ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Колба исчезла, и желтая жидкость расплескалась по слюдяному покрытию стола.

Часть стола, включая одну из ножек, тоже исчезла.

В полу появилась дыра, и сквозь нее донесся вопль с нижнего этажа. А затем, откуда-то совсем снизу -- шипение поврежденных труб парового отопления. Шипение перешло в бульканье. Потом раздался плеск.

--Пошло вниз, как по маслу,-- просиял доктор Моуг.

Цвет лица ван Сканта из красного стал серым.

--Мой Бог! -- завопил он, когда снова обрел дыхание.-- Он же так дойдет до центра Земли!

Доктор Моуг закрыл лицо руками и запричитал:

--Вы, ничтожества! Вам нужно было приготовить меньшую порцию! Я же говорил!

Керл стоял от него справа, а Лоренцо слева. Их кулаки одновременно взметнулись, и через секунду оба сидели на полу, потирая челюсти.

--Как глубоко эта дрянь действительно может проникнуть?! -рявкнул ван Скант.

--Что? -- встрепенулся Моуг. Он почесал в затылке и, растерянно мигая, сообщил: -- Ах, да! Растворитель испаряется в течение часа-полутора, так что с этим проблемы не будет.

Низкий рокочущий звук потряс все здание, и из дыры в полу фонтаном ударила черная жидкость.

Много позже, после бесчисленных судебных процессов, было наконец официально установлено, что нефтяная скважина является собственностью федерального правительства. Несколько дней после завершения тяжбы прошли спокойно. Но в будущем еще было довольно времени, чтобы наверстать упущенное.

Ван Скант в своем рапорте утверждал, что с того момента, когда он услышал грохот, он почти ничего не помнит. Он предполагает, что именно доктор Керлс схватил длиннющую пластиковую трубку, чтобы заткнуть дыру в полу. Он полагает (хотя и не может в этом поклясться), что доктор Керлс, неловко развернувшись, съездил его этой трубкой по лбу. Для официальных органов это свидельство стоило немногого, поэтому суд над служащими лаборатории "Наавось" и ее директором -- ослепительно красивой юной ученой доктором Легценбрайнс, так и не состоялся.

К тому времени, когда "наавосьники" переехали в новое здание, нефтяная скважина была перекрыта, а Южная Калифорния -полностью очищена от их мотыльков. Доктор Моуг в одном из интервью признался:

--...откуда нам с коллегами было знать, что один из атмосферных токсинов, который поглощали специально для этого выведенные мотыльки, окажется стимулянтом их сексуального потенциала и их плодовитость выйдет за всякие рамки. О, пожалуйста, не публикуйте последней фразы.

Затем доктор Моуг сообщил, что в лаборатории "Наавось" уже выращивается поколение летучих мышей-мутантов, которые будут способны очистить воздух практически до полного вакуума. Также ведется работа над мутацией козлов, способных поедать все производственные отходы на поверхности земли, и акул, которые будут поглощать их в морских пространствах.

В тот день доктор Легценбрайнс уединилась со своей дочерью в кабинете.

--Мне нужен мужчина,-- захныкала Дездемона.

--А кому не нужен? -- ответила мать.

Дездемона выдула изо рта большой пузырь жвачки и скосила глаза, чтобы рассмотреть его радужные переливы. Мать насторожилась: не собирается ли Дездемона разродиться новой гениальной идеей?

Огромный пузырь втянулся в широкий рот.

--Тебе нужен мужчина? -- удивилась Дездемона.-- Тебе? Самой красивой в мире женщине!?

--Вот это-то всех и отпугивает,-- вздохнула доктор Легценбрайнс.-- А те, кого не отпугивает, как правило -- козлы с низким IQ, которые меня не интересуют. Так что я не в лучшем положении, чем ты. Забавно?

--Керлс, Лоренцо и Моуг готовы жениться на тебе в любую секунду, а у них как-никак докторская степень! -- пуская слюни, заявила дочь.

--Все они не выше пяти футов, а во мне -- шесть и два дюйма. К тому же я не уверена, что они не алкоголики.

--Но они же гении!

--Одно другому не мешает.

--Хватит красивых слов. Мне нужен мужчина! Мне уже двадцать пять!

--У меня есть для тебя мужчина,-- вспылила мать,-психоаналитик,-- и добавила: -- В частном санатории высшего класса.

