ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Пятьдесят три.

- Где вы работаете?

- Осеменителем на свиноферме. Ха-а-а-а-а!..

- Вы лжете! Я еще раз спрашиваю, где вы работаете?

- В Кремле, - сдался Скойбеда.

- Кем?

- Комендантом.

- Сколько у вас детей?

- Трое.

- А в анкете написано - два, - подал голос Стадлер.

- Вы опять нас обманули, - вздохнул Стерлингов. - Зачем?

- Я не обманывал. Третий внебрачный в Мухаперске остался.

Стерлингов задумался над следующим вопросом.

- Опишите вашу первую брачную ночь с женой. - попросил он.

- А сало дадите? - спросил Скойбеда.

- Что? - не понял Стадлер.

- Сало дадите - расскажу, - пояснил генерал.

- Сильная натура, - уважительно заметил Стерлингов. - Его "Эго" до конца не подавлено. Вколите ему еще пару кубиков.

Стадлер вколол.

- Сволочи! - обиделся Скойбеда. - Шо вам, сало жалко?

- Отвечайте на вопрос, - напомнил Стерлингоа.

- Да шо отвечать-то? - нахмурился генерал. - Я на свадьбе так надрался, шо еле до койки дополз. Уснул як убитый, вот и вся брачна ночь.

- Ну что ж, - заключил Стадлер. - По-моему, все нормально, можно переходить к делу.

- Я с вами согласен, - подтвердил Стерлингов и обратился к Скойбеде:

- Сейчас Валерий Михалыч, мы зададим вам еще ряд вопросов. Вы готовы?

- Готов як пионэр, ха-а-а-а-а!

- Скажите, Мавзолей на Красной площади подпадает под вашу юрисдикцию?

- Шо?

- Я имел в виду, на вашей ли он территории?

- На чьей же еще?

- И вы, должно быть, хорошо знаете свою территорию?

- Як свои пять пальцев.

- Хорошо. Ответьте на такой вопрос: как можно попасть в Мавзолей?

- Через вход.

- А еще?

- Через выход.

- А где выход?

- Там же, где вход. Ха-а-а-а-а!..

- А нет ли другого пути?

- Нема.

- А вы не лжете?

- Лжу! Есть еще подземный ход, но это государственная тайна.

- Мы никому не скажем, - пообещал Стерлингов. - Куда ведет этот подземный ход?

- Одним концом в Мавзолей, другим - на территорию Кремля.

- Куда конкретно?

- А вы точно никому не скажете?

- Нет.

- Дайте слово коммуниста.

- Держите, - Стерлингов протянул ему свежий номер "Правды".

- Подземный ход начинается с люка под Царь-колоколом.

Стадлер со Стерлинговым переглянулись.

- Я слышал , он очень тяжел, - проговорил советолог. - Без крана не поднять.

- Ха-а-а-а! - заржал Скойбеда. - Там же муляж з алюминия, 50 кило, не больше, полый внутри, я одной рукой подымал!

- Хорошо. А как можно проникнуть на территорию Кремля?

- Через забор, ха-а-а-а!..

- Перестаньте валять дурака, - рассердился Стерлингов. - Там нужен специальный пропуск?

- Да, за моей подписью.

- И вы нам его сейчас выпишите, - предположил Стерлингов.

- Выписать-то я выпишу, только вас все равно не пропустят.

- Почему?

- Без печати недействителен.

- А если мы достанем печать?

- Опять не пустят.

- Почему?

- А вы пароля не знаете.

- А какой там пароль?

- Каждый день новый.

- Да, - почесал голову Стадлер. - Что же делать?

- А другого способа нет? - спросил он у Скойбеды.

- Как же, есть, - отозвался тот.

- Ну же?

- Не понукай, не запряг. Можно пройти через другие ворота там днем вход свободный.

- Тьфу ты! - сплюнул Стерлингов. - Что же вы нам головы дурите?!

- Сами вы себя дурите - огрызнулся генерал.

- Ладно, - Стерлингов задумался. - И последний вопрос: где отключается сигнализация в самом Мавзолее?

- Нигде, - ответил Скойбеда. - Нема там никакой сигнализации.

- Опять врете?

- Да правда, нема! Все вы, дураки, думаете, шо она там е, а яе нема там, ха-а-а-а...

- Ладно, отдыхайте, - разрешил Стерлингов, посмотрев на часы: без десяти четыре, пора отвозить Скойбеду назад.

- А як же сало? - законючил генерал.

