ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Да спрячте ради Бога ваш дурацкий револьвер! - разозлился Стадлер. - Он меня раздражает.

Квикли сунул пистолет в кобуру:

- Ну и что же дальше?

- А дальше мы решили...

- Кто это - вы?

- Федеральное бюро расследований! Мы решили обезвредить его прямо в самолете по пути в Москву, поскольку он вез особо секретные данные касательно программы СОИ.

- Что это за СОИ за такие?

- Вы что, не читаете газет?

- Ну почему же, комиксы, например, я очень люблю.

- Понятно...

Появился стюард.

- Вот все, что нашли. - он выложил перед Стадлером вещи: паспорт, бумажник, зажигалка, четыре носовых платка.

- А где же секретные данные? - удивился Квикли.

- Они у него здесь, - советолог поостучал себя по лбу. - У классного разведчика все сведения в голове.

- А может они у него в платках? - предположил командир. - Зачем ему столько носовых платков?

- Это проверят эксперты. - Стадлер взял в руки паспорт. - "Карл-Хайнц Холтофф, немец , страховоой агент".

- А вы говорили, что он русский разведчик, - разочарованно протянул Квикли.

Его настоящая фамилия - Хохлов, - на ходу придумал Стадлер. - Документы фальшивые, это видно невооруженным глазом.

- Невооруженным чем?

Советолог не ответил. Он еще раз глянул на паспорт и сказал:

- Да, это он. Сомнений быть не может.

- А что, раньше, когда били его бутылкоой по голове, вы сомневались? - поинтересовался стюард.

Стадлер бросил на него такой взгляд, что тот счел за лучшее удалиться.

- А эта записка, - снова спросил Квикли, - кому вы ее писали?

- Вам. - ответил советоолог. - Кстати, дайте ее сюда. Я писал вам, но потом решил обойтись собственными силами.

Квикли уважительно пощупал бицепс на руке у Стадлера.

- Пойду свяжусь с землей. - заявил он.

- Постойте, - остановил его Стадлер. - Я еще не все сказал.

- Что, еще один шпион на борту? - испугался командир.

- Нет, речь сейчас пойдет о другом.

- О чем же?

- Понимаете ли, мистер Квикли, - проговорил Стадлер, обдумывая, как объяснить этому усатому кретину ситуацию. - Мы ведь с вами летим в Москву.

- Из Вашингтона. - добавил Квикли.

- Мы летим в Москву, то есть в столицу того государства, которое заслало к нам этого Хохлова. Вы понимаете всю щекотливость положения?

- Нет, - признался Квикли. - Сразу по прибытию мы сдадим его властям...

- Да каким властям! - воскликнул Стадлер. - Власти там советские! Они только рады будут, когда мы сдадим им Хохлова со всей интересующей их информацией.

- С какой информацией?

- По программе СОИ.

- Ах, да, вы мне еще не рассказали, что это за программа.

- Сожалею, но у меня для этого нет времени. Прочитаете как-нибудь сами в газете.

- В какой газете?

- В любой. - Стадлер устало вздохнул. - Мы с вами остановились на том, что Хохлова ни в коем случае нельзя сдавать советским властям.

- Что же делать? - закручинился Квикли.

- А вот что, - советолог облизал пересохшие губы. - Мы с вами устроим маленькую инсценировку.

- Да, как на Бродвее! - оживился Квикли, - Я с детства мечтал быть артистом. Какова же будет моя роль?

- О, самая простая...

- Нет, я хочу большую роль, с монологами и душевными драмами. Мне бы подошло амплуа героя-любовника... Молилась ли ты на ночь, Дездемона?

- Прекратите! - повысил голос Стадлер. - Мы говорим о серьезных вещах.

- Простите, - потупился Квикли. - Что я буду должен делать?

- Сущие пустяки. Вы должны будете сообщить на землю о том, что предпринята вооруженная попытка угона самолете.

Командир в панике схватился за кобуру.

- Успокойтесь, - потребовал советолог. - Это же всего лишь инсценировка.

- Ах, да. А кто же будет играть роль террориста?

- Это мы предоставим товарищу Хохлову.

- Но ведь он уже играет роль агента КГБ. Пускай террористом будет один из стюардов.

