселый хохот: видимо, ей только что удалось закогтить какую-нибудь беспечную мышку. Я подошел к окну и стал всматриваться в ветви ближайшего дерева, и хотя неверный лунный свет был очень ярким, я так и не увидел эту разбойницу. Я взглянул на парк: он был волшебно прекрасен. Это зрелище заставило меня вспомнить про Хьюго, я невольно содрогнулся. Ведь только вчера, возможно в это же самое время, именно в это время, он шел по тропинке к кустам, где его поджидала внезапная смерть. Надо же, как это бывает. Только что человек жил, пусть не очень счастливый, пусть одинокий и не умеющий приспособиться к жестоким правилам этого мира... Но он был молод и богат, он мог наслаждаться многими радостями жизни, хотя не все радости были ему доступны. И вдруг раздается выстрел, и вот уже человек этот лежит, уткнувшись лицом в грязь, сжимая в кулаке горстку мертвеющих листьев, которые он, падая, судорожно сорвал с ветки, уже в предсмертной агонии.

"Раздается выстрел",- мысленно повторил я и подумал, что он действительно должен был раздаться. Сегодняшняя ночь была такой же, как вчерашняя. Если бы сегодня кто-то вздумал выстрелить из револьвера, я бы непременно это услышал, потому что вокруг стояла мертвая тишина, которую только единожды нарушил ликующий хохот совы. Но кто-то же слышал этот выстрел? Нам об этом было пока неизвестно. Возможно, полиция уже нашла кого-нибудь, кто слышал. Примечательно, что его не услышал никто из нас, сидевших в гостиной. Интересно почему? Ах да, там же было шумно. Сначала Марсель играл на пианино, потом заводили патефон. Значит, когда Марсель и Урсула отправились на прогулку, Хьюго был уже мертв, покоился на своем смертном ложе под кустом рододендрона.

Ему так и не удалось полюбоваться этой романтичной картиной: как его лучший друг, галантно склонившись к его сводной сестре, ведет ее, мягко освещенную луной, мимо условленного места. Марсель прав: он никак не мог убить Хьюго в течение тех десяти минут, во время которых пытался найти его в парке. Кто-нибудь, по крайней мере сидящие в гостиной Урсула и Пармур, непременно услышали бы выстрел.

Дальше мне подумалось, что стоило бы спросить у Эвелин, не слышала ли она каких-нибудь странных звуков. Она ведь ушла из гостиной раньше. Но раньше всех оттуда ушел Джим. Однако Джим-то как раз и мог убить Хьюго, такой вариант нельзя исключать. Если он не убивал, то мог слышать выстрел. И в таком случае обязан был рассказать об этом полиции. Но никому из нас, насколько мне было известно, он ничего подобного не рассказывал. Кстати, один из вчерашних нелепых слухов был таким: якобы Джима взяли под арест. Однако, несмотря на то что подозрения в адрес этого вояки были очень серьезными, паника оказалась ложной. Пока что Джим оставался на свободе.

Я медленно вернулся к кровати и снова улегся. Слава богу, не моя забота раскрывать тайну этой трагедии. Этот начальник полиции и его подчиненные, похоже, бывалые ищейки. Если бы я был преступником, то точно бы перед ними раскололся, запугивать они умеют, причем очень корректно. Ладно. Хватит морочить себе голову. Мне нужно думать о собственных показаниях, с меня и этого хватит. Говорить надо будет четко и сжато, и чтобы никакой суетливости и угодливого тона.

Тут наконец мои мысли, долго парившие в свободном полете, сделали резкий разворот и с ястребиным проворством ринулись к лакомой добыче. К тому, что представляло насущный интерес для меня лично. Что это за безумная затея, о которой рассказал мне сегодня Марсель? Неужели он действительно собрался устроить такой фокус? Неужели такое возможно?! Чтобы я, Джейк Сиборн, зеленый студент, в одночасье сделался потенциальным владельцем этого огромного дома, этого чудесного парка, всего этого баснословного богатства?

Глава 12

Постараюсь быть предельно честным.

Мысли мои были совсем не о том, как вернуть Джиму и Урсуле их добро, если оно попадет в мои руки. Меня гораздо больше занимало, не шутил ли Марсель? В тот момент, когда говорил, вроде бы не шутил, а там, кто его разберет... Еще неизвестно, что он скажет по этому поводу завтра, или послезавтра, или через три дня. Неужели он действительно собрался ехать к лондонским юристам и оформлять акт дарения? Интересно, не требуется ли для таких сделок согласие одариваемого? Мне казалось, что нет, едва ли. О том, как бы я поступил, если бы оно действительно требовалось, я предпочитал не думать. Когда спросят, тогда и буду думать, решил я. Пока я обходил мысли об этом, будто это был некий камень, загораживавший мне дорогу.

Господи, я же почти ничего не знал о Марселе! Я уже понял, что он способен на необычные романтические поступки, которые всякий нормальный человек назвал бы неблагоразумными. Но я знал, что он до мозга костей актер и, не побоюсь этого слова,- еще и позер. Но не слишком ли я придираюсь к нему? Разве откажешь ему в настоящей честности, которой может похвастаться далеко не каждый? Если даже и так, все равно он бесшабашный малый. Иначе не явился бы в дом под чужим именем. И чувство юмора у него специфическое. Иначе он не додумался бы до такого: подарить просто так, за здорово живешь, огромное состояние почти незнакомому студенту, случайному своему приятелю. И ради чего? Чтобы порадоваться тому, как обомлеют от ужаса тетя Сюзан и ее дрессированный муженек. К Джиму у него тоже свои счеты, вот уж с кого ему будет приятно сбить спесь, унизить. Ну а Урсулу он, при желании, всегда сможет утешить.

...Как ни кинь, выходило, что он, возможно, действительно не шутил и что у него даже были свои резоны устроить такой сюрприз.

Я стал думать о технической стороне дела. Законники наверняка станут вставлять палки в колеса, отговаривать Марселя от столь эксцентричной прихоти. Но их уговоры лишь сильнее его раззадорят, заставят стоять на своем. Денег у него и так хватает, так что он не отступится от своей безумной идеи. Так или иначе, процедура оформления наследства займет уйму времени. Юристам придется немало повозиться с проработкой целых двух завещаний. Сначала нужно хорошенько разобраться с завещанием первым, которое оставил Джеймс Алстон, тоже не самое типичное. Впрочем, с ним, возможно, уже все более или менее утрясено, естественно, кроме суммы налога на наследство, ну и все проверки будут более основательными, из-за убийства наследника. Когда будет подтверждена законность завещания Джеймса Алстона, поверенные возьмутся за наспех составленное завещание Хьюго. Тут тоже потребуется тщательная проверка - имеет ли юридическую силу эта его наскоро составленная записка. Можно ли считать это завещание, написанное на листке гостиничной писчей бумаги, столь же авторитетным документом, что и те, которые пишутся в юридической конторе? Ну да, на пергаментной бумаге с выведенной готическими буквами шапкой: "Сим засвидетельствована последняя воля", а под ней непостижимый для простого смертного многостраничный текст с минимумом запятых и точек.

33
{"b":"71600","o":1}