ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Хорошо, док, - пробормотал Стадлер.

Кепарасик положил свой кейс на стол, щелкнул замками. Взору советолога открылось неимоверное число рзноцветных ампул, с маниакальной педантичностью разложенных каждая по своему кармашку. Кепарасик, горделиво выпятив грудь, стоял, ожидая реакции. Стадлер молчал.

- Превосходно, превосходно! - восхитился Стерлингов. - Доктор Розенблюм просто слегка озадачен, что перед ним ампулы, он привык иметь дело с таблетками, так ведь, Филипп?

Советолог неуверенно кивнул.

- Ему нужны кое-какие комментарии, - продолжил Стерлингов. - Западная система образования способна дать лишь весьма поверхностные знания. Вместо того, чтобы содрать с них побольше денег.

- Да-да, конечно, - посочувствовал Кепарасик, и на лице его собрались тысячи морщинок. - Я сейчас все объясню. Эти штучки предназначены для внутренних инъекций и содержат психотропные вещества. С их помощью можно лишить человека возможности управлять собой, превратить его в сомнамбулу. Вот это, к примеру, - он указал на красные ампулы, - метапроптизол, или так назыаемое "лекарство против страха", это - "сыворотка правды", с ее помощью у человека развязывается язык, это - "эликсир отчаяния", это - "вакцина памяти"...

Стадлер смотрел в кейс как баран.

- Замечательно, просто великолепно! - подал голос Стерлингов. - Мистер Розенблюм выразил желание купить у вас всю эту коллекцию вместе с кейсом и инструкцией по эксплуотации.

Кепарасик со Стадлером одинаково изумленно уставились на него:

- Купить?!

- Да, купить. Не знаю, чему вы оба так удивлены. Сколько вы дадите за это деноег, Филипп?

Стадлер стал переминаться с ноги на ногу.

- Не мелочитесь, мой друг, - подзадорил его Стерлиногов. - Овчинка стоит свеч.

- Шестьдесят пять рублей, - выцедил наконец советолог.

- Мистер Розенблюм предлагает вам четыре тысячи пятьсот долларов, сообщил Стерлингов Кепарасику.

- О, Боже! - советолог упал в кресло.

Кепарасик тоже зашатался , но остался стоять, упершись ногами в стол.

- Мне остается только поздравить вас с удачно свершившейся сделкой, господа-товарищи, - заключил Стерлингов. - Деньги, Фима, получите сегодня же.

Терраса поплыла перед глазами Стадлера и он лишился чувств.

- Это от счастья, - пояснил Стерлингов. - Сделайте ему укольчик, и можете ехать в банк, Фима.

Сзади раздался грохот. Стерлингов обрнулся: доктор Кепарасик лежал на полу, неестественно вывернув ноги.

- Боже, какие мы нежные, - усмехнулся Стерлингов и, приоткрыв дверь, крикнул: - Айвар, детка, где у нас нашатырь?

ГЛАВА 14

Москва. Проспект Вернадского, д.54. 4-х комнатная квартира на третьем этаже. Первый день ноября. Полпервого ночи.

В гостинной, за журнальным столиком - генерал-майор Скойбеда. На нем выношенное на коленях трико и шлепанцы без пяток. Жена и дети давно спят, Скойбеда подклеивает листья ясеня в гербарий.

В дверь позвонили.

- Кого еще черти по ночам носят? - буркнул Скойбеда и пошел в прихожую.

- Кто это? - спросил он, приложившись ухом к замочной скважине.

- Валерий Михайлович, это Семинард, - послышалось из-за двери. - Открой, дело есть.

- Ты шо, Жорка, спятил? Полпервого пробило, - Скойбеда открыл.

На пороге стояли трое: один двухметровый с бычьей шеей и недобрым лицом, второй - улыбающийся, симпатичный, в черных очках. Третьего Скойбеда рассмотреть не успел: двое первых цепко схватили его за руки. Он хотел закричать, но этот третий, которого он не разглядел, вонзил ему в шею небольшой шприц. Генерала стало неодолимо клонить ко сну...

- Мама дорогая, - прошептал он прежде, чем отключиться.

- Четко сработано, - похвалил Стадлера Стерлингов. - Вы что, оканчивали курсы медсестер?

Советолог не ответил, у него дрожали губы.

- Значит так, - распорядился Стерлингов. - Держите его, Филипп, только крепко - ну и здоров же, кабан! - А я сейчас...