- О, Господи! - Стадлер отер лоб одним из платков Холтофа. - Слушайте меня внимательно и извольте не открывать рта, пока я не кончу!

- Вы собираетесь кончать?

Стадлер ощутил сильнейшее желание врезать Квикли по морде, но сдержался.

- Вы можете помолчать пять минут?

- О, да, конечно!

- Хорошо, - советолог выпустил пар. - Значит так: вы связываетесь с землей, сообщаете, что была предпринята попытка вооруженного угона самолета, ну, скажем, в Анголу.

- Нет, лучше - в Мозамбик. Там такая природа...

- Молчать!!! - заорал Стадлер. Квикли прикусил губу.

- Далее: вы говорите, что обезвредили террориста собственными силами. Я же от имени этого Холтофа пишу записку с требованием немедленно изменить курс и передаю ее вам, она будет служить вещественным доказательством.

- Можно вопрос? - попросил Квикли.

- Валяйте.

- Как же я сообщу, что была попытка вооруженного угона самолета, если у этого Холтофа не нашли никакого оружия?

- У него найдут вот этот пистолет. - Стадлер показал на кобуру Квикли.

- Но этоже мое оружие! - чуть не заплакал командир.

- Ваше, ваше, - успокоил его Стадлер. - Вы просто скажете, что его у вас украли.

- Меня за это не накажут?

- Нет, я позабочусь о вас.

- Ну, ладно, - согласился Квикли. - И все же я не очень понимаю, зачем все это...

- Я сейчас поясню. В Москве Холтофа оставлять нельзя, так?

- Наверное, - пожал плечами командир.

- А если мы объявим, что он воздушный пират...

- Кто?!

- Террорист. То тогда по закону, раз он совершил преступление в американском самолете, то есть на территории США, его отправят обратно в Америку для того, чтобы судить. За этим я поручаю проследить вам.

- Как? Вы разве не полетите с нами обратно?

- Нет, к сожалению, мне еще придется уладить кое-какие дела в Москве. Но буду рад еще раз встретиться с вами.

- Правда? - глаза Квикли загорелись. - Можете записать мой домашний телефон. Я живу в самом центре Вашингтона...

- Я думаю, не стоит, - поморщился Стадлер. - Если что, я найду вас в талефонной книге.

В дверь просунулась голова стюарда:

- Он начинает приходить в себя...

- Кто? - спросил Квикли.

- Хрен в пальто! - пробормотал Стадлер и поспешил в салон.

- Да! - на пороге он обернулся. - И скажите экипажу, чтобы держали язык за зубами.

- Да они скорее умрут... - начал божиться командир, но Стадлер дальше слушать не стал.

Два стюарда стояли у кресла связанного Холтофа, готовые броситься на него в любую секунду. Сам связанный, дергая головой, смотрел вперед безумными глазами и мычал. Стадлер склонился над ним:

- Не желаете еще коньячку, Холтоф?

Тот перевел взгляд на Стадлера, лицо его исказилось от ужаса, и он снова потерял сознание.

А советолог несколько раз задумчиво прошелся из конца в конец салона, пытаясь угадать, в ком именно из пассажиров Холтоф углядел русского разведчика, но так ничего и не решив, вернулся на свое место. Переживания сегодняшнего дня дали о себе знать - Стадлер быстро забылся глубоким сном.

А в грузовом отсеке самолета, в контейнере с гуманитарной помощью, тяхело дыша, лежал бледный, мокрый от пота Евлампий. Бедняга очень плохо переносил самолет.

ГЛАВА 6

Москва. Лубянка. Комитет государственной безопастности. Кабинет поолковника Семинарда. 25 октября. 17-30 по московскому времени.

В кабинете, кроме его хозяина, резидент Евлампий (он же полковник КГБ Бабель) и машинистка - стареющая блондинка с очками на крупном носу.

- Адольф Петроович, - доброжелательно улыбаясь, проговорил Семинард. - Я вам в пятый раз объясняю, что никакого Хохлова у нас в аппарате нет. Ровно как и никакого Карла-Хайнца Холтофа. Посудите сами: какой нам резон забрасывать человека в Америку под немецкой фамилией?

Полковник Бабель опустил голову.

- Но я же собственными ушами слышал. - сказал он.

11
{"b":"71613","o":1}