ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

--Я бы предпочел, чтобы ты и бил меня только риторикой,-заявил Лоренцо.-- А то по-настоящему знаешь -- больно.

--Если я перестану тебя бить, ты скажешь, что я тебе больше не уделяю внимания,-- ответил Моуг.-- Хватит ныть. Пора приниматься за работу.

Так как Дездемона была сумасшедшей, ее не допускали к работе с опасными реактивами и дорогостоящей аппаратурой. Но ей разрешили возиться с оборудованием попроще и безвредными составами, чтобы она решила проблему аппетитности опилок. Но и при этом доктор Керлс следил за каждым ее шагом. Как позже говорил Моуг, это было самоотверженным поступком с его стороны, что не мешало ему называть Керлса собачонкой Дездемоны.

Доктор Керлс держал в руках длинную стеклянную трубку, собираясь присоединить ее к прибору сумасшедшей ученой, как вдруг его окликнул Моу, и он резко обернулся. Трубка врезалась в колбу с гидроцианикацидом, которую Дездемона приготовила для сегодняшнего эксперимента. Результатом был мини-взрыв, от которого доктор Керлс завертелся волчком и остановился, лишь врезав другим концом трубки Лоренцо между глаз, и решение посыпать опилки солью, что в будущем вызовет слезы восторга у гурманов. Гамбургеры из опилок стали любимым блюдом Дездемоны.

Она даже как-то забыла, что ей нужна протоза для расщепления целюллозы, а вид, способный жить в желудке человек, еще не выведен. Дездемона стала сбавлять вес. Но это имело и отрицательную сторону -- она осталась такой же уродиной, если только не стала еще хуже: жир скрадывал ее отнюдь не эстетичное строение скелета.

--В отца пошла,-- объясняла доктор Легценбрайнс.

Однажды доктор Керлс чихнул прямо в колбу с протозой, и на следующий же день эти микроскопические существа переработали опилки в белок. Дездемона выпила чашку раствора, содержащего колонию микропаразитов и снова начала набирать вес, сидя на диете, годной разве что для термитов.

Неделю спустя доктор Лоренцо, обозлившись на доктора Моуга, запустил в него мензуркой с протозой, но тот присел, и она, просвистев над его головой, улетела в двери мужского туалета, откуда как раз выходил Керлс. Доктор Моуг заявил, что беспокоиться совершенно не о чем, даже если протоза теперь приживется в городских сточных водах. Проникнуть в питьевую воду ей не удастся. А что если удастся?

На следующий день снова заявился ван Скант и потребовал краткого отчета о работе по борьбе с экологическим загрязнением.

--Эврика! -- завопила Дездемона, прерывая отчет.-- А что если в бензин и другое топливо, которое используют в машинах и на заводах, подселить какой-нибудь вирус? Пока не образуется выхлоп, он пассивен. Но затем он активизируется и, вступая в реакцию с газами, приводит их в инертное состояние или же нападает на загрязняющие агенты и разлагает их. Он будет убивать все яды в зародыше. Вирусы станут размножаться под воздействием кислорода, разноситься по воздуху и уничтожать смог повсеместно. А для рек и морей можно вывести водяные вирусы.

Трое докторов обменялись радостными рукопожатиями, а мать одарила дочь сияющей улыбкой.

--Очень мило,-- сказал ван Скант.-- Но мне хотелось бы услышать о том, что уже сделано, а не будет еще только делаться в вашем вилами по воде писанном будущем.

--Да, конечно, подойдите сюда,-- сказал Моуг и подвел федерального инспектора к замысловатому прибору, занимавшему большой стол.-- Я и мои коллеги провели немало часов, монтируя этот... как бишь его?.. Он создан для дистилляции субстанции, предназначенной охранять легкие. Она будет выполнять функции фильтра, задерживающего все загрязняющие агенты и пропускающего в легкие чистейший воздух. Нравится?

--Не знаю,-- пробурчал ван Скант.-- Мне все кажется, что в вашем подходе к решению проблемы есть какая-то ошибка. Но я никак не могу ее уловить.

Моуг предложил ему надеть защитный костюм, и они направились в биологическое отделение. Там он продемонстрировал инспектору мутированных летучих мышей, акул и крылатых козлов.

