ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наступил вечер. Сумерки окутывали город, опускался туман, начинало знобить. Из громкоговорителя донеслось о бесплатноом спиртном в "люксе", Евлампий пустил слюну.

Разговоор окончился. Еще было слышно, как двигают стулья, затем наступила тишина. Негры продолжали лежать без признаков жизни. Где-то поблизости промелькнула мигалка полицейской машины, и вновь все стихло. Евлампий засобирался в путь. Он мог поклясться, как перед Богом, что минимум 95 процентов услышанной информации осталось у него в мозгу - на память Евлампий не жаловался никогда. Он встал, поднял кепку, отряхнул ее о штаны, но надеть не успел: кто-то сзади ударил его по голове чем-то твердым и тяжелым.

Россыпи красно-синих звезд вспыхнули было перед глазами Евлампия, но тут же канули в темноту. Сознание покинуло его, а вместе с ним и 95 процентов только что полученной совершенно секретной информации...

ГЛАВА 4

СССР. Москва. Выставка достижений народного хозяйства. 23 октября. 11-15 по московскому времени.

Выходной. В праздно прогуливающейся толпе веселых и нарядных людей выделяются две подтянутые, строго одетые фигуры. Это полковник Семинард и капитан Козлов. Занятые дружеской беседой, они ходят по кольцу вокруг фонтана "Дружбы Народов". Метрах в десяти позади них следует группа прикрытия из 7-8 человек в штатском с серьезными лицами.

- Какая сегодня погода замечательная, - сладко зажмурился Козлов. Прямо и не вериться, что уже конец октября.

- Да, погода нынче расчудесная, - согласился Семинард. - Именно поэтому я и предпочел духоте кабинета прогулку на свежем воздухе. Разве я не прав, Лешенька?

- Правы, Георгий Андреич, еще как правы! - отозвался Козлов. - На свежем воздухе и думается лучше.

- Это вы, Лешенька, верно подметили, - кивнул головой полковник. - В кабинете-то мне как-то совсем не думается.

- Так проветривать надо чаще, - посоветовал Козлов.

Они еще три раза обощли вокруг фонтана "Дружба Народов" и по аллее Героев направились в сторону выставочных павильонов. 7 или 8 человек из группы прикрытия двинулись за ними.

Капитан Козлов еще спал, когда утром ему позвонил Семинард и предложил через час встретиться на ВДНХ. Сказал, чтоесть кое-что новое по интересующему их делу. В целях предосторожности они договорились называть друг друга по именам и вообще вести себя как можно более непринужденно. Козлов сначала даже хотел одеть на встречу модные солнцезащитные очки, но передумал и ограничился сочным зеленым галстуком в красную клетку.

- Купите мороженое, - предложил Семинард, когда они проходили мимо ларька. - Я страсть как люблю мороженое, в нем витамин В.

Козлов послушно потрусил к прилавку и, роясь в карманах, стал читать прейскурант: "Крем-бруле - 15, пломбир сливочный - 20, эскимо в шоколаде - 22 копейки". Он подумал немного и купил эскимо полковнику и крем-бруле себе. Солнце близилось к зениту.

- Наша с вами история получила продолжение, - заговорил Семинард, откусывая ровными зубами шоколадную кромку эскимо, - Причем не совсем обычное.

- Что вы сказали? - Козлов забыл взять для себя палочку и теперь маялся, не зная, что делать с бумажным стаканчиком.

- Я сказал, что всплыли новые данные, - повторил Семинард. - Но об этом чуть позже, дайте сперва насладиться мороженым.

Они прошли мимо пахнущего навозом павильона с крупным рогатым скотом и устремили свои шаги к космическому комплексу.

Серьезные молодые люди позади хмуро жевали пирожки.

- Очень вкусно, ну просто очень! - произнес полковник, облизывая палочку от эскимо. - А вы почему не едите, Леша?

- Мне нечем, - признался капитан.

- Тоже мне проблема! Держите-ка, - Семинард протянул облизанную палочку.

- Вот спасибо! - обрадовался Козлов.

- Не за что, - Семинард вытер пальцы платком, закурил "Стрелу", - Ну, вот теперь можно и к делу перейти. Евлампий вышел на связь.

- Что вы говорите?! Так быстро?