- Айвар, малютка, - обратился Стерлингов к Лупиньшу, - дай-ка камеру мне, а сам сходи принеси ломтик шпика гостю.

- Не хочу шпика! - запротестовал Скойбеда. - Хочу сало.

- А что, есть разница? - удивился Стерлингов.

- Разница большая: то шпик, а то сало.

- Сала нет. Будете шпик?

- Буду.

Лупиньш вышел.

- А вы, Филипп, - обратился Стерлингов к Стадлеру, - сделайте еще один укольчик. Вон та синенькая ампула сотрет у него из памяти все сегодняшние события.

- Но сперва - шпик! - потребовал генерал.

- Ладно, ладно, - успокоил его Стерлингов. - Шпик, так шпик...

В 8-30 утра Стадлер позвонил Хэрису домой. Длинные гудки казались нескончаемыми, затем трубку сняли.

- Алло? - позвал советолог.

На том конце провода молчали.

- Алло! - повторил Стадлер. - Джим, это ты?

- Кто говорит? - послышался наконец хриплый женский голос.

- Мне нужен Джим Хэрис. - Сказал Стадлер. - Я туда попал?

- Не знаю, - услышал он в ответ.

- То есть?..

- Я понятия не имею, как его зовут, - объяснила женщина. - Опишите, как он выглядит, и тогда я скажу вам, он это или нет.

- Ну, такой, среднего роста, волосы темные, под глазами - мешки, здесь на щеке - родинка, - Стадлер показал где, будто бы женщина могла видеть.

- А на заднице бородавки у него нет? - спросила она.

- Откуда я знаю? Да еще, - вспомнил Стадлер, - "Беломор" курит.

- Да это он, согласилась женщина. - Но он спит.

- Разбудите! - потребовал Стадлер. - Скажите, что звонит его друг Филипп по чрезвычайно важному делу.

Женщина ушла. Стадлер потер красные от бессонницы глаза и принялся ждать. В трубку было слышно, как на том конце ругаются и роняют мебель. Затем послышались шаги.

- Алло? - сказала женщина. - Ты еще здесь? Он сказал, чтобы ты убирался к чертовой матери.

Раздался смех и короткие гудки. Советолог положил трубку на рычаг. Минут 10 сидел без движения, потом подошел к окну. Мутное ноябрьское утро казалось куда более тоскливым, чем на самом деле. Этот ублюдок Хэрис мог свести на нет все его усилия.

Вошел свежевибритый, пахнущий хорошим одеколоном Стерлингов. Увидев застывшего в раздумьях Стадлера, он улыбнулся:

- Филипп, рацию найдете в сарае, в бочке с квашеной капустой. И выше голову, дружище!

Советолог в изумлении оглянулся, но Стерлингов уже вышел.

ГЛАВА 15

Москва. Парк Сокольники. 2 ноября. 17-25 по моск. времени.

По боковой аллее парка, сторонясь взглядов прохожих, крадучись, пробирается капитан Козлов. Воротник его прорезиненного плаща поднят, руки в карманах, рыжие усы подозрительно топорщатся. Яйца и сухари, выданные ему Плехановым, подошли к концу, и Козлов принял решение зайти домой пообедать.

Только бы дома кто-нибудь был, думал Козлоов. Его ключи от квартиры вместе с другими вещами остались на складе. Оказавшись в подъезде своего ведомственного дома, капитан в три ступеньки рысью одолел шесть этажей, замирая от каждого шороха. На глаза любопытных колег-соседей попадаться было нельзя. Вот уже и знакомая дверь. Козлов позвонил. Отркыл тесть инженер на пенсии - и, взглянув, испуганно отшатнулся:

- Ой, кто это?

- Это я, Афанасий Микитовнч, - прошептал Козлов. - Люда дома?

- Сколько раз тебе повторять можно, - ощерился тесть, - не Микитович, а Микитич. Усищи-то какие отрастил! А шлялся-то где?

Козлов ответить не успел. Из боковой комнаты выбежала зареванная жена и с воем бросилась ему на шею.

- Лешенька, родненький, хорошо хоть ты пришел!

- Тихо! - капитан зажал ей рукой рот. - Я на задании.

- Знаем мы твои задания, - угрожающе проворчал тесть. - Наукой бы лучше занялся.

Жена высвободила рот и заголосила пуще прежнего:

- Горе-то какое, Лешенька, горе-то какое!

- Да что случилось-то? - Козлов впихнул ее внутрь прихожей и захлопнул дверь. - Ты можешь сказать по-человечески?

22
{"b":"71613","o":1}