--Обратите внимание: у козлов нет ног. А значит, для того чтобы перемещаться с места на места, у них нет другого выхода, как летать. А так как они животные немаленьких размеров, им придется интенсивно дышать, чтобы удержаться в воздухе. Таким образом, они будут вдыхать огромное количество смога, а их желудки и легкие специализированы на его переработке. Пролетая, они будут оставлять за собой шлейф чистого воздуха. А что не переработают наши крылатые козлы, то подберут летучие мыши. Или еще кого-нибудь выведем.

--А может, летающие слоны переработают еще больше смога? -усмехнулся ван Скант.

--Не доводите до абсурда,-- отрезал Моуг.

--Нет, не могу уловить,-- помотав головой, констатировал инспектор.

Доктор Моуг умолчал, что продемонстрированный им "как-бишь-его" предназначался для того, чтобы сыграть роль рулетки в свадебной лотерее. В трех колбах находилось три химических раствора, пока обесцвеченных. Но по прошествии некоторых реакций они должны были вернуться к исходным цветам: красному, фиолетовому и зеленому. Красный означал Моуга, фиолетовый -- Лоренцо, а зеленый -- Керлса. Коллектор наобум смешивал их с различными реактивами, так что ни один из троих не знал, чья жидкость обретет цвет первой. Все зависело только от случая.

А тот, чей цвет проявится первым, получит руку Дездемоны.

--И да поможет ему Господь поскорей от нее освободиться! -тайно молился Моуг.

Однажды утром крылатые козлы, прогрызя стальные решетки и стеклянные стены, удрали на волю.

Еще несколько дней спустя три доктора и Дездемона обедали в лаборатории. Доктор Легценбрайнс в защитном костюме прошла мимо них, приветственно помахав рукой, в секцию вирусов для проведения очередного экперимента. Мужчины перестали жевать и сопроводили ее проходку стонами и вздохами.

Секунду спустя в комнату ворвался побагровевший ван Скант.

--Вы закрыты! -- загромыхал он.-- Ваши чертовы козлолеты на автостоянке сжевали половину моей машины! Это последняя капля! Я от имени государства разрываю с вами все контракты!

Доктора Керлс, Лоренцо и Моуг одновременно вскочили и все втроем стукнулись лбами. Раздался громкий удар, вопли боли, и они одновременно завертелись на месте, сжимая головы руками.

"Как-бишь-его" словно в ответ, громко заверещал, и на нем вспыхнула ярко-оранжевая лампочка.

--Боже мой! -- закричал Керлс.-- Это свершилось!

--Что? -- в один голос воскликнули ван Скант и Дездемона. Последнее время девушка слегка одеревенела, но сейчас даже она вскочила.

Доктор Керлс, почти теряя сознание, уцепился за Моуга, чтобы не упасть.

Грязно-коричневая жидкость, струившаяся по трубкам "как-бишь-его" стала приобретать явный зеленый оттенок.

Моугу стало настолько жалко коллегу, что он даже не стал его бить, несмотря на то что тот был в его руках.

Доктор Легценбрайнс выскочила из вирусной секции, забыв затворить дверь.

--Что случилось? В чем дело?

--Это величайшее...-- начал Моуг, но его прервал мощный взрыв. Лаборатория заполнилась бурым туманом и по полу побежали зеленые струйки.

Когда доктора и Дездемона пришли в себя, дым уже почти рассеялся, и они увидели, что даборатория превратилась в руины, а в стенах, смежных с биологической и вирусной секциям, зияют дыры.

--Этот зеленый -- не в счет! -- промямлил Керлс,-- Я держал чурики, когда мы клялись признать решение "как-бишь-его".

--Ты либо женишься на Дездемоне, либо...-- начал Моуг.

--Либо -- что? -- прокашлял Керлс.

--Либо -- это! -- сказал Моуг и обрушил на голову Керлсу колбу с желтым раствором и схватив горелку Бунзена подпалил ретирующегося врага с тыла.

Дездемона выплюнула попавший ей в рот зеленый раствор.

--Как странно я себя чувству-у-ю! -- пролепетала она и вышла из лаборатории деревянной походкой.

--С ней все в порядке? -- забеспокоился ван Скант.-- Вирус разнесется по всей округе... А только один Господь Бог ведает, что могло сотвориться в вашем "как-бишь-его"!

3
{"b":"71608","o":1}