- Это-то и настораживает. Да и сама шифровка довольно странная. Вот, взгляните, - полковник незаметно для окружающих протянул Козлову листок. Тот, прикрыв рукой, прочитал:

"Нахожусь в полиции. Имею интересующие вас сведения по делу Свиньи. Срочно вышлите 1000 долларов".

- Ничего не понимаю, - пробормотал капитан, - Бред какой-то!

- Я тоже в первый момент был озадачен, - улыбнулся Семинард, - Но потом навел справки по своим каналам, и вот что мне сообщили.

Капитан с любопытством взглянул на собеседника. Уже давно его занимал вопрос, что это за личные каналы в Америке у полковника Семинарда. Козлов решил поинтересоваться при случае об этом у товарища генерала.

- Так вот, - продолжил Семинард - Евлампия действительно арестовала полиция . Ему предъявлено обвинение в злостном хулиганстве и расизме.

- Как это? - не понял Козлов.

- Он линчевал двух безобидных на вид негров, - пояснил полковник, - А в Америке нвнче с этим строго. Евлампию грозит два года тюрьмы или штраф в 1000 долларов. Теперь все понятно?

- Да, теперь все встает на свои места. Одно лишь странно: как Евлампий умудрился передать шифровку из тюрьмы?

- О, вы его просто плохо знаете! Этот человек передаст все, что угодно хоть с того света. Редкий профессионал!

- А если предположить, - задумался Козлов, - Что кто-то рукой Евлампия водит нас за нос?

- Что-то я не понимаю, - остановился Семинард. 7 или 8 человек охраны замерло у него за спиной.

- Я имел в виду, что противник пользуется ключом Евлампия и может кормить нас такой же добротной дезой, как и в прошлый раз.

- Исключено, исключено, - замахал руками полковник. - Ключ известен одному лишь Евлампию, а он на сговор с врагом не пойдет никогда. Не такой это человек!

- А отчего же тогда, - осторожно спросил Козлов, - вместо того, чтобы сразу выдать нам всю информацию, касавшуюся Свиньи, Евлампий ограничивается лишь упоминанием о ней?

- Очевидно опасается, что иначе мы не заплатим за него 1000 долларов.

- А мы заплатим эти деньги?

- Не знаю. - пожал плечами Семенард.

- Это порядка 670 рублей. - перевел по валютному курсу Козлов. Деньги немалые...

- Но с другой стороны, - прикинул Семинард, - ждать два года до освобождения, чтобы только потом получить информацию...

- Дезинформацию, - поправил его капитан. - Не забывайте, Георгий Андреич, - все, имеющее отношение к делу Свиньи, - "липа".

- То есть, вы хотите сказать, - пусть сидит? - обрадовался полковник. - Я, честно говоря, тоже так считаю. Может, года через полтора попадет под амнистию по старости лет...

- Нет, не совсем так, - Козлов поддел носком башмака камешек. - Я думаю, лучше будет выкупить Евлампия и первым же рейсом переправить его в Москву.

- Но зачем?

- Таким образом мы убьем сразу четырех зайцев: во-первых, получаем пусть даже липовые сведения о Свинье, что дает нам возможность корректировать наши действия, во-вторых снимаем с крючка ЦРУ такую лакомую наживку, как Евлампий, в-третьих спасаем от тюрьмы пожилого человека. Разве этого мало?

- Да, но здесь только три. - возразил полковник.

- Что - "три"?

- Три зайца. Где четвертый?

- Четвертый? - переспросил Козлов. - Под шкурой четвертого зайца кроется то, что мы при этом существенно обезопасим себя.

- Но каким образом?

- Знаете, - потер виски капитан. - Я не хотел вам говорить...

- А вот это зря, - укорил его Семинард. - Старшим по званию нужно говорить все.

- Я не хотел говорить, - повторил Козлов. - Но мне кажется, что Евлампий впал в старческий маразм.

- Это серьезное обвинение, - нахмурился Семинард. - У вас есть доказательства?

- У меня есть предположения. Ну, например, то, что он рылся по мусорным ящикам. Или эта драка... Зачем он избил несчастных негров?

- Раньше он не был драчливым, - подтвердил полковник.

- То-то и оно, - подхватил мысль Козлов.- Что-то произошло в его сознании. По-моему, он настолько вжился в роль американского бездомного, что стал им на самом деле. Питается по помойкам, живет на свалке и по инерции еще шлет нам донесения. Тем не менее, он стал опасен для дела и может навредить нам, сам того не ведая, просто по скудоумию.

8
{"b":"71613","o":1}