ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Меня призвали вмешаться,- сказал он, отвечая на вопрос коронера,- без пяти шесть. А на само место трагедии я прибыл минут через десять-пятнадцать. Тело покойного лежало частично под кустом, частично на тропинке. Он лежал ничком, правая рука была сжата в кулак, в ней были стиснуты несколько листьев, в локоть левой упирался лоб покойного. Этот человек был мертв уже несколько часов. Rigor mortis {Мертвенная окоченелость (лат.)} была абсолютной.

- Не могли бы вы назвать время смерти, установленное вами лично?

- Нет. Я позволил себе произвести лишь поверхностный осмотр тела.

- Полагаю, вы сразу опознали жертву?

- Да.

- Вы были знакомы с этим человеком?

- Нет, я видел его впервые. Но я узнал его благодаря имевшейся у меня фотографии.

Коронер откинулся назад и прижал к столешнице обе ладони, будто давал понять, что по поводу фотографии от сэра Фредерика никаких разъяснений не требуется.

- При поверхностном осмотре, который был вами произведен, у вас возникли какие-либо соображения относительно причины смерти?

- Да, возникли,- сказал сэр Фредерик.- По моему мнению, покойный был застрелен стоящим сзади человеком, между стрелявшим и жертвой было некоторое расстояние. Никаких дальнейших осмотров я не производил, полагая, что единственная моя обязанность - немедленно известить о случившемся полицию.

Коронер слегка наклонил голову, подтверждая необыкновенную мудрость принятого сэром Фредериком решения.

- Затем вы, не мешкая, отправились назад, в дом, и позвонили в полицию? В какое время?

- В шесть двадцать пять.

- Вы ведь присутствовали при вскрытии тела?

- Совершенно верно.

- Вы согласны с результатами исследования, произведенного полицейским хирургом доктором Фицбрауном?

- Всецело.

- Сэр Фредерик, не возникло ли у вас каких-либо замечаний относительно результатов вышеназванного исследования, которые вы хотели бы сейчас назвать, прежде чем отправиться по вашим очень важным, неотложным делам?

- Нет, ни единого. Я и мой коллега доктор Фицбраун были полностью солидарны в своих выводах.

- В таком случае мы больше не станем вас задерживать, если, конечно, не возникло вопросов у кого-нибудь из господ присяжных...

Присяжные тупо посмотрели на сэра Фредерика, потом недоуменно переглянулись. Наконец, голос подала единственная среди них женщина, на ней был твидовый костюм и фетровая шляпа. С первого взгляда было понятно, что она возглавляет местный "Женский институт" {"Женский институт" организация, объединяющая женщин, живущих в сельской местности, в ее рамках действуют различные кружки и комитеты}.

- Насколько я понимаю,- уверенно произнесла она высоким, чуть резковатым голосом,- показания свидетеля означают, что покойный был вне всяких сомнений убит?- Сама форма вопроса, твердо поджатые губы и решительный кивок как бы говорили: "Если все ясно и так, зачем нам зря тратить время? Почему бы сразу не вынести вердикт и не разойтись по домам?"

Сэр Фредерик посмотрел на нее с явным одобрением и, по-моему, был абсолютно с ней согласен, но, как человек бывалый и знающий все тонкости коронерских судов, отвечать поостерегся.

Коронер был обескуражен и даже шокирован.

- Свидетелям не полагается задавать подобные вопросы,- голос коронера слегка дрожал от негодования и от попыток скрыть это негодование.- Присяжные сами должны решить, имелся ли факт убийства или нет. На основании всей совокупности свидетельских показаний. Данный свидетель высказал свое личное мнение: что пострадавший получил выстрел в спину, произведенный неким человеком с некоторого расстояния. Определять, был ли это несчастный случай или преднамеренное убийство, предстоит именно присяжным. Если выстрел был произведен с целью убийства, то будет вынесен вердикт "убийство". Но на основании имеющихся на данный момент показаний мы можем лишь утверждать, что версия с самоубийством полностью исключается. Вынужден еще раз напомнить всему составу присяжных, что они обязаны полагаться только на факты; они ни в коем случае не должны строить какие-либо абстрактные предположения.

