ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К этому времени Исмаэль уже пришел к выводу, что всегда следует убеждать их именно так, ссылаясь на богов. Он поступал так, как будто получал от богов приказы и просто передавал их людям. И люди подчинялись этим приказам. Возможно, это было потому, что люди сами хотели верить в то, что боги еще не окончательно покинули их.

Наконец пришло время, когда лодка Исмаэля и пять других лодок начали подниматься вверх. Они поднимались со спущенными парусами и вскоре над ними возникла каменная преграда — горный уступ. Каркри, который командовал маневрированием лодки Исмаэля, начал выпускать газ, чтобы замедлить подъем. На других лодках стали делать то же самое.

Эти люди родились в воздухе. Почти автоматически они отмеривали порции выпущенного газа и лодки постепенно замедляли скорость подъема. И вот лодки поднялись до уступа. Люди легли на спину, и, упираясь руками, стали медленно перемещать лодки к краю уступа.

Это была трудная работа, так как ширина уступа достигла полмили. Они боялись порвать кожу, очень прочную, но тонкую.

Исмаэль слышал тяжелое дыхание людей на своей лодке. Справа и слева от него слышалось тоже самое. Правая лодка находилась всего в шести футах от него, но в темноте Исмаэль видел лишь ее смутный силуэт.

Баргаяма, третий помощник, тихо воскликнул:

— Здесь какая-то дыра!

— Большая? — спросил Исмаэль. Он надеялся, что это вход одной из вентиляционный шахт.

— Довольно большая, но на ней деревянная решетка.

Исмаэль отдал приказ и его лодка стала приближаться к этому отверстию. У него было два плана проникновения в город: один — это высадиться в город сверху, а другой — проникнуть в город через вентиляционную шахту, если ее удастся найти в темноте и она будет достаточно большой, чтобы мог пролезть человек.

Намали говорила ему, что еще никто и никогда не нападал на город таким образом. Тем более, что шахты были закрыты решетками и зачастую подле них выставлялась охрана.

Когда лодка подошла к входу в шахту, Исмаэль схватился за решетку и потянул. Она не поддалась. Просунув руку между прутьями решетки, Исмаэль обнаружил, что она закреплена веревками. Другие концы веревок, скорее всего, закреплены на решетке, закрывающей выход из шахты. Возможно, если попытаться сорвать решетку, веревки приведут в действие механизм, включающий сигнализацию.

Ножом, привязанным к длинной палке, Исмаэль перерезал веревки. Затем он осторожно сдвинул решетку и, уцепившись за веревку, свисающую из люка, полез вверх. Через некоторое время Исмаэль решил, что удобнее лезть, упираясь руками и ногами в стенки хода. Подъем был довольно трудным и, если бы Исмаэль не был одет в одежду из прочной кожи, дорого бы он обошелся смельчаку. Тем не менее, когда Исмаэль добрался до верха, вся его одежда превратилась в лохмотья. Он задыхался и дрожал от напряжения. Возле верхней решетки Исмаэль подождал, пока у него не восстановится дыхание. Он прислушался: ничего подозрительного, только кровь гулко стучит в висках.

Решетка над Исмаэлем поддалась со страшным скрипом, который болезненно отозвался на его напряженных нервах. Он выждал немного, а затем высунул голову наружу, ожидая удара каменного топора. Но ничего не случилось. Он осмотрелся. Пещера, вырубленная в камне. И в ней ничего, кроме нескольких ящиков в углу.

Исмаэль выбрался из люка и лег на пол, который мелко дрожал под ним. Выждав некоторое время, Исмаэль поднялся, подошел к двери и выглянул. Никого. Тогда он вернулся к люку и сбросил веревку. Снизу дернули. Исмаэль сел возле люка, крепко держа веревку и упираясь ногами в камни. Вскоре из люка показалась Намали. Она помогла ему держать веревку, пока не выбрался Каркри.

Затем Каркри стал держать веревку, по которой взбирались другие воины.

Исмаэль взял небольшой факел, зажег его и обследовал пещеру, в которую они попали. Он обнаружил несколько коридоров и лестниц, но решил не идти дальше, а подождать, пока соберется весь отряд.

Ждать пришлось долго. Внизу в лодке остались только три матроса. Они должны были ждать три часа. Если к этому времени никто не вернется, лодка вернется на «Рулангу» и тогда в силу вступит второй плана.

