ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Тупоумный дикарь!

Всхлипнув, девушка убежала прочь. Паг долго смотрел ей вслед, потирая ушибленную ногу.

За обедом Паг едва притронулся к еде, а вернувшись в свою комнату, уселся на тюфяк и понуро уставился в пол. Лори деловито выстругивал колки для своей лютни. Несколько минут прошло в молчании. Наконец, отложив в сторону острый нож и брусок дерева, певец спросил:

- Что с тобой стряслось, Паг? Отчего это ты так невесел? Можно подумать, что тебя собираются назначить надсмотрщиком и отправить назад в лагерь.

Паг растянулся на своем соломенном ложе и со вздохом пробормотал:

- Меня беспокоит Кейтала.

- А-а-а! - с многозначительной усмешкой протянул Лори. Вот оно что!

- Если ты намерен зубоскалить по этому поводу, ты больше слова от меня не услышишь!

- Успокойся, не кипятись, Паг! - примирительно проговорил менестрель. - Знаешь, Алморелла говорила мне, что Кейталу в последние недели точно подменили. Да и ты все это время ходишь мрачнее тучи. В чем же все-таки дело?

- Да я и сам не знаю. Просто она... она... нынче она пнула меня ногой!

Лори оглушительно расхохотался. Паг взглянул на него с укором, и певец тотчас же принял серьезный вид.

- Да за что же, во имя всех богов, она так осерчала на тебя? Чем ты ей не угодил?

- Не знаю. Она ни с того ни с сего подошла и ударила меня ногой!

- Но ведь у нее должна была быть какая-то причина для этого! Признавайся, в чем ты перед ней провинился? Что ты ей сделал?

- Да ничего! Ровным счетом ничего! Я даже не говорил с ней!

- Ну знаешь ли... - Лори развел руками. - В таком случае я, пожалуй, вполне могу понять Кейталу. Женщин ведь ужасно злит, когда за ними увиваются те, кто им не мил, но еще больше они свирепеют, когда те, кто им по сердцу, не обращают на них внимания. Ты еще легко отделался, дружище! - И Лори снова звонко рассмеялся.

Паг уныло кивнул:

- Мне тоже показалось, что дело именно в этом.

Изумлению Лори не было предела.

- Ты что же это, Паг? Неужто она тебе совсем не нравится?

- Да нет же! Совсем наоборот! Она мне очень даже нравится. Просто...

-Что?

Паг бросил на друга быстрый взгляд, проверяя, не насмехается ли он над ним. Лори улыбнулся ему. Улыбка его, как всегда, была обезоруживающе доброй и участливой. Осмелев, Паг признался:

- Дело в том, что я... что я влюблен в другую девушку.

От удивления Лори широко раскрыл рот и вытаращил глаза.

- В кого же, во имя всех богов?! Ведь если не считать Алмореллы, Кейтала - самая симпатичная из здешних девиц. Вздохнув, он добавил: - Хотя, если судить беспристрастно, она даже красивее Алмореллы. Пусть ненамного, но все же... Нет, постой, кто же это может быть? Ведь я ни разу не видел, чтобы ты говорил с кем-нибудь из девчонок в поместье!

Паг покачал головой:

- Она осталась дома. Лори.

Изумлению Лори не было предела. У него снова отвалилась челюсть, а глаза едва не вылезли из орбит. Он опрокинулся на свой тюфяк и простонал:

- Дома! Нет, я просто не знаю, что мне делать с этим несмышленым младенцем! - Он приподнялся и, опираясь на локоть, с упреком взглянул на своего приунывшего друга. - Не ты ли поучал меня, что к прошлому не должно быть возврата? Не ты ли так убедительно доказывал, что воспоминания о доме и о свободе могут привести невольника к гибели? И что же?! Теперь ты сам не хочешь и не можешь расстаться с мыслями о былом!

Паг упрямо помотал головой:

- Но ведь это совсем другое!

- То есть как - другое?! Клянусь Рутией, которая, когда бывает в духе, покровительствует безумцам, пьяницам и менестрелям, что у нас с тобой нет ни малейшей надежды когда-либо вернуться домой. Значит, тебе не суждено больше увидеть эту девицу.

- Согласен, - с печальным вздохом произнес Паг. - Но воспоминания о Каролине много раз спасали меня от безумия и отчаяния. - Он поднял глаза на Лори и убежденно проговорил: Понимаешь, жизнь кажется намного легче, когда есть о ком грезить!

Лори некоторое время молча смотрел на Пага. Затем он с улыбкой кивнул.

- Я понимаю тебя, дружище. Грезы, мечты... что ж, они и впрямь украшают нашу жизнь. Но пойми, какими бы сладостными ни были твои воспоминания, их одних тебе недостанет... Когда здесь, рядом, есть смазливая девчонка, которая не прочь познакомиться с тобой поближе... - Паг досадливо махнул рукой, и Лори поспешил перевести разговор на предмет, явно волновавший его друга гораздо больше. - А ты можешь рассказать мне об этой твоей Каролине, Паг? Кто она такая?

- Дочь моего господина, герцога Боуррика Крайдийского.

Глаза Лори снова округлились от удивления.

- Принцесса Каролина?! - усаживаясь на постели, с оттенком недоверия переспросил он. - Самая знатная из наследниц Запада, если не считать малышку Аниту Крондорскую?! Ну ты и даешь! - В голосе его зазвучало неподдельное восхищение. - Ай да малыш Паг! Признаться, я не ожидал от тебя такой прыти! Расскажи мне о ней, сделай одолжение!

Паг сперва заговорил медленно, с запинками, но мало-помалу голос его окреп, речь сделалась более связной. Обретя в лице Лори благодарного, внимательного слушателя, он с воодушевлением пересказал ему все перипетии своих взаимоотношений с Каролиной.

- Понимаешь, Лори, - доверительно добавил он, закончив свой рассказ, - ведь и в Кейтале меня настораживает то, что она, похоже, очень самолюбива, упряма и своевольна. Совсем как Каролина. - Лори молча кивнул. Паг со вздохом признался: Когда я жил в Крайди, мне одно время казалось, что я люблю Каролину. А потом я стал сомневаться в этом. Скажи, с тобой такое бывало?

Лори добродушно рассмеялся:

- Такое случалось не только со мной, но и почти со всеми. Понимаешь, в ранней юности душа наша так нуждается в любви, так жаждет ее, что мы готовы влюбиться в первую попавшуюся девчонку. Или внушить себе, что влюблены. Собственно, тут и разницы-то никакой нет. Но с годами все меняется. Поверь, ты скоро научишься гораздо лучше понимать самого себя и разбираться в своих чувствах. Признайся-ка, ты теперь испытываешь к Кейтале то же самое, что тогда, в Крайди - к Каролине?

Паг с улыбкой пожал плечами:

- Да нет, пожалуй. Каролина представлялась мне высшим, идеальным существом, к которому я не смел подступиться. Я принужден был все время помнить о той пропасти, что нас разделяла. Ведь я влюбился в нее... - он снова улыбнулся, - или мне показалось, что влюбился, когда был всего лишь кухонным мальчишкой.

17
{"b":"71629","o":1}