ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я, разумеется, поехал, и теперь вынужден писать это письмо. Полиция действительно приезжала, и пока я обшаривал комнату Эвелин, они обшаривали мой дом. Нашли коробку с патронами, в которой нескольких штук не хватало, того же калибра, который использовал убийца Хьюго. Экономка сказала, что полицейские были очень горды этой своей находкой и прямо-таки сияли от радости. Ее они закидали вопросами: почему я забросил практику, давно ли я пью, не с тех ли пор, как познакомился с Алстонами, каковы мои отношения с женой. Экономка моя, добрая душа, старалась говорить как можно меньше. А что касается моего заместителя... он только что зашел в приемную нашего офиса, где я пишу это письмо, и посмотрел на меня как на убийцу, по-моему, он не сомневается, что Хьюго прикончил я.

Вот такие мои дела, Сиборн. Я решил, что мне пора покинуть сцену. Они раздобыли улику и теперь от меня не отцепятся. Эвелин Росс - мой злейший враг, мне с ней не сладить, потому что я не просто ей антипатичен, я мешаю этой крошке достичь заветной цели, и потому должен быть уничтожен. Возможно, она догадывается, что я что-то заподозрил или даже что-то узнал. Мало ли ? Я мог нечаянно себя выдать, когда мы мило беседовали с ней вчера утром, сидя на скамеечке у чудного пруда с лилиями. В любом случае, я угодил в сеть, из которой мне не выбраться, у меня нет сил на то, чтобы хотя бы попытаться. Смерть моя никого особо не опечалит: жена будет только рада, Урсула...

Урсула будет переживать, но на самом деле ей будет лучше без меня. Я сделал для нее все, что мог, если я и дальше буду тут болтаться, то испорчу ей жизнь, стану помехой ее молодому счастью. Если я совершу то, что задумал, все подумают, что убийца точно я, и обо всей этой истории скоро забудут.

Коробку с патронами полицейские забрали с собой, но в моем чемодане, который стоит в моей спальне, спрятан заряженный револьвер. Поэтому мне нужно поскорее вернуться в имение, пока на него не наткнулись ищейки. Но сначала я должен отослать это письмо на Ваш домашний адрес, сейчас побегу на почту. Полиция наверняка разнюхает, что я отсылал Вам из Чода заказное письмо, примерно в четыре часа дня, и, конечно же, письмишко мое очень их заинтригует. Поэтому я придумал один фокус. К моей исповеди я приложу еще одно коротенькое послание. О том, что у меня есть множество причин покинуть этот бренный мир, что я желаю Вам добиться всяческих успехов на Вашем поприще, ну и прочие банальные пожелания. Покажете им, если потребуют, а это письмо можете со спокойной душой сжечь. Вы спросите, почему я не хочу, чтобы Вы показали мои откровения полиции? Они мне не поверят, а у всех, кто так или иначе причастен к этой истории, начнутся бесконечные проблемы, которых и так уже хватает.

И последнее. Меня мало волнуют проблемы наших с Вами общих знакомых, но я очень Вас прошу защитить Урсулу от Эвелин, от Марселя, от нее самой. Эвелин выйдет замуж за Джима, это будет справедливая расплата за все его выкрутасы. Марсель уедет, и если он не заберет с собой Урсулу, то она какое-то время будет чувствовать себя ужасно несчастной. Вот тут и придет Ваш час. Если Вы поддержите ее, а может, даже увезете с собой, я уверен, эта девочка проникнется к Вам самыми нежными чувствами. С Вами она обретет цель в жизни которую до сих пор не сумела найти. Она натура увлекающаяся, и если за что-то берется в охотку, у нее все получается замечательно. Вы же обретете друга, который избавит Вас от всех страхов и комплексов. Она сгладит острые углы в Вашем максималистском пока характере, она разбудит Ваше честолюбие, у нее хватит энергии исподволь Вас изменять - не основу Вашу, она замечательная и здоровая,- а некоторые чисто внешние проявления, поверьте, хорошие манеры и светская уверенность в себе очень важны, как бы Вы к ним ни относились. Не бойтесь, Урсула не разорит Вас: у нее есть деловая хватка, и мозги хорошие. Уверен, она сумеет увеличить Ваши доходы, даже если не получит никакого наследства.

