ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Но что же я ей скажу?

- Что хочешь. Поверь, твой приход сам по себе будет означать очень многое. Кейтала - шустрая девчонка. Я уверен, она поможет тебе подыскать недостающие слова. - Лори прыснул со смеху. - Идя же, не мешкай!

- Прямо теперь?! - с ужасом спросил Паг.

- Тебе следовало это сделать еще пару недель назад! усмехнулся менестрель.

Паг вздохнул, встал со своего тюфяка и, не сказав больше ни слова, вышел из комнаты.

Рабы в поместье Шиндзаваи были устроены несравненно лучше, чем те, что влачили жалкое существование на плантации. Кейтала делила небольшую комнатку с Алмореллой. Чтобы добраться туда. Пагу пришлось миновать несколько коридоров и пройти через двор, к просторному бараку. Оказавшись у заветной двери, он поднял было руку, чтобы постучаться, но решимость внезапно покинула его. Еще мгновение, и он заспешил бы прочь по коридору, но тут дверь раскрылась, и на пороге появилась Алморелла, поспешно запахивавшая на себе тускло-коричневый балахон. Волосы ее рассыпались по плечам. Зевнув, она пробормотала:

- А я-то думала, что это Лори. Погоди минутку!

Паг остался у порога. Через несколько секунд Алморелла выскользнула из комнаты с охапкой белья в руках. Она похлопала Пага по руке и, заговорщически подмигнув ему, быстро исчезла за поворотом коридора. Паг догадался, что кухарка спешила к Лори.

Он вошел в комнату и остановился у постели Кейталы. Девушка спала, укрывшись простыней до самого подбородка. Пряди ее черных волос разметались по подушке. Паг осторожно тронул ее за плечо и шепотом произнес:

- Кейтала...

Она проснулась и резко села на постели.

- Что... Что ты здесь делаешь?

- Ничего. Я просто хотел поговорить с тобой. - Произнеся эти несколько слов, Паг почувствовал, что к нему вернулась былая решимость. Он присел на край тюфяка и торопливо проговорил: - Прости, если я чем-нибудь обидел тебя. Лори объяснил мне, что иногда можно задеть девушку невниманием даже сильнее, чем когда не даешь ей проходу. То есть, я хотел сказать... - Кейтала усмехнулась, прикрыв рот ладонью. - В общем, я виноват перед тобой. Я давно уже хотел поговорить с тобой, но никак не мог решиться. Ты простишь меня за это? Она заставила его замолчать, приложив тонкие пальцы к его губам. Рука ее обвилась вокруг его шеи, и нежные теплые губы на миг прильнули к его губам.

- Глупый! - прошептала она, глядя на него сиявшими от счастья глазами. - Запри-ка дверь!

Они лежали рядом. Рука Кейталы покоилась на груди Пага. Он прислушивался к ее едва слышному дыханию, перебирая пальцами пряди густых темных волос.

- Почему ты не спишь? - сонным голосом спросила Кейтала.

- Знаешь, я, пожалуй, никогда еще не был так счастлив. Разве что в тот день, когда меня сделали придворным герцога.

- А кто такой герцог? - спросила она и открыла глаза. Любопытство развеяло ее сонливость.

Паг не сразу подыскал слова для ответа.

- Ну, герцог - вельможа высокого ранга. Пожалуй, его можно сравнить по знатности с одним из предводителей цуранийских кланов. Но он был третьим по значению лицом в нашем Королевстве и доводился кузеном самому монарху.

Кейтала обняла его и теснее прижалась к его обнаженному телу.

- Ты, наверное, тоже занимал высокий пост в своей стране, раз тебя приблизили ко двору такого знатного господина.

- Да нет, я был всего лишь ничтожным мальчишкой. Просто мне посчастливилось оказать герцогу большую услугу. - Паг почувствовал, что ему не следовало упоминать здесь имя Каролины. Теперь, познав любовь женщины, он еще яснее осознал, какими наивно-детскими были все его мечты и фантазии о принцессе. Но они стали неотъемлемой принадлежностью его существа, его тревожной, полной лишений юности, и он не хотел делить их ни с кем, даже с Кейталой.

Она перевернулась на живот и приподняла голову, опираясь подбородком на согнутую руку.

- Как мне хотелось бы, чтобы все у нас сложилось по-другому.

- Что ты имеешь в виду, дорогая?

- У моего отца ферма в Туриле. Мы - одни из немногих, кто оставался свободным на Келеване. Если бы нам с тобой удалось добраться до тех мест, ты смог бы стать членом Коалдры - Совета Воинов. Им всегда были нужны смелые и умные мужчины. И тогда никто не смог бы нас разлучить.

- Но разве теперь мы не вместе?

Кейтала нежно поцеловала его в щеку.

- Конечно, вместе, дорогой Паг. И самое лучшее, что мы можем сделать - это прогнать от себя мысли о будущем, о том, что нас могут разлучить. Но мы ведь все равно никогда не забудем, что значит быть свободными!

- Я стараюсь об этом не думать.

Она обняла его за плечи и заглянула в глаза.

- На твою долю выпало так много страданий! Мы здесь слыхали жуткие истории о том, что происходит на болотах. Не знаю, можно ли им верить...

- Лучше не надо, - с горькой усмешкой сказал Паг.

Они снова заключили друг друга в объятия. Весь мир перестал существовать для них обоих. До самого рассвета Паг наслаждался страстными, нежными ласками Кейталы. Ее близость рождала в его душе новые, дотоле неведомые ему чувства. Он не знал, делила ли она когда-нибудь ложе с другими мужчинами, и не стал спрашивать об этом. Ему не было никакого дела до того, принадлежала ли она прежде кому-либо другому. Ведь сейчас она находилась здесь, рядом, она разделяла его страсть, и он всем своим существом чувствовал, что не только тела, но и души их в эти мгновения стали едины.

Образ Каролины, который Паг все эти годы лелеял в своей душе, потускнел, окутанный призрачной дымкой, а затем и вовсе померк. Время мечтаний миновало. Паг оказался всецело во власти волшебной, упоительно неправдоподобной реальности.

Прошло несколько недель. Жизнь в поместье текла ровно и неторопливо. Паг находил ее почти сносной, то и дело с содроганием вспоминая ужасы невольничьего лагеря, которые ему довелось повидать и пережить.

Иногда по вечерам старый Камацу вызывал его к себе для игры в шахматы. Порой он удостаивал невольника беседы. Во время этих разговоров Паг постигал все новые и новые стороны жизни империи Цурануани, обычаи и традиции ее народа. Цурани больше не казались ему дикарями, странными и враждебными чужаками, которых отделяла от жителей Королевства пропасть вражды и непонимания. В их правилах, понятиях, законах и образе жизни обнаружилось много общего с тем, к чему он привык у себя в Королевстве. Различия между ними и мидкемянами оказались не такими уж разительными, как представлялось ему на первых порах.

19
{"b":"71629","o":1}