ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Стол для миссис Югол, - объяснил мистер Джеффс женщине, выходившей с продуктовой корзинкой из большого многоквартирного дома.

- Ну и что? - спросила женщина.

- Скажите, пожалуйста, на какой этаж. Мне дали только номер дома.

- Нет здесь таких, - сказала женщина. - Никаких Юголов я знать не знаю.

- Может, она недавно въехала? Какие квартиры тут пустовали? По звонкам ничего не поймешь.

- Не имею я права. - В голосе женщины зазвучали визгливые нотки. Никакого права не имею давать сведения о жильцах. Да еще человеку с крытым грузовиком. Откуда мне знать, кто вы такой.

Мистер Джеффс понял, что это уборщица, и больше не обращал на нее внимания, хотя она и торчала рядом, на ступеньках, следя за каждым его движением. Он нажал один из звонков, и пожилая женщина, открывшая дверь, вежливо объяснила, что все жильцы тут новые, так как квартиры заселены недавно, но она советует ему нажать вон тот крайний звонок маленькой двухкомнатной квартирки в мансарде.

- Это вы, мистер Джеффс! - приветствовала его неотразимая миссис Югол минуту спустя. - Привезли?

Мистер Джеффс вытащил столик из грузовика и понес наверх. Уборщица вертелась тут же. Она говорила миссис Югол, что возьмется убирать у нее в любое удобное время за шесть шиллингов в час.

Мистер Джеффс поставил стол в первой из комнат. Она была пустая, лишь на полу лежали скатанные ковры и стоял торшер. Дверь второй комнаты была закрыта; там, решил он, кровать, шкаф и два коньячных бокала на тумбочке. Со временем квартирка, конечно же, станет роскошной. "Любовное гнездышко", подумал он про себя.

- Что же, спасибо, мистер Джеффс, - сказала миссис Югол.

- Мне причитается еще один фунт, миссис Югол. Вы, видимо, не в курсе, но по правилам ассоциации торговцев мебелью мы просто обязаны требовать дополнительный фунт, когда поднимаем груз вверх по лестницам. Сумма пустяковая, но если я ее не возьму, меня, чего доброго, выгонят из ассоциации.

- Фунт? Но ведь мистер Хэммонд уже...

- Кто же знал про лестницу? Мы не имеем права игнорировать правила. Лично я мог бы посмотреть на этот фунт сквозь пальцы, но мне приходится сдавать в ассоциацию отчеты.

Миссис Югол открыла сумочку и протянула ему пятифунтовую купюру. Сдачи она получила три фунта и шестнадцать шиллингов - он недодал ей четыре шиллинга, сказав, что больше мелочи у него нет.

- Да, представьте себе, - вдруг воскликнула миссис Югол. - Я ведь подумала, что та женщина - ь диа супруга и приехала помочь со столом. Все никак не могла взять в толк, с чего это она заговорила про какие-то шесть шиллингов в час. Мне, кстати, как раз нужна уборщица.

Ошибка за ошибкой, подумал мистер Джеффс: и служанка миссис Хэммонд приняла его за мойщика окон. Но вслух он ничего не сказал. Он представил себе, как миссис Югол лежит с Хэммондом на кровати во второй комнате, они курят или милуются, и она рассказывает: "Мне показалось, что она жена тому еврейчику и они работают вместе, по-семейному. У этих людей такое часто. Как же я удивилась, когда она вдруг заговорила об уборке".

Мистер Джеффс, естественно, предположил, что на всем этом деле можно поставить точку. Пристенный столик в стиле Людовика XVI, некогда принадлежавший бабушке миссис Хэммонд, стал собственностью любовницы ее мужа или - тут мистер Джеффс не был уверен - совместной собственностью любовницы и мужа. Занятно, конечно, но у него и без них хватает забот: надо покупать мебель, продавать ее в подходящий момент и зарабатывать себе на жизнь.

Однако спустя пару дней после того, как он отвез столик в мансарду, позвонила миссис Хэммонд.

- Это мистер Джеффс? - осведомилась она.

- Да, Джеффс. Я вас слушаю.

- Говорит миссис Хэммонд. Помните, я еще продала вам столик.

- Прекрасно вас помню, миссис Хэммонд. И ту смешную оплошность тоже. Без улыбки рассматривая потолок, мистер Джеффс издал звук, который, по его мнению, мог сойти за смех.

- Я вот чего звоню... - сказала миссис Хэммонд. - Может, вы не продали мой столик? Если он у вас, я бы подъехала.

В голове мистера Джеффса вдруг возникла картина еще одной мансарды, но на этот раз ее обставляла сама миссис Хэммонд. Он представил, как она шествует мимо витрин магазинов, присматривая кровать и ковры, а за локоток ее придерживает какой-то мужчина, совсем не муж.

- Алло, алло! - звенел в трубке голос. - Мистер Джеффс, вы меня слышите?

- Да, слышу, - сказал мистер Джеффс. - Слышу, мадам.

- Так как же?

- К сожалению, должен вас огорчить.

- Вы хотите сказать, он продан? Так быстро?

- Боюсь, что да, миссис Хэммонд.

- Господи!

- Но столы у меня тут есть. В прекрасном состоянии, точно оцененные. Так что приезжайте - время зря не пропадет.

- Нет, нет, спасибо.

- Я редко приглашаю клиентов домой. Но в данном случае, поскольку мы знакомы...

- А зачем приезжать? Я имею в виду... мне нужен только столик, который я вам продала. Не могли бы вы дать имя и адрес того, кто его купил?

Вопрос захватил мистера Джеффса врасплох, поэтому он сразу бросил трубку. Когда телефон зазвонил снова, он уже успел все продумать.

- Наш разговор прервали, - сказал он. - Линия барахлит. Сэр Эндрю Чарлз звонил сегодня из Нигерии, так нас разъединяли два раза. Примите мои извинения.

- Я как раз просила у вас адрес и имя человека, который купил мой столик.

- Чего не могу, того не могу, миссис Хэммонд. Разглашение подобных сведений противоречит правилам ассоциации торговцев старинной мебелью. За такой проступок меня могут исключить.

- О боже! Как же мне быть? Пожалуйста, посоветуйте.

- Вам он так нужен, этот столик? Есть, конечно, кое-какие пути. Я бы мог, например, на правах вашего, агента обратиться к владельцу стола и попытаться что-нибудь сделать.

- Была бы очень признательна.

- Но вам придется уплатить мне определенный гонорар. Вы уж меня простите, но таковы правила.

- Ну конечно, конечно.

- Хотите сразу узнать, как подсчитать мое вознаграждение и в какую сумму оно выльется? Вообще-то деньги небольшие, просто определенный процент.

- Обсудим это позже.

- Что ж, прекрасно, - сказал мистер Джеффс, который, говоря о процентах, держал в голове цифру тридцать три и три десятых.

6
{"b":"71621","o":1}