ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Томасом снова овладела ослепляющая ярость. Теперь, как всякий раз во время сражений, он оказался во власти лишь одного желания - сеять вокруг себя смерть. Его огромный меч крушил щиты и шлемы цуранийских воинов, сносил головы чо-джайнов, пронзал разноцветные доспехи и жесткие синевато-черные панцири. Не ведая усталости и страха, он продвигался вперед, оставляя по обе стороны от себя горы трупов и корчившихся в лужах крови раненых.

Но несмотря на все усилия Томаса и сражавшихся бок о бок с ним отважных гномов и ловких, увертливых эльфов, цурани постепенно оттеснили их к краю поляны. Вражеские отряды неуклонно продвигались в глубь леса, к самому сердцу Эльвандара. Томас приказал своим воинам отступить. Между его армией и атаковавшими войсками цурани образовалось свободное пространство шириной в несколько ярдов. Внезапно тишину прорезал голос Макроса.

Назад! - крикнул волшебник.

Томас взмахнул мечом, и все эльфы и гномы бегом бросились в лесную чащу.

Цурани, неожидавшие, что противник предпримет столь стремительное отступление, на несколько мгновений задержались у края поляны. Затем офицеры приказали своим отрядам продвигаться вперед, и солдаты в разноцветных доспехах пустились вдогонку за эльфами и гномами. Внезапно земля под ними дрогнула, и в воздухе послышался зловещий гул. Все замерли. На лицах цурани отразились растерянность и испуг.

Через несколько мгновений огромные деревья зашатались, и пласт земли в том месте, где стояли несколько десятков вражеских воинов, резко взметнулся вверх, словно поднятый рукой исполина. Цураци с пронзительными воплями попадали, сбив с ног стоявших неподалеку товарищей.

Повсюду, где находились цурани, земля разверзалась, во множестве поглощая вражеских солдат, и вздыбливалась, опрокидывая целые отряды. Объятые мистическим ужасом, чувством куда более сильным и властным, чем простая боязнь смерти, неприятельские воины бросились бежать из этого гиблого места, где им противостояла сама земля.

В считанные минуты огромная поляна и прилегавшие к ней заросли опустели. На поле боя остались лишь убитые и раненые. Издалека все еще раздавались истошные вопли перепуганных насмерть цурани. Но они звучали все глуше, по мере того как воины-захватчики приближались к берегу реки.

Томас устало вздохнул и опустил голову. Руки его были обагрены кровью.

- Все кончено, - сказал он собравшимся возле него воинам. Эльфы и гномы ответили на это приветственными криками, но голоса их звучали приглушенно, а лица оставались сумрачными. Все понимали, что, если бы не помощь волшебных сил, их армия еще до полудня была бы разбита наголову.

Томас кивнул Калину и Долгану и побрел ко дворцу. Принц эльфов приказал своим воинам догнать, и уничтожить отступавших вражеских солдат, оказать помощь раненым и похоронить убитых.

Томас прошел в свою тесную спальню и опустился на низкую кровать. Он прислонил к стене огромный золотой меч с белой рукояткой и круглый боевой щит. Закрыв глаза, он снова оказался во власти преследовавших его видений.

По небу от края до края метались огненные вихри. Ашен-Шугар, сидя на могучей спине Шуруги, смотрел ввысь. В пространственно-временной ткани Вселенной одна за другой появлялись огромные прорехи.

Внезапно Шуруга, издав боевой клич, расправил огромные крылья. Ашен-Шугар напряг зрение. Ему не без труда удалось разглядеть на фоне вспышек молний и огненных водоворотов Друкен-Корина верхом на аспидно-черном драконе. Ашен-Шугар воздел над головой золотой меч. Глаза его заклятого врага расширились от ужаса.

Правитель Орлиных Гор послал своего золотого дракона навстречу противнику. Шуруга, изрыгая из разверстой пасти дым и пламя, понесся ввысь и с яростью набросился на черного собрата.

Взмахнув мечом, Ашен-Шугар рассек надвое щит Друкен-Корина с изображенной на нем оскаленной пастью тигра. Его нисколько не удивила та легкость, с какой золотой клинок разбил некогда прочный щит противника. Ведь Друкен-Корин отдал почти все свои силы тому хаосу, что воцарился в небесах. Он утратил свое могущество, и Ашен-Шугару без труда удалось расправиться с ним. Он смотрел, как тело Друкен-Корина, последнего из его братьев, ударилось о землю. Соскользнув со спины Шуруги, он предоставил ему докончить поединок с черным драконом, а сам устремился вниз вслед за поверженным врагом.

В изломанном теле Друкен-Корина еще теплилась жизнь. С мольбой взглянув на подошедшего Ашен-Шугара, он едва слышно пробормотал:

- За что?

Воздев вверх, к бушевавшим небесам, свой золотой меч, Ашен-Шугар воскликнул:

- За то, что вы положили начало всему этому безумию! Вы обрекли на гибель все, что было нам дорого!

Друкен-Корин поднял угасавший взор к небу, где по-прежнему метались огненные вихри, и молнии, с шипением сплетаясь в огромные клубки с многоцветными радугами, образовывая гигантские водовороты. Души его погибших братьев и сестер, слившись воедино, перевоплотились в этот величайший, небывалый вселенский ужас, в этот чудовищно прекрасный разрушительный смерч. Ярость и ненависть, коими были исполнены эти души, впервые обрели зримые, осязаемые формы.

Друкен-Корин перевел взгляд на лицо склонившегося над ним Ашен-Шугара и хрипло прошептал:

- Сколько сил, оказывается, таилось в валкеру! Мы с тобой и помыслить об этом не могли! - Видя, что Ашен-Шугар занес над головой свой меч, он с ненавистью выдохнул: - Я имел на это право! Слышишь?!

Золотой клинок со свистом рассек воздух и резко опустился вниз. Голова Друкен-Корина откатилась в сторону. Через мгновение останки последнего из сынов планеты были поглощены ее влажной почвой. Душа валкеру слилась с тем безликим, безымянным чудовищем, что бушевало в небе, восстав против новых богов.

Ашен-Шугар с горечью произнес:

- Отныне здесь нет больше ни права, ни правды, ни справедливости. Есть только власть и сила.

- Значит, вот как это было на самом деле?

- Да. Так я отнял жизнь у последнего из моих братьев.

- А остальные?

- Они стали частью всего этого. - И Ашен-Шугар кивком указал на неистовствовавшие небеса.

35
{"b":"71629","o":1}