Но на самом деле она не собиралась расставаться с дочерью -гением, выдающим экстраординарные идеи для лаборатории "Наавось". Сама она (несмотря на свой талант) была лишь одаренным аналитиком, а три ее ассистента -- талантливыми практиками. Без сумасшедшинки наука не сдвинется с места, и доктор Легценбрайнс очень хорошо это понимала.

Она надела очень узкое, очень соблазнительное платье и вызвала всех троих на совещание.

--Я не могу выйти замуж, прежде чем моя дочь не вступит в брак и не перестанет меня терзать своими сексуальными потребностями и жалобами о невозможности их реализации. Я предложила ей завести любовника. Но она, как вы знаете, немного того и настаивает на сохранении девственности для своего будущего мужа. Итак, каждый из вас, обалдуи, уже не раз просил моей руки...

Доктор Керлс вскочил, затанцевал, прищелкивая пальцами и почти пропел:

--И сейчас попрошу!

Доктор Моуг ткнул его ногой под колено и, прежде, чем тот достиг пола, успел еще дважды заехать ему в нос. Керлс, пытаясь встать, врезался головой в поднос с такой силой, что тот погнулся, и когда доктор наконец встал, на его голове было что-то вроде шлема.

--А ты не перебивай,-- погрозил ему пальцем Моуг.

И доктор Легценбрайнс рассказала им, что намерена предпринять.

Когда она закончила свое предложение, ответом ей стало долгое молчание, которое было нарушено только воплем Дездемоны, трудившейся в лаборатории: "Эврика!" При любых других обстоятельствах, они бы тут же бросились к дверям, чтобы узнать, какую новую идею она нащупала своей ментальной левой ногой, но...

Но доктор Легценбрайнс картинно откинулась назад, выгнув спину, и, простерев вперед руки, провозгласила:

--Те двое из соискателей, те... ох... которые не женятся на ней, будут допущены по лотерее разыграть мою руку.

Доктор Моуг запустил пальцы в пышную шевелюру Лоренцо и выдернул целую прядь. Лоренцо взвыл, схватившись за голову.

--Чтоб я больше никогда не видел, что ты на нее так смотришь,-- фыркнул Моуг.-- Это неприлично.

--Благодарю тебя, Моуг,-- сказала прекрасная доктор.-- Не выношу проявлений откровенной похоти. Особенно от ученого. Это просто непрофессионально.

--Прелесть моя,-- так и засиял доктор Моуг.

--Что мне в этом не нравится,-- отступая подальше от него, сказал Керлс,-- так это то, что проигравший должен будет жениться на Дездемоне.

--Наука требует жертв,-- с содроганием ответил Моуг.

--Науке-то это зачем? -- удивился Керлс.-- Или ты уже ни о чем кроме науки думать не способен?

--Я оставляю на ваше усмотрение, джентльмены, решение вопроса о том, кто возляжет на алтарь... то есть пойдет к алтарю с Дездемоной,-- подвела итог совещанию доктор Легценбрайнс, снова приняв столь дивную позу, что все трое тихо застонали.

--Пойдемте, посмотрим, что там придумала Дездемона.

--Я подумала,-- сказала гениальная девушка,-- что когда изо дня в день ешь одно и то же, оно приедается; жуешь, словно опилки. И надо изобрести какой-нибудь новенький деликатес. И тут меня осенило:"Опилки!" Термиты же едят дерево, и только вес набирают. В их желудках содержится протоза -- ну, вы знаете, такие крошечные паразиты. Они используют для расщепления целлюлозы в древесине особые ферменты, которые превращают ее в легко усваивающуюся пищу. А мы каждый год выбрасываем тонны опилок и древесной щепы. Так почему это не сохранить для того, чтобы накормить голодных? Если только...

--Если только нам удастся вывести вид протозы, способной жить в человеческих желудках, верно? -- воскликнул доктор Лоренцо.

Доктор Моуг двинул его кулаком по лбу, чтобы остудить пыл:

--А как ты заставишь людей есть опилки, идиот?

--А вы сделайте их аппетитными и подайте как деликатес,-ляпнула Дездемона.

--Именно это я и хотел предложить в ответ на мой риторический вопрос,-- поспешно добавил Моуг.

2
{"b":"71608","o":1}