А теперь, дружище, примите наилучшие пожелания от старого неудачника, который искренне Вам симпатизировал. Вы понравились мне с первого взгляда. Если бы я был моложе и успешнее, если бы я не позволил себе опуститься и не растерял бы свои скромные таланты и знания, то непременно дождался бы Вашего диплома, мы вместе бы работали, я сделал бы Вас своим преемником. В сущности, я мог бы уйти без всяких объяснений, не обременяя Вас всей этой сентиментальщиной, но мне делается дурно, как только представлю, что Бы можете угодить в сети этой паучихи. Я знаю, у Вас обостренное чувство общественного долга, и оно призовет вас отнести письмо в полицию. Не делайте этого, очень Вас прошу. Наживете себе лишние проблемы. А что касается этой особы... Думаю, получив то, чего добивалась, она уже не будет представлять опасности для окружающих.

Теперь я заклею конверт сургучом и понесу его на почту. А после, как только стемнеет, отправлюсь к пруду. Интересно, кто из вас найдет меня? Постараюсь убраться так, чтобы доставить минимум хлопот остающимся. Удачи Вам. Скажите Урсуле, что я ее люблю и попросите поскорее меня забыть. До свиданья.

Глава 7

Сложив похрустывавшие листки, я машинально запихнул их в нагрудный карман. Пока я был не в состоянии осмыслить прочитанное и делать какие-то выводы. Как ни странно, то, что я узнал про Эвелин, не вызвало у меня боли и даже удивления. Пармур очень точно определил: я как будто находился какое-то время под гипнозом, а теперь все прошло. Я даже не мог вспомнить, что ощущал во время этого многодневного сеанса. Только смутно припоминал внешний облик Эвелин, причем уже абсолютно утративший прежнее очарование. И все-таки факт оставался фактом: несколько дней я искренне верил, что безумно ее люблю и даже предложил ей стать моей женой. Понятно, почему Урсула так ее боялась. Она видела, с какой легкостью Эвелин вьет веревки из мужчин, подчиняет их своей воле, одного за другим. А уж Урсуле ли бояться соперничества с этой серой мышкой? Правда, Хилари Пармур все же ей не поддался, и, насколько мне известно, дядюшка Биддолф тоже оказался крепким орешком! Но Хилари был Эвелин совершенно ни к чему, а Биддолфа хранила мощная сила - страх перед дражайшей супругой. Еще неизвестно, устояли бы они, если бы им вдруг выпало стать владельцем имения Алстон-холл.

Пармур, надо сказать, здорово меня озадачил! Как он мог подумать, что я смогу со спокойной совестью выслушать неправильный вердикт, зная, что полиция считает дело уже решенным, тогда как истинный убийца разгуливает на свободе? Мне показалось, что собственная деградация отчасти повлияла и на моральные устои Пармура, раз ему кажется, что ради чьего-то комфорта и покоя можно пренебречь правдой. Но я понимал, что, если я предъявлю коронеру письмо, расследование начнется сызнова, и Урсуле придется - в этом Пармур был прав - снова переживать весь этот кошмар, еще более гнусный. Ознакомившись с откровениями бедняги Пармура, Маллет и присяжные накинутся на Урсулу с расспросами, и автоматически она сделается основным свидетелем. Набегут наглые газетчики, начнут вынюхивать сенсационные подробности, читатели, разумеется, будут в восторге, будут разглядывать фотографии Урсулы, обсуждать ее платья и ее личные проблемы, весь уклад ее жизни, ничем не похожей на их собственную!

Так-то оно так, но если завещание Хьюго признают недействительным, не означает ли это, что Урсула неизбежно окажется в опасности? Предположим, Эвелин вернется и выйдет замуж за Джима. Разве у нее не возникнет желание избавиться от Урсулы? Пока Урсула здесь, Эвелин никогда не сможет стать признанной хозяйкой долгожданного имения, и представители местного общества и прислуга будут относиться к ней как к экономке. А чем я могу ей помочь? Мне еще столько лет нужно учиться и стажироваться, прежде чем я получу статус врача. И потом, чтобы Урсула согласилась уехать вместе со мной, я должен сделать ей предложение. Если же я просто стану уговаривать ее оставить этот дом, она потребует объяснений. А что я скажу, если мне запретили говорить об источнике угрозы?

59
{"b":"71600","o":1}