ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Его привязанность к Кейтале росла день ото дня. Они старались оставаться вдвоем где и когда это бывало возможно - в поварне, во дворе, у стойл и псарни. Пагу доставляло огромное удовольствие видеть ее, говорить с ней, украдкой дотрагиваясь до ее нежной кожи. Всякий раз, как ему удавалось под покровом тьмы улизнуть из своей комнаты, Паг шел к Кейтале. Их тайные встречи не могли остаться незамеченными для других невольников, и сперва Паг не на шутку опасался, что тайна их будет раскрыта и они подвергнутся наказанию. Но дни шли за днями, а хозяевам поместья, судя по всему, не донесли о связи одного из рабов с невольницей-прачкой. Страхи Пага мало-помалу рассеялись, уступив место безмятежной радости.

Через несколько недель после той памятной ночи, когда Паг впервые остался в комнате Кейталы, Касами вызвал его в конюшню. Лори по-прежнему пропадал в мастерской резчика по дереву, до хрипоты споря со стариком о том, как следовало отделывать лютню. Инструмент был почти готов. Столяр предложил выкрасить его в красно-желтые тона, чем привел Лори в бешенство. Менестрель пытался втолковать несговорчивому мастеру, что слой краски исказит звучание инструмента, и убеждал его, что дерево, тщательно отшлифованное и покрытое прозрачным лаком, выглядит намного благороднее, чем самый пестрый и прихотливый из узоров. Каждый стоял на своем, и отголоски их яростного спора долетали сквозь открытое окно столярной мастерской до самой конюшни, у которой остановились Касами с Пагом.

Недавно властитель Шиндзаваи с помощью посредников приобрел еще несколько лошадей, которые были доставлены в его имение. Паг предполагал, что эта покупка обошлась старому Камацу недешево и потребовала, кроме изрядной суммы денег, еще и значительных дипломатических уловок. Касами не терпелось продемонстрировать Пагу пополнение своей конюшни.

Оставаясь наедине с невольниками-мидкемянами, молодой Шиндзаваи разговаривал с ними на языке Королевства и настаивал на том, чтобы они называли его по имени. Он с удивительной быстротой постигал тонкости чужого наречия и мог теперь изъясняться на королевском наречии без всяких затруднений.

- Твой друг Лори, - сказал он Пагу, прислушиваясь к возмущенным возгласам певца, которые доносились из столярки, никогда не станет хорошим цуранийским рабом. Он слишком пренебрежительно относится ко всему, что мы привыкли считать прекрасным и заслуживающим восхищения.

- Боюсь, дело обстоит немного иначе. Он привык слишком высоко ценить свое искусство и все, что с ним связано.

Они прошли в конюшню, где на прочной привязи метался огромный жеребец серой масти. При виде людей он злобно заржал, прижав уши к голове.

- Как ты думаешь, почему он ведет себя так враждебно? спросил Касами. - Его едва удалось доставить сюда. По дороге он чуть не насмерть зашиб нескольких рабов.

Паг внимательно смотрел на серого, который повернулся к нему и Касами боком, загородив своим телом других лошадей.

- Возможно, у него просто-напросто дурной нрав, - тщательно взвешивая слова, ответил он. - Но скорее всего перед вами специально выдрессированный боевой конь. У нас их учат атаковать лошадей противника во время боя, не выдавать своего присутствия ржанием, если рука наездника сжимает их ноздри, и во всем повиноваться хозяину. А если это один из коней, когда-то принадлежавших знатным военачальникам, то он наверняка привык слушаться лишь одного своего господина. В бою такие кони могут постоять за себя и за своего всадника.

Касами с затаенной гордостью взглянул на великолепное животное.

- Когда-нибудь он будет повиноваться мне, вот увидишь! Какой красавец! Он наверняка даст прекрасное потомство. Ведь теперь у меня в конюшне уже пять кобылиц. Отец договорился о покупке еще пяти. Через две-три недели они прибудут сюда. Наши доверенные слуги отправлены во все концы Цурануани с заданием разыскивать доставленных с Мидкемии лошадей и скупать их за любые деньги. - Он со вздохом покачал головой. - А ведь сперва я возненавидел этих великолепных животных! Я считал их демонами, губившими наших солдат! Под их копытами погибли целые армии! И лишь потом я понял, сколько в них красоты и благородства и какую огромную пользу они приносят твоим соплеменникам. Знаешь, пленники на Мидкемии рассказывали, что в вашей стране есть знатные семейства, которые прославились на все Королевство своими конюшнями и конными заводами. Так вот, настанет день, когда конюшни Шиндзаваи станут самыми знаменитыми во всей Империи!

- Эти лошади выглядят породистыми и хорошо ухоженными, - с видом знатока произнес Паг. - Но, по-моему, их слишком мало для того, чтобы основать завод.

- У нас их будет столько, сколько потребуется. И даже больше!

- Касами, как же так вышло, что вам и властителю Камацу позволили купить этих лошадей и держать в конюшне? Неужто ваши военачальники не попытались оставить их для нужд армии? Ведь им сейчас нечего противопоставить нашей коннице. Они должны быть заинтересованы в том, чтобы основать свою.

На лицо Касами набежала тень.

- Наши военачальники и даже сам Стратег, - он опасливо оглянулся и понизил голос, - находятся во власти старых предрассудков и не желают признать очевидное. Они по-прежнему считают ваш народ варварами, дикарями, у которых ничему нельзя научиться. Им кажется зазорным перенимать у вас что-либо. Вот и выходит, что ваша конница сметает и топчет наши отряды, а Стратег вовсе не намерен обзаводиться лошадьми.

Знаешь, однажды я командовал осадой крепости на вашей планете. Я многому научился у ее защитников! Я знаю, что любой цурани счел бы мои слова предательством, но поверь, наше незначительное преимущество в том противостоянии было завоевано ценой огромных потерь. Ваши командиры куда искуснее наших. Ведь щадить жизни воинов и при этом удерживать свои рубежи гораздо труднее, чем посылать солдат на смерть целыми тысячами. Горькая правда, - добавил он, поморщившись, - состоит в том, что нами правят люди... - Касами внезапно осекся, поняв, что зашел в своей обличительной речи слишком далеко. Он махнул рукой и заключил: - Правда в том, что мы такие же твердолобые упрямцы, как вы! - Он пристально взглянул на Пага и внезапно широко улыбнулся. - Когда война еще только началась, мы доставили на Келеван нескольких лошадей, чтобы Всемогущие, которые состоят на службе у Стратега, могли выяснить, что это за существа и обладают ли они разумом, как наши чо-джайны. Дело это закончилось большим конфузом. - Касами усмехнулся и, снова бросив взгляд по сторонам, понизил голос: - Смотри только, не проболтайся кому-нибудь, что я рассказал тебе об этом! - Паг кивнул. - Стратег, разумеется, настоял, что он первым проедется верхом на лошади. А жеребец, которого он себе выбрал, нравом был, я думаю, вроде моего серого. Стратег подошел к нему сзади, и тот лягнул его так, что едва не убил на месте. Разумеется, с тех пор никто из военачальников и думать не смел о том, чтобы повторить попытку своего командира. Что не удалось ему, то не должно получиться ни у кого другого. А сам Стратег просто побоялся приблизиться к другой лошади. Ему хватило и одного удара копытом. - Касами и Паг рассмеялись. - Алмеко, наш Стратег, слишком уж крут нравом даже для цурани, - закончил Касами свой рассказ.

20
{"b":"71629","o":1}