ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поименовав почти все фигуры и объяснив, как следовало передвигать их по доске, он вопросительно взглянул на Камацу. Старик задумчиво разглядывал доску. Помолчав, он проговорил:

- У нас эта игра зовется шех. Фигуры носят другие названия, но правила такие же, как и у вас. Я хочу, чтобы ты теперь же сыграл со мной!

Камацу предложил Пагу играть белыми, и тот пошел с королевской пешки. Старик парировал его ход. Паг играл скверно, и победа далась хозяину поместья легко и быстро. Остальные наблюдали за ходом игры в полном молчании. Когда партия была завершена, Камацу с насмешливой улыбкой спросил:

- У себя дома ты считался хорошим игроком, не так ли?

- Нет, господин, - честно ответил Паг. - Очень слабым. По правде говоря, я едва умею играть.

Старик развел руками:

- В таком случае я вынужден признать, что твои соплеменники не такие уж дикари. Я буду иногда играть с тобой в шех.

Паг поклонился. Старик кивнул старшему сыну, и тот поднялся с подушек.

- Идите за мной! - бросил он Пагу и Лори и вышел из комнаты, простившись с отцом.

Касами провел их по нескольким коридорам огромного дома. Вскоре они вошли в небольшую комнату с двумя тюфяками и грудой подушек на полу.

- Вы будете жить здесь. Моя комната находится рядом. Я желаю, чтобы вы всегда были у меня под рукой.

Лори дерзнул обратиться к нему с вопросом:

- Что угодно от нас господину?

Касами с минуту молча глядел на него, а затем, покачав головой, добродушно проговорил:

- Вы, варвары, никогда не станете хорошими, надежными рабами. Вы то и дело забываете, как следует держать себя с господами!

Лори принялся бормотать слова извинения, но Касами жестом остановил его.

- Помолчи. Все это в конце концов не так уж важно. Я рассчитываю с вашей помощью научиться ездить верхом. И еще вы должны научить меня говорить по-вашему. Мне не терпится узнать, что означают все эти смешные и странные звуки, которыми вы обмениваетесь между собой.

Разговор между господином и двумя невольниками был прерван ударом гонга. Его протяжный звук волнами разошелся по всем помещениям огромного дома.

- К нам прибыл Всемогущий! - сказал Касами. - Оставайтесь здесь. Я должен приветствовать его вместе с отцом и братом.

Он заторопился прочь, оставив двух друзей в их уютном жилище. Паг и Лори принялись с жаром обсуждать свое новое положение и те возможности, которые оно открывало перед ними.

Дважды в течение двух ближайших дней мидкемянам удавалось мельком увидеть важного гостя дома Шиндзаваи. Он очень походил на хозяина поместья, но был уже в плечах, немного выше ростом и носил черную сутану мага. Лори и Паг расспрашивали о нем многочисленных рабов и слуг поместья, но те неохотно вступали в подобные разговоры. Ответы их были односложны и уклончивы. То, с каким почтительным страхом относились цурани к своим чародеям, казалось друзьям донельзя странным. Они ломали голову над тем, почему Всемогущие занимали совершенно особое положение в строгой иерархии цуранийского общества. Все, к кому они обращались за разъяснениями, упорно твердили одно, а именно: Всемогущие не подчиняются никаким законам. Позже один из слуг, снизойдя к непонятливым дикарям, добавил к этому, что волшебники-черноризцы оказывают государству огромные услуги, а потому пользуются неограниченной свободой и не имеют никаких обязательств ни перед кем из граждан Империи. Друзьям пришлось на первых порах удовольствоваться этими сведениями о загадочных цуранийских чародеях.

В это же время Паг сделал открытие, которое при всей его незначительности немного умерило его тоску по дому и было воспринято обоими пленными мидкемянами как добрый знак, суливший - кто знает? - надежду на милость к ним судьбы. Позади просторного стойла, где обитали шестиногие нидра, как выяснилось, располагалась псарня, населенная несколькими десятками визжавших, лаявших и вилявших хвостами собак. Внешностью и повадками они почти не отличались от тех псов, которые в изобилии водились на Мидкемии. Увидев обитателей псарни впервые, Паг не чуя под собой ног помчался в свою комнату, молча схватил Лори за руку и потащил его за собой. Через несколько минут оба друга с сиявшими от счастья лицами сидели на земле у одной конуры в окружении ласкавшихся к ним щенят и взрослых псов.

Лори, посмеиваясь, провел ладонью по спине высокой, поджарой собаки с заостренными ушами, при малейшем шуме встававшими торчком.

- Мне случалось и прежде видеть таких псов, Паг, - сказал он. - В Гулби, возле Солнечной Долины, на Большой Северной дороге в Кеш. Там их называют борзыми и охотятся с ними на антилоп.

К друзьям подошел приземистый псарь по имени Рамат.

Подозрительно взглянув на мидкемян, он спросил:

- Зачем это вы заявились сюда? Что вам тут надо?

Лори почесал стройного пса за ухом, отчего тот довольно зажмурился, и дружелюбно ответил:

- Мы не видели собак с тех пор, как покинули свою планету, Рамат! Наш господин целыми днями занят, и ему не до нас. Вот мы и решили зайти на твою образцовую псарню.

Услыхав такой лестный отзыв о вверенных его попечению животных, сарае и загоне, Рамат сменил гнев на милость и с улыбкой сказал:

- Я стараюсь, чтоб здесь было чисто, чтобы собаки были сыты и здоровы. Но за ними ведь нужен глаз да глаз! Стоит оставить дверцу приоткрытой, и они мчатся в стойла к нашим гостям чо-джайнам, а те ведь боятся их до смерти!

Паг предположил, что собаки появились здесь недавно, будучи доставлены с Мидкемии, как и та лошадь, на которой встретил их Касами.

- Откуда они появились на вашей планете? - спросил он у Рамата, чтобы удостовериться в правильности своей догадки. Но псарь взглянул на него с насмешливым сожалением и покачал головой.

- Похоже, ты нынче перегрелся на солнце, варвар! Они всегда жили здесь, как и мы все. Ясно? - с этими словами он повернулся и вышел во двор, плотно притворив за собой дверцу загона.

Дверь скрипнула, и Паг тотчас же проснулся. Он сел на своем тюфяке, недоуменно глядя на Лори, только что вошедшего в комнату. Стояла глубокая ночь.

- Где ты был?

- Ш-ш-ш! Говори тише, а не то поднимешь на ноги весь дом! Прости, что потревожил тебя.

13
{"b":"71629","o":1}