ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лори почесал собаку за ухом:

- Но ведь здесь все обстоит иначе.

- Ты в этом уверен? Вспомни, еще совсем недавно ты уверял меня, что готов дать цурани все, чего они потребуют от тебя, если получишь что-либо взамен. Ну вот, тебя вызволили из лагеря и за это потребовали, чтобы ты учил Касами верховой езде. Сделка не так уж плоха, верно? Но сдается мне, чем лучше становятся условия, в которых ты живешь, тем больше они с тебя потребуют. - Тряхнув головой, он спросил: - Как, по-твоему, легче добиться послушания от лошади или собаки? Жестокостью или лаской?

Вопрос этот застал Лори врасплох. Он недоуменно пожал плечами.

- Наверное, все же лаской, - пробормотал он после недолгого молчания. - Но ведь дрессировка животных - дело тонкое. Тут порой не обойтись и без строгости.

Паг кивнул:

- Вот-вот! Нас с тобой дрессируют, как Бетель и ее племя. Лаской и строгостью. И при этом ни на минуту не позволяют забыть, что мы - всего лишь невольники. Лори устало кивнул и похлопал Бетель по спине. Друзья смолкли. Каждый погрузился в свои невеселые думы. Через несколько минут к ним на взмыленном жеребце подскакал Касами. Лицо его расплылось в счастливой улыбке.

- Он не скачет, а просто летает! - восторженно сообщил он на ломаном языке Королевства. Касами изучал королевское наречие столь же упорно, как и приемы верховой езды. За те несколько недель, что длились их занятия, он достиг больших успехов в том и другом. При каждом удобном случае он обращался к невольникам на их родном языке. Он задавал им множество вопросов о государственном устройстве Королевства Островов, о различных сторонах жизни его жителей, о климате и о соседних странах. Паг и Лори охотно удовлетворяли его любопытство. Нынче утром они наставляли его, как следует обращаться к вельможам того или иного ранга и каким образом осуществляются в их государстве торговые сделки.

Касами повел коня в выстроенное для него стойло. Невольники последовали за своим господином. Паг тщательно исследовал копыта животного. Подковы из деревянных пластин, скрепленных смолой, держались прочно. За время долгой скачки они почти не истерлись. Касами внезапно взглянул на Пага и сказал:

- И все же я не понимаю, как правит страной ваш монарх. И что это за Совет лордов? Объясни мне, в чем состоит его роль?

Паг переглянулся с Лори, который, хотя и разбирался в политике государства не в пример лучше своего юного товарища, не умел объяснять то, что знал, так толково и обстоятельно, как Паг.

- Совет лордов избирает короля. Хотя, как правило, это всего лишь формальность.

- Формальность?

- Дань традиции. Обычно о том, кто унаследует трон и корону, бывает известно заранее. Но в ситуациях, когда претендентов оказывается несколько. Совет принимает решение, кому из них быть королем. Таким образом устраняется угроза гражданской войны. Ведь решение Совета признается всеми безоговорочно. - Рассказав Касами, как принц Крондора отказался от своих прав на престол в пользу племянника и как Совет одобрил это решение, Паг спросил: - Неужто у вас в Империи все обстоит иначе? Мне трудно себе это представить.

Касами помотал головой.

- Разница не столь уж и велика. Нашего императора тоже избирают, но не люди, как у вас, а боги. И правит он только Священным Городом. Он прежде всего - наш духовный предстоятель. Он защищает нас всех от гнева богов.

Лори удивленно вскинул брови:

- Кто же в таком случае управляет страной?

Касами расседлал коня и стал протирать его спину.

- Наше государство устроено иначе, чем ваше. - Не найдя нужных слов в чужом наречии, он перешел на цуранийский язык: Глава рода является властителем всех владений семьи, все ее члены безраздельно подчинены ему. Каждый род входит в один из кланов, и самый уважаемый и могущественный властитель в клане становится его военачальником. Ему повинуются все другие властители. Род Шиндзаваи входит в клан Каназаваи. Мы - вторая по влиянию семья этого клана после рода Кеда. В юности мой отец командовал армией клана. У вас его называли бы генералом. Положение, которое занимают в кланах те или иные семьи, часто меняется. Иногда это происходит в течение жизни одного поколения. Я не рассчитываю когда-либо занять пост, который в свое время был доверен моему отцу. Предводители всех кланов являются членами Высшего Совета. Они - доверенные лица Имперского Стратега. Он правит страной от имени императора, хотя тот и обладает наибольшей властью в государстве.

- А случалось ли когда-нибудь императору оспорить решения Стратега? - с любопытством спросил Лори. - Или сместить его с должности?

- Никогда.

- А кто и как выбирает Стратега? - спросил Паг.

- Это трудно объяснить. После смерти Стратега кланы держат совет. В нем участвуют также главы всех родов. Иногда они избирают Стратега вполне мирно, порой же при этом не обходится без кровопролития. Но в итоге один из военачальников становится Имперским Стратегом.

- Почему же тогда эта должность не наследуется членами семьи и клана, к которым принадлежит Стратег? Например, его сыновьями или племянниками. Ведь клан этот - самый могущественный, - полюбопытствовал Паг.

Касами покачал головой:

- Это трудно объяснить. Для того чтобы понять, почему этого не происходит, надо родиться цурани. Существуют законы, а кроме них, что еще более важно, - традиции. Независимо от того, какого высокого положения достигает клан или род, Стратегом может стать лишь представитель одной из пяти семей: Кеда, Тонмаргу, Минванаби, Оаксатукан и Ксакатекас. Нынешний Стратег происходит из рода Оаксатукан, и потому звезда Каназаваи потускнела. А светило его клана, который носит имя Омекан, сияет ярко и ровно. С ними могут соперничать только Минванаби. А в настоящее время оба этих клана объединились для ведения войны. Вот так обстоят дела.

Лори махнул рукой.

- Все хитросплетения нашей политики кажутся детскими забавами на фоне этой борьбы кланов и родов.

Касами весело засмеялся.

- Но то, о чем я вам рассказал, - вовсе не политика. В нашей стране политика является уделом партий.

- Партий?! - переспросил вконец опешивший Лори. - Так у вас есть еще и партии?

15
{"b":"71629","o":1}