ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Камацу обнял сына и кивком отпустил его. Касами взгромоздился на коня, и тот неспешной рысью затрусил прочь.

Паг и Лори вернулись на свои места на крыше повозки.

- Вот так чудовища! - воскликнул Лори, покачав головой.

- Кто это такие? Откуда они здесь взялись?

Паг усмехнулся:

- На Келеване можно увидеть и не такое! Цурани называют их чо-джайны. Они живут в гигантских муравейниках, и в каждом своя королева. Чо-джайны - подданные Империи. Они обитают здесь с начала времен. Во всяком случае, так говорили мне невольники-цурани.

Лори посмотрел вперед, туда, где виднелись фигуры всадника и трех огромных насекомых.

- Не хотел бы я встретиться с таким противником один на один! Гляди-ка, с какой скоростью они бегут по дороге!

Паг промолчал. Слова старшего сына главы рода Шиндзаваи о битве чо-джайнов с "коротышками" всколыхнули в его душе воспоминания о доме, об отважных гномах и о Томасе. Где-то он теперь? Да и жив ли? Если ему удалось уцелеть, то прежний беззаботный мальчишка Томас, каким его запомнил Паг, стал теперь взрослым мужчиной.

Господский дом в поместье Шиндзаваи поразил Пага своей величиной. Если не считать дворцов и храмов, он еще не видел в Цурануани строения столь внушительных размеров. Дом располагался на вершине холма, с которого открывался великолепный вид на окрестности. Выстроенный в виде прямоугольника с внутренним двором посередине, как и городской дом в Джамаре, особняк в несколько раз превосходил его величиной. В просторном внешнем дворе разместились поварня, службы, мастерские и бараки для рабов.

Паг вытянул шею, чтобы получше разглядеть на ходу роскошный, ухоженный сад, но хадонра Септием одернул его:

- Веди себя скромнее! Нечего глазеть по сторонам!

Паг ускорил шаги и опустил глаза долу. Все же то, что он успел увидеть, произвело на него огромное впечатление. Сад был разбит на несколько участков, огороженных невысокими каменными стенами. Посреди каждого из участков располагались искусственные пруды, окаймленные высокими, дававшими густую тень деревьями. На клумбах росли крупные, яркие цветы. Дорожки, испещрявшие все пространство сада, были посыпаны песком и мелким гравием. Огромный трехэтажный особняк замыкал этот волшебный уголок с четырех сторон. Два верхних этажа массивного строения украшали деревянные балконы с резными перилами. Внизу суетились слуги. Сквозь высокие открытые двери Паг увидел множество рабов, перебегавших из одной огромной комнаты в другую с подносами, подсвечниками и подушками в руках. Но оба верхних этажа дома, так же как и сад, оставались пустыми.

Паг, Лори и Септием подошли к одной из многочисленных дверей, и хадонра строго сказал юношам:

- Не вздумайте забываться и вести себя непочтительно с господами этого дома, иначе я велю шкуру с вас спустить! Хорошенько запомните, что я вам сказал, иначе вы горько пожалеете, что молодой господин Хокану не оставил вас гнить на болотах!

Септием вошел в дом и объявил о прибытии двух невольников-варваров. Им было дозволено предстать перед господами. Пятясь, хадонра вышел во внутренний двор и шепнул обоим рабам:

- Идите!

Паг и Лори переступили через низкий порог и оказались в просторном помещении, залитом ярким светом, который проникал сюда через противоположную дверь и два больших витражных окна. Стены комнаты были украшены миниатюрными гобеленами, оружием и картинами в деревянных рамах. Пол по цуранийскому обычаю устилал ковер с громоздившимися по углам и посередине стопками подушек. На одной из таких стоп, скрестив ноги, восседал Камацу, властитель Шиндзаваи. По обе стороны от старика сидели его сыновья. Все трое были без оружия и одеты в короткие яркие туники, какие обыкновенно носили богатые цурани в свободное от службы время. Паг и Лори сделали несколько шагов вперед и остановились, уставив глаза в пол.

Камацу взглянул на старшего сына и сказал:

- Высокого невольника с белыми волосами зовут Лох-ре, а другого - Поог.

Лори открыл было рот, чтобы поправить старика, но Паг ткнул его локтем в бок, и тот, поморщившись, поспешно принял прежнюю смиренную позу.

Старший сын Камацу заметил эти движения невольников и с улыбкой спросил:

- Ты хочешь что-то сказать?

Лори быстро взглянул на него и снова опустил глаза. Рабам было строжайше запрещено говорить с господами без их разрешения. Он не был уверен, что вопрос молодого господина можно было расценить как приглашение к беседе.

Старик сурово сдвинул брови и процедил сквозь зубы:

- Говори, варвар.

Менестрель поспешно произнес:

- Меня зовут Лори, господин. Ло-ри. А это Паг, а не Поог.

Хокану опешил от такой неслыханной дерзости и свирепо взглянул на раба, посмевшего перечить господину, но Касами улыбнулся и стал повторять имена обоих невольников, пока ему не удалось произнести их правильно.

- Вы умеете ездить верхом на лошадях? - спросил он.

Паг и Лори кивнули.

- Вот и хорошо. Вы научите меня этому!

Паг с любопытством разглядывал низкий столик, стоявший перед хозяином поместья. На нем была разложена шахматная доска, уставленная резными фигурками. Камацу перехватил его взгляд и спросил:

- Тебе знакома эта игра?

- Да, господин, я не раз играл в нее. У нас она зовется шахматами.

Хокану мельком взглянул на брата и, кивнув ему, почтительно обратился к старику:

- Видишь, отец, выходит, правы те, кто считает, что контакты с варварами имели место и прежде.

Камацу пренебрежительно махнул рукой.

- Все это не более чем домыслы, не подкрепленные никакими доказательствами. - Он строго взглянул на Пага. - Иди-ка сюда и расскажи, как ходят фигуры.

Паг уселся на пол перед столиком и принялся вспоминать все правила шахматной игры, которым успел обучить его Кулган. Он тогда не проявил большого рвения к игре и потому успел усвоить лишь некоторые из простейших комбинаций. Взяв в руку пешку, он пояснил:

- Это пешка. Она может продвигаться вперед только на одну клетку. Или на две, когда ход - первый. - Старик кивнул и жестом велел ему продолжать. Ободренный этим, Паг указал на коня. - А он ходит вот так. У нас его называют конем.

12
{"b":"71629","o":1}