ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Очень приятно,- мягко, и в то же время слишком уж четко произнес он. Разговаривал он практически без акцента, если что-то и выдавало иностранца, так это чересчур правильное построение фраз и тщательная артикуляция, мы, коренные англичане, обращаемся с языком куда небрежнее.- Да, я Хьюго Алстон.- Он улыбнулся обезоруживающей улыбкой.- Простите за дурацкий вопрос... мы с вами родственники? Понимаете, я никогда не был в Англии и не знаком ни с кем из своей родни.

Я рассмеялся, обрадовавшись, что наконец получил возможность все объяснить.

- Нет-нет! Насчет меня не беспокойтесь, я вам никто, я тут вообще человек посторонний, можно сказать, вторгся самым нахальным образом. Уеду сразу, как только прикажете.

Хьюго выслушал мои слова очень внимательно.

- Вы знаете сэра Фредерика Лотона?- спросил я.

Хьюго сурово сдвинул брови.

- Он хирург, да?- в его мягком голосе вдруг зазвучала угрожающая нотка.- Из тех, кто оперировал... моего отца. Мяс-с-сники,- прошипел он уже со злобой.- Знаю. И непременно с ним разберусь при первой же возможности.

- Ну зачем же вы так!- воскликнул я, потрясенный его агрессивностью.Поймите, у вашего отца была опухоль мозга! Удаление такой опухоли считается одной из самых сложных операций. Никто кроме сэра Фредерика не посмел бы за это взяться. Ваш отец сам к нему обратился, и сэр Фредерик рассказал ему все, все как есть. Он все равно бы умер, независимо от...

- Но пожил бы еще!- перебил меня Хьюго.

- Возможно, но совсем недолго. Он решил рискнуть, каждый волен выбирать сам: или стать полноценным здоровым человеком, или... в общем, вашему отцу не повезло. Вы не имеете права осуждать тех, кто пытается вас, неблагодарных несмышленышей, спасти.- Я так разнервничался, что почти кричал на него.

- Этому вашему спасителю хорошо заплатили,- процедил он сквозь стиснутые зубы. Смугловатое лицо, в котором не было даже намека на румянец, к моему удивлению, лишь еще больше побледнело.

- Заплатили не больше, чем стоит его мастерство и потраченное время,огрызнулся я.- Он не давал никакой гарантии. Возможно, ваш отец на самом деле не хотел рисковать, но учтите: многие умоляют доктора дать им шанс. Сэр Фредерик мог ничего не делать, просто бы наблюдать, как его пациент умирает...

- А вместо моего отца прикончить кого-нибудь из особо желающих,ввернул Хьюго. В этих словах были вызов и издевка, но тон, которым они были сказаны, заметно потеплел. Хьюго вроде бы даже меня поддразнивал, уже без всякой злобы. А ведь еще миг - и мы бы страшно разругались. Однако его настроение почему-то резко из менялось, да и мой гнев куда-то улетучился. Снова на меня посмотрев, он понял, что я уже остыл, и с улыбкой изрек: - Все понятно, вы тоже член клана, все врачи друг за друга горой, они всегда против нас, бедных несмышленышей.

Я тут же объяснил, что пока еще не имею чести быть врачом, и, чтобы сразу исключить всякие недоразумения, рассказал, как сэр Фредерик приехал и ждал его, как тут вдруг случайно очутился я, и как он попросил подменить его, поскольку в Лондоне у него срочные дела. О том, что сэр Фредерик попросил меня защитить его от родственничков, я предпочел умолчать, побоявшись ранить его самолюбие. Выложив все это, я бодренько заметил:

- Думаю, он скоро вернется, и тогда я смогу уехать.

Хьюго развернулся и стал с отрешенным видом слоняться по комнате, а я стоял как пень и пытался понять, о чем он сейчас думает. Наконец он снова подошел и буквально впился в меня своими черными глазищами. Мне стало немного неуютно. Я почти не сомневался, что он сейчас поймет, какова моя истинная миссия. Помолчав, он спросил:

- Вы уже видели всех их, ну... мое семейство? Что вы можете о них сказать? Какие они?

- Какие?- растерянно переспросил я и, стараясь на него не смотреть, пробормотал: - Люди как люди, нормальные.

- А сколько их? Как они выглядят?- продолжал расспрашивать он.

- Ну-у,- отведя взгляд, покорно начал я,- во-первых, у вас есть сводная сестра, Урсула.

