ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В легенде есть доля истины, сказал Исмаэль. — Но если в этих пещерах есть звери, то они, можно сказать, на свободе. Не может же хрупкая паутина удерживать их.

— Не знаю, — ответила Намали. — Может паутина имеет какой-то запах, которого мы, люди, не ощущаем, а может существует и другое объяснение.

Их шепот, казалось мечется в вечной ночи, как летучие мыши. Тишина и тьма пещеры как будто поглощали все: и свет, и звук. Казалось, дай им волю, они поглотят и людей. Исмаэль поднял факел и шагнул вперед. Он знал, что слишком плохо знаком с этим миром. Хотя многое он уже повидал и ко многому привык, но наверняка здесь бывает еще много такого, чего он не знал и к чему не был готов, так как не понимал природы многих явлений.

Он шел вперед. Факелы были как горящие корабли, плывущие в ночи. Тьма отступала перед ними, но смыкалась за их спинами. И тишина, глухая тишина.

Через некоторое время Исмаэлю показалось, что темнота дышит. Было такое ощущение, что темнота это живое существо, громадное животное, не имеющее определенной формы и существующее вокруг них.

Исмаэль оглянулся. Входное отверстие снова светилось. Паутина!

Она снова затянула отверстие!

Намали, тоже оглянувшись, ахнула.

Повернулись и остальные.

— Может быть этот паук плетет паутину с огромной скоростью, — сказал Исмаэль. Он постарался сказать это спокойно и уверенно, хотя уверенности не ощущал.

Он повернулся и снова пошел вперед. Главное не удариться в панику и не броситься обратно. Может быть тот, кто восстановил паутину только этого и ждет. В любом случае, нужно идти только вперед.

Что-то просвистело возле его головы. Исмаэль отмахнулся факелом. Что-то круглое, серое, с шестью короткими тонкими ногами и круглой головой, с большим глазом и щелеобразной пастью, в которой сверкали длинные острые клыки, метнулось от него в темноту. Тело животного было величиной с человеческую голову. Что-то тонкое тянулось из его спины. Затем Исмаэль понял, что это нить, шнур, другой конец которого тянется к потолку, невидимому в темноте. Это существо спрыгнуло на него сверху из темноты.

— Пригнитесь и смотрите вверх! — сказал он и опустился на колено. — Не кричать, чтобы не произошло!

Может быть эти существа были безвредными.

Может они просто играют роль сторожевых собак. Они пугают пришельцев, чтобы те подняли крик и этим привлекли внимание людей.

Еще одно существо так внезапно выскочило из темноты, что защититься было невозможно. Оно обхватило всеми шестью лапами голову матроса, стоящего рядом с Исмаэлем. Человек упал от толчка и его копье загремело на каменном полу. Другой матрос всадил свое копье в зверя и тот, раскинув лапы, упал с головы жертвы. Существо лежало на полу, дрыгая конечностями.

Матрос уже не встал.

Исмаэль потряс его, затем приложил ухо к груди.

— Умер, — сказал он тихо.

На шее матроса виднелись три красные метки в тех местах, куда вцепились когти зверя.

Снова что-то серое вынырнуло из темноты. Матрос успел подставить копье. Зверь выбил копье из рук человека, но сам упал на пол мертвым.

Еще тридцать секунд новое нападение. На этот раз существо пронеслось у них над головами и исчезло в темноте.

Люди поняли, что эти существа свисают с потолка на нитях.

Исмаэль медленно сосчитал до двадцати, а затем приказал всем отскочить в сторону. И через десять секунд нападение повторилось. Но безрезультатно, потому что люди сменили место.

Вероятно этих зверей тут были тысячи, но все они делали нападение с интервалом в тридцать секунд.

Исмаэль швырнул факел высоко в воздух. Он летел, рассыпая искры, пока не достиг максимальной точки подъема. И тут Исмаэль увидел какую-то серую массу, из которой тянулись нити. Потолка не было видно и сейчас.

Исмаэль не смог разглядеть, но предположил, что нити крепятся к спинам круглых существ с шестью конечностями. Серая масса, из которой тянулись все эти нити, видно управляла их длиной, чтобы добраться до жертвы.

Те существа, которые осветил факел, видимо были парализованы его светом. А остальные продолжали нападения из темноты. И каждый раз интервал составлял тридцать секунд.

Исмаэль тихо приказал команде бежать за ним и в точности повторять его движения: прыгать в сторону, останавливаться, падать на пол.