Исмаэль повел отряд наверх по длинным коридорам.

Бурангах своим устройством напоминал Заларампатру. Вскоре отряд поднялся в пещеру, на стенах которой были закреплены горящие факелы, а на полу — спали люди.

— Это рабы, — прошептала Намали.

Отряд бесшумно пересек пещеру и вышел в коридор, заставленный ящиками. Они пошли дальше. Конечно можно было бы перебить рабов, но всегда существовала вероятность, что кто-нибудь поднимет шум. К тому же рабы очень редко вступались за своих хозяев при нападении на город.

Отряд быстро подвигался вперед, люди поняли, что этот город построен также, как и их родной, поэтому надеялись быстро найти ход в замок. У поворота отряд остановился, и дальше Исмаэль пошел только с двумя воинами; без факелов, держа наготове ножи. Они прошел по нему до конца туннеля и уперлись в лестницу, ведущую наверх. К ним подтянулись остальные. Намали сказала, что ждала нечто подобного, ведь в ее родном городе все обустроено точно так же.

— По этой лестнице можно войти в замок богов, но...

— Что «но»? — спросил Исмаэль.

— Много-много лет назад, когда не родились еще мои прапрадеды, один заларампатрец бежал из Бурангаха. Он рассказывал очень странные вещи, будто бы замок богов в Бурангахе охраняют не люди, а чудовища, которых не смог убить основатель Бурангаха. Поэтому он оставил чудовищ для охраны замка...

— Сейчас не время слушать сказки, — перебил ее Исмаэль, но когда он поднялся по лестнице, то понял, что его ждет нечто необычное.

Коридор, куда он попал, был ярко освещен, через каждые шесть футов в стенах коридора были установлены факелы. В их свете можно было видеть дальний конец коридора — там что-то ярко сверкало.

Исмаэль остановился у поворота. Холодный воздух коснулся его лица, как рука трупа. В нижней части стены коридора виднелось много отверстий диаметром дюймов шесть.

«Скорей всего вентиляционные отверстия», — подумал Исмаэль.

Он собрался с духом и пошел вперед. Отряд двинулся следом. Они приближались туда, где их мог ждать вооруженный враг.

В конце коридора оказалось прямоугольное отверстие в семь футов высотой и в шесть шириной. Отверстие было затянуто паутиной, сверкающей в свете факелов, так, словно в ней запуталось множество пластинок слюды.

— Что это? — шепотом спросил Исмаэль.

— Не знаю, — ответила Намали.

Исмаэль взял факел из рук воина и подошел вплотную к паутине, пытаясь заглянуть сквозь нее. Факел отбрасывал тени от нитей паутины на пол, а дальше была кромешная тьма.

Исмаэль колебался. Паутина казалась столь непрочной, что было непонятно, зачем она здесь. Какую защитную роль она играет? Но может колебание паутины включит сигнал тревоги или вызовет поджидающего хищника?

Стоять здесь долго было бессмысленно. Если матросы заметят его нерешительность, они потеряют веру в Исмаэля, а ведь только вера привела их сюда.

Исмаэль поднес факел к паутине и она моментально вспыхнула. Пластинки слюды упали на пол, как металлические хлопья.

Из темноты донесся какой-то глухой звук.

Держа перед собой факел Исмаэль пошел вперед.

Свет факела выхватил из темноты огромное помещение. Потолок терялся во тьме. Под ногами у Исмаэля был гладкий каменный пол.

Воздух в пещере был неподвижным, влажным и теплым. Нигде в стенах не было видно вентиляционных отверстий.

Отставшие люди подошли и сгрудились рядом. Еще четыре факела осветили внутренность помещения, загнав тьму в дальние углы. Но потолка не было видно и сейчас...

Исмаэль услышал возбужденный голос Намали у себя за спиной:

— Говорят, что когда основатель Бурангаха привел сюда свой народ, он обнаружил, что здесь уже живут люди, вернее жили. В стенах были вырублены пещеры, в которых обитали странные животные. Прежние обитатели пещер либо вымерли, либо были растерзаны этими зверями. Герой Бурангах убил несколько зверей, но их было слишком много. Поэтому Бурангах завалил пещеры, а его народ вырубил в скале новые.

16
{"b":"71609","o":1}