- Сестра?- он порывисто подался вперед.- Расскажите мне о ней.- Заметив мое замешательство, он успокоил: - Не бойтесь. Я вас не выдам, не проговорюсь, слово чести.- По его тону я понял, что малейший намек на недоверие будет воспринят как смертельное оскорбление.

И тогда я решил, ладно, будь что будет, хотя и побаивался выкладывать свои впечатления.

- Она прелесть, и очень хорошенькая, натуральная блондинка с голубыми глазами...

- А-а,- он, вздохнув, стал изучать потолок, всем своим видом демонстрируя разочарование.- Да-да, милое дитя.

Я расхохотался, точнее говоря, загоготал. Столь бурную реакцию у меня вызвала и эта старомодная характеристика, и абсолютная ее несправедливость, а главное, я с облегчением почувствовал, что действительно могу спокойно обсуждать с Хьюго его родню.

- Да ничего подобного! Она отнюдь не наивный ангел, только не спрашивайте, в чем это выражается. Я сам не знаю в чем, я и видел-то ее всего пару минут, в окружении прочих родственников.

Он снова наклонился поближе, прямо-таки со змеиной грацией, и почти небрежным тоном спросил:

- Вы в нее влюблены?

Я снова чересчур громко расхохотался.

- Вы шутите! До вчерашнего вечера я вообще не был с ней знаком. Любовь с первого взгляда бывает только в сказках, по крайней мере...

Я вовремя прикусил язык, едва не сказав "у нас в Англии", вспомнив, что он сам англичанин только наполовину. Возможно, ему будет неприятно, если я об этом напомню, пусть даже без задней мысли.

Он мрачно пробормотал:

- Влюбиться можно только с первого взгляда, и никак иначе.

Совершенно не представляя, что на это можно ответить, я предпочел сменить тему:

- Ваша сестра, по-моему, главная персона в этом доме, без нее все пойдет кувырком. Брат Джим очень на нее похож, но только внешне, он чересчур ленив и высокомерен, и поэтому его можно вообще не принимать в расчет: ему ни до чего нет дела.

Мне вдруг стало жаль этого парня. Сам не знаю, как у меня выскочила эта фраза:

- И на кой черт вы сюда притащились?

Он сидел на подлокотнике большого кресла, нервно покачивая ногой в роскошном ботинке и слишком уж пристально разглядывая рисунок на ковре.

- По-вашему, это очень глупо с моей стороны?

- Просто довольно странно,- не очень уверенно произнес я.

- Да, конечно,- согласился он.- Это странно, и, наверное, глупо.- Он задумался, видимо, пытаясь получше сформулировать причины своего приезда.Понимаете, я всю жизнь мечтал побывать в отцовском доме, познакомиться со второй его семьей. А он запретил мне сюда приезжать. В принципе, понятно почему. У него была английская жена, и дети - чистокровные англичане. Зачем ему нужен был такой сын, как я.- Он резко вскинул голову, и на этот раз в его пытливом взгляде была откровенная печаль.- Знали бы вы, дружище, как это непросто...- он с трудом подбирал слова, словно впервые заговорил на эту тему, хотя чувствовалось, что думал он об этом часто,- да, вам всем, точно знающим, кто они такие, не дано понять, каково тем, кто обречен на существование одновременно в двух разных мирах. Вроде бы ты по праву принадлежишь и тому, и другому. Но каким страшным и вместе с тем желанным кажется именно запретный плод, именно тот мир, в который тебя не пускают. Я познакомился с маминой родней. Но теперь мне хочется породниться с семьей отца, хотя бы попытаться.

Он резко вскочил, и его выразительное лицо исказили боль и ярость.

- Они обязаны меня признать! У меня есть на это законное право! И я добьюсь своего! Пусть только посмеют указать мне на дверь! Если они хотя бы намекнут, тут же сами отсюда выкатятся! Они, а не я!

- Ради бога, успокойтесь!- сказал я, испугавшись, что он сейчас или расплачется или швырнет на пол парочку-другую безделушек; однако он ничего не тронул, лишь стиснул кулаки и весь напрягся, словно приготовившись сразиться с неведомым врагом. Но постепенно он успокоился, и его поза стала более естественной. И тут я с ужасом услышал за своей спиной тихий, срывающийся на дискант тенорок:

6
{"b":"71600","o":1}