ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нынче, как и прежде, на помощь к эльфам пришли гномы из Серых Башен. Теперь, когда темные братья покинули Зеленое Сердце, карликам не составляло особого труда добраться до эльфийских лесов. Они оказались сильными и надежными союзниками. И как всегда, вместе с гномами в Эльвандаре появился Томас.

Калин поднял голову и, увидев, что мать вошла в зал, встал и поклонился ей. Агларанна заняла свое место на троне и проговорила нежным, мелодичным голосом:

- Я рада видеть тебя, сын мой.

- Я тоже рад нашей встрече, мама, - ответил принц, усаживаясь у ее ног. Он нахмурился, подбирая слова для предстоящего нелегкого разговора с королевой. Агларанна молча ждала. От нее не укрылись ни его волнение, ни дурное расположение духа, в котором он пребывал.

- Меня беспокоит Томас, - наконец проговорил принц.

- Меня тоже, - кивнула королева. Выражение ее прекрасного юного лица сделалось непроницаемым.

-Поэтому ты избегаешь встрече ним, когда он появляется при дворе?

-Да, поэтому... И по некоторым другим причинам.

- Выходит, магия Древнейших не утратила своей страшной силы на протяжении стольких веков?

Из-за резной спинки трона вдруг послышался низкий хрипловатый голос:

- Так вот, оказывается, в чем дело?

Королева оглянулась и увидела выступившего из мрака Долгана. Гном раскурил трубку и выпустил изо рта колечко дыма. Агларанна укоризненно покачала головой:

- Неужто гномы Серых Башен имеют обыкновение подслушивать чужие разговоры?

Долган сделал вид, что не заметил сарказма, прозвучавшего в вопросе королевы, и со сдержанным достоинством ответил:

- Как правило, они этим не занимаются, ваше величество. Да и я вовсе не собирался вмешиваться в вашу беседу. Просто прогуливался здесь неподалеку. Уж очень тесны эти ваши клетушки, а стоит закурить трубочку, так и вовсе дышать нечем! Но уж коли я услыхал, что вы говорите о Томасе, то подумал, что и мне невредно будет вас послушать. А может, я смогу добавить и кое-что от себя. Ведь как-никак мы с ним друзья.

Калин лукаво усмехнулся:

- А ведь ты, оказывается, умеешь ходить бесшумно, друг Долган. Раньше я не замечал за тобой этой способности!

Долган невозмутимо попыхивал трубкой.

- Я научился этому у вас, эльфов. И от души благодарен вашему народу за науку! Однако речь, если не ошибаюсь, шла о пареньке. Если то, о чем вы сейчас толковали, правда, то дело, думается мне, приняло скверный оборот. Знай я, что это за доспехи, я нипочем не позволил бы Томасу взять их себе!

Агларанна грустно улыбнулась:

- В том, что случилось, нет твоей вины. Долган. Откуда же тебе было знать, чьи это доспехи? Я устрашилась вида этого белоснежного плаща на плечах мальчика, когда он впервые появился здесь, но потом успокоилась, уверив себя, что волшебная сила валкеру не станет служить смертному. Теперь же я вижу, что Томас год от года утрачивает человеческие черты и приобретает облик эльфа. Случившееся с Томасом стало возможным благодаря стечению странных и на первый взгляд не связанных между собой обстоятельств. Наши волшебники давно нашли бы и уничтожили доспехи, не охраняй их своей магической силой последний из драконов. Ведь на протяжении многих веков мы отыскиваем волшебные предметы, оставшиеся от валкеру, и разрушаем их чары, чтобы ими не смогли воспользоваться моррелы. Но теперь слишком поздно. Томас не отдаст нам свои доспехи по доброй воле.

Долган кивнул, сделав глубокую затяжку, и мрачно проговорил:

- Едва настает зима, как он начинает тосковать и томиться в ожидании весны и грядущих сражений. Кроме них, его мало что интересует. Бывало, сидит в зале собраний, мрачный как туча, и опорожняет один за одним огромные кубки эля, нисколько при этом не пьянея. Или уставится не мигая в оконце на белый снег. Одним богам ведомо, что он там видит! Доспехи он запирает в сундуке в своей комнате. А когда вновь приходит время битв, он носит их, не снимая. Даже спит в кольчуге и плаще. Вы правы, миледи, он очень изменился, и перемены эти начались сразу же, как только он надел доспехи дракона. Нет, по доброй воле он нам их не отдаст, это уж точно!

- Мы могли бы принудить его к этому, - задумчиво проговорила Агларанна. - Но мне кажется, что лучше будет оставить все как есть. То новое, что появилось в Томасе, дает мне надежду, что однажды он станет спасителем моего народа. Ради своих подданных я готова пойти на любой риск!

Долган покачал головой:

- Я не понимаю, о чем вы, ваше величество!

- Я и сама не до конца разобралась в происходящем, грустно улыбнулась Агларанна. - Но ведь мой народ вовлечен в войну! Сильный и опасный противник может вторгнуться в наши земли и погубить эльфов! Среди пришельцев есть могущественные волшебники, чьему искусству, возможно, окажет противодействие лишь древнее колдовство валкеру. Сдается мне, что дар дракона спасет мой народ.

- Странно, что в металлических доспехах и тканом плаще заключена такая грозная сила! - Долган пожал плечами.

Агларанна насмешливо улыбнулась.

- Вот как? Это представляется тебе странным? А как же тогда молот Тоулина, с которым ты никогда не расстаешься? Он ведь тоже обладает волшебной силой, и с ее помощью ты наверняка рассчитываешь занять трон Западного королевства гномов!

Долган пристально взглянул на королеву.

- Вам многое известно о нас, ваше величество. Меня в который уже раз ввела в заблуждение ваша обманчиво юная наружность. - Он устало махнул рукой. - А что до трона, то вы ведь не хуже меня знаете, что гномы Запада не избирали монархов с .тех пор, как Тоулин исчез в недрах Мак Мордейн Кадала. Но если мой народ решит поставить над собой верховного властителя, это будет сделано согласно древним традициям и законам. Молот Тоулина здесь ни при чем. Так что же мы решим насчет паренька, ваше величество?

Агларанна вздохнула.

- Он станет тем, чем ему предназначено стать. Но мы можем немного повлиять на суть и характер превращения, которому подвергаются его душа и тело. Наши волшебники денно и нощно пекутся об этом. Если древняя магия валкеру всецело овладеет его существом, он сможет без труда разрушить все наши чары. Это станет для него так же легко, как для тебя - откинуть ногой еловую шишку с лесной тропинки. Но ведь порождению своему он не принадлежит к Древним. Его природа так же чужда им, как чужды были они сами всем другим существам, населявшим Мидкемию. Стараниями наших волшебников его готовность к любви, состраданию и участию, свойственная всем людям, может укротить страшную разрушительную силу валкеру. И если это случится, Томас станет... героем, который спасет нас всех от гибели. Долган внимательно взглянул на Агларанну. Ему показалось, что она чего-то не договаривает, но мудрый гном не подал вида, что заметил се нерешительность, и снова весь обратился в слух. Агларанна нахмурилась и покачала головой. Голос ее стал глуше: - Но стоит волшебству валкеру соединиться с человеческой способностью к слепой и безрассудной ненависти, со свирепой кровожадностью и жестокостью смертных, и тогда Томас может превратиться в опаснейшее из чудовищ, каких только порождала земля. Лишь время покажет, по какому из двух путей он пойдет.

25
{"b":"71629","o":1}