Он снял ботинки и в носках прошел в гостиную, огляделся, подошел к секретеру, достал из-за пазухи большой синий альбом в твердой обложке, сунул его на полку рядом с дюжиной таких же и только после этого вернулся к двери.

Стадлер с Лупиньшем по-прежнему держали Скойбеду подмышки, причем первый уже выбился из сил.

- Все, уходим, - Стерлингов обулся и вытер половой тряпкой следы на лестнице. - Несите осторожно, нам не нужен труп.

В "мерседесе" все трое перевели дух.

- Полдела сделано, - проговорил Стерлингов. Он сидел рядом с водителем, вполоборота. - Но надо поторопиться: у нас в запасе 4-5 часов, не больше.

Лупиньш включил зажигание, мотор еле слышно заурчал.

- Давай, малыш, жми, - сказал ему Стерлингов.

Сзади, раскинувшись на все сиденье, смачно храпел Скойбеда. Прижатый им к самой двери Стадлер нервно разминал сигарету.

"Мерседес", попетляв по ночным улицам, вышел на прямую, и, со скоростью в полтора раза превышающую разрешенную, полетел в сторону Переделкино.

- Вроде бы все тихо, - прислушался Стерлингов, когда автомобиль затормозил у его двухэтажки. - Туши фары, крошка.

Скойбеду бережно перенесли в одну из комнат, и уложили на диван.

- Он так храпит, что разбудит всех соседей, - выразил опасение советолог.

- Ничего, соседи спят крепко, - Стерлингов достал из шкафа кейс Кепарасика. - Я думаю, вы не будете возражать, если я запишу вашу беседу на пленку?

- Зачем? - запротестовал Стадлер.

- Для вашей же пользы, - успокоил его Стерлингов. - Если этот кабан что-нибудь и вспомнит, что само по себе маловероятно, то вы предъявите ему эту пленочку и отобьете у него тем самым всякое желание бежать на Лубянку.

- Вы так думаете? - все еще колебался советолог.

- Убежден!

- Ну хорошо. Ему уже можно ввести сыворотку?

- Погодите чуток, введете, когда он начнет просыпаться. - Стерлингов достал из того же шкафа видеокамеру. - Айвар, подойди-ка сюда. Видишь эту дырочку? Приложишься к ней глазиком, так, чтобы видеть того дядьку на диване, нажмешь по моей команде вон ту кнопочку и будешь держать, пока я не скажу "хватит". И ни в коем случае не поворачивай эту штуковину в мою сторону, а то взорвется! Ты понял меня, малыш?

- Я-я.

Скойбеда на диване зачмокал губами и стал открывать глаза.

- Давайте! - подтокнул советолога Стерлингов.

Тот переломил две ампулы с сывороткой правды и наполнил 10-кубовый шприц. Стерлингов высоко закатал рукав скойбедовского трико и попытался перетянуть тому жгутом предплечье.

- Черт! - выругался он. - Жгута не хватает.

Пердплечье перетянули ремнем Стадлера. На могучей руке генерала вздулись вены. В его уже широко распахнутых глазах читалось недоумение.

- Шо це такэ? - вымолвил он. - Хто это? Вы хто?

- Друзья, - Стадлер вогнал генералу в вену все 10 кубов.

Реакция наступила через несколько секунд. По телу Скойбеды растеклась нега, лицо приняло умиротворенный вид. Он начал бормотать что-то невнятное, то улыбаясь, то хмурясь, напоминая собой тихого идиота.

- Жми! - приказал Лупиньшу Стерлингов.

Чуть слышно заработала камера.

- Шо ж ты, сынку, до мазанки нэ йдешь? Рубон стынет, - необычайно высоко и певуче заговорил вдруг Скойбеда.

- Что это он? - испугался Стадлер.

Стерлингов пожал плечами.

- Ах, Валерка, шалопай этакий, опять портки подрал?! Ща задам тебе порку! - Пробасил генерал, хмуря лоб.

- Это он детство вспоминает, - догадался Стерлингов. - Не надо ему мешать.

Еще некоторое время Скойбеда нес всякую бредятину, потом затих.

- Валерий Михайлович, - позвал Стерлингов. - Вы меня слышите?

- Слухаю, слухаю, - подтвердил Скойбеда.

- Валерий Михайлович, вы кто?

- Кто, кто... Хрен в пальто, будто сам не знаешь.

- Потрудитесь отвечать на вопросы, - повысил голос Стерлингов.

- Скойбеда я, - ответил генерал. Кличуть Валерой, по батьке - Михалыч.

- Сколько вам лет?

21
{"b":"71613","o":1}