Он смерил женщину испепеляющим взглядом, но это ее нисколько не смутило. Я понял, что, если бы ей позволили покинуть зал и перемолвиться парой слов с сэром Фредериком и с полицейским хирургом Фицбрауном, она бы за пять минут все для себя решила и с чистым сердцем отправилась бы дальше прихорашивать свои клумбы и грядки.

- Вы дали исчерпывающие ответы, сэр Фредерик.- Коронер кивком позволил свидетелю удалиться. Что тот и сделал с довольной улыбкой, обращенной ко всем сразу и ни к кому конкретно. Спрятав в кармашек монокль, он аккуратно одернул пиджак, потом что-то сказал Маллету и покинул зал. Вскоре мы услышали ворчание заведенного мотора, и сэр Фредерик был таков. Похоже, обо мне он даже ни разу не вспомнил.

И снова я замер в ожидании. Ну теперь-то уж точно они захотят послушать человека, обнаружившего тело убитого! Ничего подобного. Следующим вызвали самого Маллета. И он принялся подробно все расписывать: как в полицейский участок поступил звонок, что поступил он в шесть двадцать, как он отправился к месту трагедии и обнаружил там труп, именно в той позе, о которой уведомил его сэр Фредерик. Отметки на тропе и на обуви покойного, а также на его одежде свидетельствовали о том, что тело перетаскивали с внешней стороны кустарников на то место, где оно было обнаружено, тащили его футов десять. Пуля прошла навылет под шестым ребром и застряла в стволе дерева. Экспертиза показала, что пуля - американского производства, используется для кольтов, это револьвер тридцать седьмого калибра с полуторадюймовым цилиндром. Сам револьвер был найден позже, на дне декоративного пруда, расположенного на территории имения Алстон-холл.

Маллет излагал все с изумительной четкостью, ссылаясь исключительно на уже имевшиеся факты. И тут выяснилось, что есть множество деталей, о которых я ничего не знал. Постепенно он нарисовал подробную картину того, что произошло. По мнению Маллета, в Хьюго стреляли неподалеку от того места, где я его потом нашел Стрелявший, по идее, прицелился в него в тот момент, когда Хьюго стоял на тропе, и его силуэт был тогда четко виден благодаря яркому лунному свету. Баллистики тщательно реконструировали траекторию полета пули. Маллет передал коронеру и присяжным соответствующие диаграммы.

- Я хотел бы особо остановиться на одном моменте,- сказал Маллет, когда диаграммы были ему возвращены.- Если исходить из того, что стреляли преднамеренно, то неизбежно возникает такой вопрос: с какой стороны подходил стрелявший? По всей видимости, погибший стоял в конце тропы и смотрел в сторону дома, откуда должны были подойти те, кого он ожидал. Любого человека, шедшего ему навстречу, мистер Хьюго сразу бы увидел. Из чего следует, что либо пострадавший хорошо знал стрелявшего, либо тот должен был подкрасться сзади, чтобы остаться незамеченным. А сделать это можно лишь проделав большой путь по тропе, ведущей от самых ворот, которая представляет собой вытянутую дугу, и в эту дугу упирается подъездная аллея. Что-то вроде лука и стрелы.

Коронер внимательно посмотрел на свидетеля:

- Так вы исключаете возможность несчастного случая?

- Да сэр, категорически исключаю,- твердо заявил Маллет.

Я поразился тому, что на этот раз коронера нисколько не рассердило "абстрактное предположение". Я взглянул на женщину, которой был сделан строгий выговор за то, что она посмела назвать вещи своими именами. Но, вероятно, она попросту не заметила оскорбительной непоследовательности коронера и даже не обиделась. Это было как-то нелогично, но я решил, что такова уж людская натура, и, возможно, эта непредсказуемость и делает всякого человека интересным, всегда.

Но тут, когда мы все навострили уши, с нетерпением ожидая продолжения, коронер решил завершить допрос Маллета. Честное слово, это все выглядело так, будто они с ним заранее договорились. Еще два-три вопросика, потом снова присяжным была представлена возможность что-то спросить, и через минуту старший полицейский офицер Маллет покинул свидетельское место, нам же оставалось только гадать, что у него на уме. Теперь уже я знал, что вызовут не меня, и оказался прав. Была названа фамилия полицейского врача Фицбрауна.

47
{"b":"71600","o":1}