И сразу он начал считать с пятнадцати. Он решил, что пятнадцать секунд ему хватило, чтобы дать указания. При счете тридцать он прыгнул к упавшему в тридцати футах от него факелу и распластался на полу.

Серое шестиногое существо пролетело над ними и исчезло в темноте. Исмаэль вскочил и, считая про себя, бросился бежать. При счете тридцать, он сделал два больших прыжка влево и упал.

В следующий раз он ударил копьем вверх, но промахнулся, лишь слегка задев существо. Исмаэль снова побежал вперед и увидел его. Существо ковыляло по полу на трех ногах. Остальные были переломаны. Один из матросов швырнул в него факел. И это страшилище свалилось, судорожно дергая ногами. Запахло горелым мясом. Исмаэль решил не оставлять это просто так и добил его копьем.

Все это время он не прекращал счета. Так он вел своих людей к выходу из огромной пещеры, который тоже был затянут светящейся паутиной. Исмаэль сжег паутину и выбрался из пещеры. Одно из существ сделало отчаянную попытку настичь их и, не рассчитав, ударилось о стену. Оно превратилось в лепешку и зеленоватая слизь потекла по стене на пол. Исмаэль тихо, но повелительно приказал всем не терять времени даром.

В следующей пещере, казалось, не было ничего кроме темноты. Во всяком случае, брошенный вверх факел не высветил ничего угрожающего. Но бдительность нельзя было терять: потолок все-таки скрывался в темноте.

Исмаэль обернулся назад, где в темноте мерцала слабым светом паутина, затянувшая отверстие, через которое они вошли сюда. Она была похожа на светящееся окно в темной ночи. Исмаэль вдруг обнаружил, что не хватает одного из его людей.

— Где Памкамюм? — спросил он.

Люди переглянулись.

— Он только что был здесь, — сказал недоуменно Гунрайум.

— Он ведь нес факел, — сказал Исмаэль. — А теперь он у тебя. Как это случилось?

— Памкамюм попросил подержать факел, — сказал Гунрайум.

А теперь Памкамюм исчез.

Исмаэль и остальные держась поближе друг к другу, вернулись к проходу затянутому паутиной, но никого не нашли.

Исмаэль повел отряд обратно, внимательно осматриваясь. Памкамюма нигде не было. Снова он бросил факел в воздух.

И не увидел ничего, кроме... Но Исмаэль не был уверен.

Он снова бросил факел изо всех сил и на этот раз свет выхватил из тьмы что-то похожее на две голые ноги.

— Слушай, — сказала Намали.

Все притихли. Исмаэль слышал ток крови в своих жилах. И еще один звук. Слабый, еле слышный.

— Как будто кто-то жует, — сказала Намали.

— Чавкает, — подтвердил Каркри.

По просьбе Исмаэля Каркри взял факел и бросил его вверх. Каркри провел всю жизнь, бросая гарпун. Факел взлетел высоко вверх и осветил две голые ноги. Они висели в воздухе, и медленно поднимались вверх.

Намали ахнула, а остальные стали громко молиться.

— Что-то подхватило Памкамюма и подняло в воздух, когда никто не смотрел на него, — сказал Исмаэль.

Он похолодел, его мышцы сдавило судорогой.

— Выстрели туда из лука, — сказал Исмаэль Аварьяму. — Не бойся попасть в Памкамюма. Я думаю, что он мертв. Кто-то тащит его вверх.

Аварьям пустил стрелу в темноту. Зазвенела тетива и послышался глухой звук. Стрела не упала обратно.

— Ты во что-то попал, — сказал Исмаэль, надеясь что это был не Памкамюм. Может бедняга и не мертв, а лишь без сознания. Но Исмаэль не мог ничего поделать. Сейчас главное было обезопасить остальных.

Они пошли дальше, пока Исмаэль не приказал остановиться. Каркри снова бросил факел вверх и теперь они уже увидели ноги до колен. Верхняя часть тела Памкамюма была как будто в тумане.

— Сейчас он ниже, чем раньше, — сказал Исмаэль и тут раздался глухой звук падающего тела. Они поспешили вперед и в свете факелов увидели тело Памкамюма. Кости его были переломаны, на теле зияли раны. Но его убило не падение с высоты. На шее у него было багровое пятно, глаза выкатились из орбит, язык торчал изо рта. Что-то съело его скальп, уши и часть носа.

17
{"b":"71609","o":1}